Сюжеты

ЭКОНОМИЯ НА БЕНГАЛЬСКИХ ОГНЯХ

Этот материал вышел в № 82 от 04 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Леонид Андреев. «Тот, кто получает пощечины». Режиссер – Райя-Синикка Рантала (Финляндия). В главной роли – Виктор Гвоздицкий (МХАТ им. А.П. Чехова) Цирк в театре и бенефис в бенефисе! Фабула пьесы вращается вокруг бенефиса цирковой...


Леонид Андреев. «Тот, кто получает пощечины». Режиссер – Райя-Синикка Рантала (Финляндия). В главной роли – Виктор Гвоздицкий (МХАТ им. А.П. Чехова)
       

  
       Цирк в театре и бенефис в бенефисе! Фабула пьесы вращается вокруг бенефиса цирковой наездницы Консуэллы (Екатерина Соломатина) – она же Вероника, дочь графа Манчини (Станислав Любшин).
       А клоун Тот — «Тот, Кто Получает Пощечины» – не клоун, а философ, скрывший под цирковыми белилами и грубым синим гримом рухнувшую судьбу и украденную идею.
       Спектакль МХАТа поставлен к 50-летию Виктора Гвоздицкого. «Тот, Кто Получает Пощечины» – идеальная роль для гротескного и романтического актера с точной пластикой, с тысячью саркастических ужимок и интонацией, прихотливой, как линия либерти...
       Гвоздицкий – Пушкин в давнем, легендарном моноспектакле Камы Гинкаса. Гвоздицкий – человек Серебряного века, загнанный в скудную и грубую клетку коммунальной бодрости конца 1920-х годов в «Нищем» Юрия Олеши (театр «Эрмитаж», постановка Михаила Левитина)… Гвоздицкий – цветаевский Казанова в спектакле «Эрмитажа», лучший цветаевский Казанова в Москве, мечущий реплики «Приключения», как цирковые ножи, жгущий на открытом огне тысячу любовных писем.
       На каждое, скомканное и брошенное в огонь, у него были свой жест и своя интонация… играли пурпурные пантуфли, играл даже ночной колпак!
       …Наконец, Гвоздицкий – старый Хозяин музыкального магазина, философ и маг в недавнем спектакле МХАТа по Милораду Павичу «Вечность и еще один день». Его дуэт с Егором Бероевым (Петкутин) стал лучшей сценой спектакля. Третьей, равноправной их партнершей оказалась декорация Валерия Левенталя – черепичные крыши, беленые стены, связки перца и старые скрипки на перекрестке горного городка. Эта сцена грела душу, как сербские песни и старая вишневка…
       Гвоздицкий – эксцентрик. И роль декадентского клоуна-философа – его роль.
       Старая жгучая мелодрама эпохи последних ницшеанцев и первых танго – со всеми ее львами, розами, опилками, клоунскими гармошками, балахонами Пьеро, зловещими Посетителями в Черном, репликами «О, как я вас ненавижу!», предсвадебным шампанским с кладбищенским привкусом миндаля, отдаленным сходством с жестоким романсом лучшего русского Пьеро «Хоронили Магдалину, цирковую балерину…» – могла б быть согрета любованием и иронией театра.
       Тут каждая маска (Директор Цирка, Хищная Укротительница, Влюбленный Жокей, Коверные) дает блестящий повод для гротескного актерского соло. Но не часто приходится встречать столь серьезное и обстоятельное отношение к цирку, как в этой премьере МХАТа.
       «Костюмы к спектаклю любезно предоставлены Городским театром Лахти (Финляндия)» – сообщает программка. (Райя-Синикка Рантала прежде ставила там эту пьесу Андреева.) Костюмы добротны. Но дух экономии цвета, жеста, драйва, глицериновых слез и осколков фарфорового кукольного сердца царит на сцене. Экономия на спичках обычно не ведет к добру. Не ведет к нему и экономия на фейерверках.
       Искру этого фейерверка каждый, вероятно, должен был бы высечь из самого себя. Но бенефис Виктора Гвоздицкого то и дело кажется его моноспектаклем. Юбиляр, возможно, вправе вспомнить резюме Дюма-пэра после некоего приема: «Не будь на этом обеде меня – я бы на нем скучал…».
       И лишь в замечательных дуэтах с Владимиром Кашпуром – старым, многоопытным клоуном Джимом Джексоном, дуайеном этого шапито, – вспыхивает тот самый фейерверк, которого ждешь.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera