Сюжеты

«МИРУ—МИР»? ПРОЙДЕМТЕ

Этот материал вышел в № 83 от 11 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пикет, который вот уже четвертый год подряд проходил по четвергам при любой погоде после последних дождичков, может и не состояться «…Мы стоим, как флажок для нормальных людей, и они радуются, увидев нас, потому что им так же, как мне,...


Пикет, который вот уже четвертый год подряд проходил по четвергам при любой погоде после последних дождичков, может и не состояться
       

       «…Мы стоим, как флажок для нормальных людей, и они радуются, увидев нас, потому что им так же, как мне, казалось — до того, как я узнала про этот пикет и стала приходить сама, — что все общество впало в остервенение, — говорит пенсионерка Валентина Василевская.— Есть люди, которые говорят с нами с ненавистью, если они говорят от себя – их можно переубедить. Хуже, когда виляют. Согласия с самими собой нет, вот и виляют…»
       (Из публикации «Разлом в головах», «Новая газета» № 31, 2001 год)

       Может быть, вы помните об этих людях – с самого начала второй чеченской войны они собирались у входа в Новопушкинский сквер (напротив памятника Пушкину, сбоку от «Макдоналдса»). Наша газета рассказывала о них несколько раз: пенсионеры, учителя, библиотекари, студенты, водители, озеленители — да очень в самом деле разные люди стояли здесь каждый четверг с плакатами. Плакаты менялись, но не менялась их суть: прекратить порочный круг насилия, остановить войну в Чечне. Три года это длилось и вдруг совпало с требованиями террористов. Пикетчиков арестовали.
       Вот что вспоминается мне из истории: Геббельс, кажется, очень любил цветы. Но после победы над фашистской Германией никому не пришло в голову арестовывать садоводов или втаптывать в землю цветочные клумбы.
       А Гитлер собак любил. А при коммунистах песню пели: «Пусть всегда будет солнце». Надо было в годы перестройки судить светило? Террористы требовали мира. И пикетчики на Пушкинской площади – тоже о мире…
       Давайте вспомним день недели захвата заложников в Театральном центре на Дубровке — среда. С этого дня минуло три четверга, как они проходили на пикете?
     
       ЧЕТВЕРГ ПЕРВЫЙ, 17.30. (До штурма)
       Плакаты «Против войны и террора» — это основной лейтмотив. Народу вокруг пикетчиков больше, чем это было все прошедшие четверги, да это и понятно: заложники еще в зале. Милиция в очень мягком тоне советует людям разойтись.
       Много теле— и видеокамер. Основной тон и тема, обращенная к пикетчикам: «Мы ж вас тут видели и раньше! Что ж мы за люди, надо было всем выползать из нор, становиться рядом, чтоб бойню эту в самом деле прекратить. Мы за мир во всем мире! Мы за мир в Чечне! Может, то, что мы сейчас говорим, услышит Бараев и отпустит наших!». Пикет заканчивается в точно отведенное время. Никаких эксцессов. Милиция доброжелательна.
   
       ЧЕТВЕРГ ВТОРОЙ, 17.30. (После штурма)
       Впервые за все три с лишним года второй войны в Чечне пикетчики останавливаются на своем обычном месте без плакатов. Но у каждого на лацканах верхней одежды значки с надписью: «Разорвать порочный круг насилия». Просто выхода другого не было — легитимность любого пикета носит уведомительный характер, и уведомление в центральную управу Москвы было подано пикетчиками, как всегда, вовремя. Но милиция, которая на месте обычно охраняет пикет, распоряжения не получала.
       По радио «Эхо Москвы» проходит информация о том, что антивоенный пикет запрещен. Телекамер и журналистов так много, что интервью, пожалуй, могут давать все пикетчики одновременно – на каждого свое СМИ. Милиция теперь уже настоятельно рекомендует людям разойтись: «Там вон, в переулках, всюду бродят скинхеды, если что – мы не сможем вас защитить…».
       Самое странное, что среди пикетчиков практически нет ни одного неславянского лица. Но скинхеды, как, впрочем, и высший милицейский чин, который подъехал за 15 минут до окончания пикета, против этих людей, которые как раз к этому моменту все-таки решились развернуть плакаты (официального запрета не было, как, впрочем, не было и распоряжения). Устроителей пикета вежливо приглашают пройти в отделение. Три человека – педагог Елена Батенкова, журналист Евгений Беляков и правозащитник Дмитрий Бродский — взяты под административный арест. Суд, назначенный на ближайший понедельник, решает отправить дело на доследование.
   
       ЧЕТВЕРГ ТРЕТИЙ. 17.30. (Реакция)
       Пикетчики на месте. Плакаты здесь же. Ситуация та же: официально пикет не разрешен, но и не запрещен. Устное объяснение: повременили бы вы немножко, сейчас такое напряженное время. В еще более напряженное время у датского посольства в Москве партия «Единство» проводит свой пикет, и срок его официально разрешенного действия небывалый – три дня!
       Организаторов же пикета на Пушкинской снова просят пройти в отделение милиции…
       
       (Продолжение следует)
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera