Сюжеты

РЫБАЦКОЕ НЕСЧАСТЬЕ

Этот материал вышел в № 82 от 04 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Рыболовство опасно для здоровья? Трагедия «Норд-Оста» заставила на время позабыть дерзкое убийство магаданского губернатора, но вряд ли надолго. Как известно, существуют две основные версии: «золотая» и «рыболовная». О «золотой» версии...


Рыболовство опасно для здоровья?
       
       Трагедия «Норд-Оста» заставила на время позабыть дерзкое убийство магаданского губернатора, но вряд ли надолго. Как известно, существуют две основные версии: «золотая» и «рыболовная». О «золотой» версии убийства губернатора Цветкова писалось много: круг «заинтересованных лиц» в золотодобывающей промышленности очень узкий, губернатору могли противостоять лишь бандиты из печально известной ОПГ «Ингушзолото», которых сравнительно несложно вычислить. В рыболовной же отрасли таковых субъектов гораздо больше, куда выше их уровень, а также объем финансовых потоков.
       Резкий всплеск скандальности и наступление уже беспредельного криминала в рыбной отрасли произошли примерно два года назад. В этот период примерно в одно время случились три события: пограничники получили право борьбы с браконьерами, Минэкономразвития стало распределять большую часть квот на вылов на аукционах, а Евгений Наздратенко занял пост главы Госкомрыболовства. Таким образом, в отрасли почти одномоментно произошел резкий передел интересов. И началось…
       Убивали сначала руководителей рыбных компаний средней руки, потом клерков, имевших отношение к отрасли, затем уровень вырос до руководителей погранслужбы в чине генерал-лейтенантов. Судя по статусу погибавших, цена вопроса все время возрастала.
       Чтобы понять, вокруг чего и за что идет вся борьба, надо представить нынешнюю систему распределения квот на добычу водных биоресурсов. Видов квот четыре: платные аукционные, контролируемые Минэкономразвития; межгосударственные, выделяемые правительством; региональные – для рыбоперерабатывающих предприятий (на них лежит «лапа» губернаторов, но и Наздратенко запросто вмешивается в систему их распределения) и так называемые научные, контролируемые правительством и Минприроды. Позиция Минэкономразвития была не простой, а очень простой: раз уж рыбу все равно воруют, то пусть хотя бы заплатят деньги вперед. Руководители «рыбных» регионов: Хабаровского и Приморского краев, Сахалинской, Калининградской, Магаданской и Мурманской областей, естественно, настаивали на своем приоритетном праве распределять квоты. Руководитель Минприроды Виталий Артюхов и председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко выступали за концентрацию этих вопросов в компетенции своих ведомств, но союзниками в отличие от все более консолидировавшихся губернаторов отнюдь не являлись. И действовали совершенно по-разному: первый предпочитал держаться в тени, второй же был патентованным воинствующим оппозиционером еще со времен губернаторства.
       Став главой Госкомрыболовства, Наздратенко мало в чем изменился. Вместо Чубайса записал в антипатриоты и личные враги Германа Грефа. Публично учил своих сотрудников русскому языку: «Правильно говорить «ло€сось»!», удивлял премьер-министра научными сенсациями вроде массового переползания камчатских крабов к берегам Норвегии. Однако, когда ушлые репортеры выяснили, что в Госкомрыболовстве лоббируют интересы Южной Кореи и даже пытались перераспределить в ее пользу квоты на вылов биоресурсов, мощный удар был нанесен уже по его репутации. Пытаясь усидеть в зашатавшемся под ним кресле, господин Наздратенко развил среди рыбаков невиданную активность. Второй Всероссийский съезд работников рыбного хозяйства, намечавшийся на конец октября, должен был стать мощным политическим бенефисом Евгения Наздратенко. Об этом говорит хотя бы тот факт, что организаторы рыбацкого съезда заранее называли в качестве главных отраслевых проблем… низкий статус «рыбной головы» и вредительство со стороны Грефа. Дескать, надо только приподнять Наздратенко до рыбного министра, передать ему все водно-рыбные полномочия от Артюхова и Грефа, и уж тогда он все проблемы одним махом… Однако в связи с захватом заложников в Москве съезд было решено перенести на 20 ноября.
       Расклад сил в войне за водные биоресурсы страны таков: против Минэкономразвития все остальные, и его руководству до сих пор удается удерживать свою позицию, видимо, только благодаря покровительству самого президента (Владимир Путин хорошо знаком с проблемой, так как еще будучи руководителем контрольного управления по поручению президента Ельцина пытался пресечь злоупотребления в рыбной сфере). Артюхов и Наздратенко против Грефа и губернаторов, но одновременно и объективные противники друг друга.
       Губернаторы не питают особой любви к главе Минприроды, но глава Госкомрыболовства для них куда более серьезный противник. Со своей стороны мурманский, хабаровский, сахалинский и приморский главы не обладают достаточным весом для борьбы с главой Госкома. Победить они могли лишь при подключении «тяжеловеса» Валентина Цветкова, имевшего в Москве серьезный авторитет и связи. Цена изменения принципов распределения биоресурсов: не десятки – сотни миллионов долларов.
       Через несколько дней после демонстративного убийства магаданского губернатора завсегдатай программы «Момент истины» господин Наздратенко, рассказывая о ситуации в рыболовстве, яростно обрушился на главу Минприроды:
       «Все суда Министерства природных ресурсов, суда господина Артюхова, которые, по идее, находятся в наших морях только лишь для изучения биоэкологических проблем; в первые же дни выяснилось, что эти суда занимаются контрабандой. В частности, судно господина Артюхова «Апшерон» 10 января сего года выгрузило в порту города Ваканаи 16 тонн живого краба-стригуна на 160 тыс. долларов США. 1 февраля еще 10 тонн живого краба, это 100 тыс. долларов. 6 февраля уже 18 тонн краба – на 230 тыс. долларов. Только лишь «Апшерон», только лишь одно судно, – а их у господина Артюхова немало – украло у нас в течение полутора месяцев краба на 1 млн 400 тыс. долларов США». Из обвинений Евгения Наздратенко следовало, что благодаря контрабанде редких разновидностей морских обитателей под видом научного улова господин Артюхов имеет такие средства, которых ему хватит на любую противозаконную операцию. Напрямую о заинтересованности министра Артюхова в ослаблении губернаторского лобби, естественно, не говорилось, однако видеоряд был так умело смонтирован, что у внимательного зрителя сразу возникало ощущение материализации мрачного одесского анекдота: «То ли он украл, то ли у него украли, но, в общем, дело темное». В известных кругах такой сюжет называется еще проще: «перевод стрелок».
       Конечно, можно искать заказчика убийства Валентина Цветкова по древнеримскому принципу: кому это выгодно? Однако связано ли убийство «рыбного губернатора» с распределением квот на вылов морских биоресурсов и готовившимся на 30 октября Вторым всероссийским съездом рыбаков, должно установить следствие. Тем не менее спекуляции на смерти Цветкова уже начались: сам факт убийства представители враждующих кланов, схватившихся вокруг рыбных квот, пытаются использовать в своих интересах для ослабления оппонентов. А это значит, что рыбный беспредел продолжается.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera