Сюжеты

НАВОЗ САМОВЫВОЗОМ

Этот материал вышел в № 83 от 11 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С Московского ипподрома не забирают навоз. Даже смешно, что такой продукт приходится предлагать через прессу... Сто лет назад умные лондонцы думали, что их любимый город лет через пятьдесят погибнет от конского навоза. Столько будет...


С Московского ипподрома не забирают навоз. Даже смешно, что такой продукт приходится предлагать через прессу...
       

   
       Сто лет назад умные лондонцы думали, что их любимый город лет через пятьдесят погибнет от конского навоза. Столько будет экипажей, что Лондон завалит до вторых этажей.
       На Беговой ситуация пока под контролем.
       — Место позволяет, конечно, складировать, — говорит замдиректора ипподрома (по общим вопросам) С.А. Дронов. — Дорожки, конечно, не завалим. Но хотелось бы все-таки убрать. У нас старейший ипподром в Европе. С тысяча восемьсот тридцать четвертого...
       Руководство ипподрома обратилось в редакцию. Сначала даже в отдел культуры.
       Говорят: вас читает интеллигенция. Интеллигенция — в возрасте. Старики в основном копаются на грядках…
       
       Кучи на ипподроме растут с каждым днем.
       Жизнь, конечно, продукт. Правы некоторые поэты.
       Но и с дерьмом не жизнь, как показала жизнь.
       Все старые партнеры вдруг оставили ипподром один на один с проблемой.
       Где машины от совхоза имени ХХI съезда? Почему воротит нос Мосинжзеленстрой? Куда попрятались предприимчивые частные лица?
       Зажрались, наверное...
       
       Ипподромовские лошадки в день съедают скопом 12—16 тонн корма (зависит от поры года). Сено, овес, иногда отруби, льняной жмых, семя подсолнечника. Ничего плохого лошадки, как видите, не употребляют.
       Ежедневный выход отборнейшего, витаминизированного продукта, с высоким кальцием, калием, фосфором и азотом — двадцать килограммов от одной животины, а всего по ипподрому – 20 тонн в сутки.
       Навоз добротный, слегка концентрированный, с повышенным содержанием собственно конских яблок: тридцать процентов в «опилочной массе» при достаточной норме двадцать пять.
       С. А. Дронов давит на кнопки калькулятора.
       — В начале июля убирали, когда был Кубок президента... Так... Прошло, значит, где-то четыре месяца... Берем двадцать тонн и грубо умножаем на тридцать и на четыре... Ага... и делим.
       Я запутался, как он вел подсчет. Не знаю, с кем он там делился, но и так много осталось.
       — Вышло порядка полутора тысяч тонн, – сказал С.А. Дронов и для убедительности перевернул калькулятор.
       Грустно. Полторы тысячи тонн удобрений залеживаются осенью, когда самое время утеплить грунт перед морозами.
       На один квадратный метр, к бабке не ходи, нужно 3—4 кг конского навоза. Даже если из жадности класть по пять кило, хватит на 90 000 соток в год. По самым скромным подсчетам, пятнадцать тысяч участков!
       Уже при сегодняшних запасах можно обеспечить Переделкино на сто пятьдесят лет вперед.
       Было бы у людей желание…
       Да, конечно, это капля в море. Но ведь, как отмечают на ипподроме, сейчас на трибуны возвращается зритель, а в конюшни — лошадь. Интерес к конному спорту неизбежно отразится на объемах.
       Эх, какие времена настают...
       
       – При советской власти говно расходилось в драку, – вспоминает уважаемый Антон Антонович Тарабуев, бригадир тренотделения № 16. – В день приезжало машин пятьдесят. Ждали, пока новая партия поступит. Партия и правительство — они ж только на навозе сидели, никаких тебе химикатов...
       Антон Антонович знает, что говорит. Восемнадцать директоров сменились на его скаку.
       Лошадей, говорит, в последние годы реже забирали назад, на конезаводы, чем директоров в другие кресла. Штук шесть было «за реформы». Потому и неразбериха с навозом.
       — Порядок нужен и порядочность, — говорит Тарабуев.
       Антон Антонович, фигура легендарная, в бейсболке, семидесяти лет, с сыном в одной конюшне работает.
       Много стран повидал Тарабуев, ездил по западным мостовым на русской тройке, дарил бургомистрам и мэрам матрешек; про него в газете г. Медина, штат Айова, писали в 88-м большую статью: на первой полосе — Тарабуев на тройке, на последней — Рейган где-то. Больших людей катал Антон Антонович: Пугачеву с Киркоровым и Лужкова — одного. А летом — «мисс России» блондинку Свету.
       Света села в тележку и потеряла сережку. А она, сережка-то, не думай, бриллиантовая. Стали искать. Искали-искали...
       Лошадки уже и покакали. Думаете, Света полезла доставать сережку? Тарабуев достал. И не покривился, знаете ли. Все-таки пятьдесят пять лет ведет конскую жизнь. Все свое, родное...
       И лошади, господи, вы бы видели, что за лошади соглашаются удобрять ваш скромный участок.
       Чемпион орловской породы белый и шикарный Осевой, 1994 г.р. Серая двухлеточка Осетия.
       Мощный коренник Пиркофен Хреновского конезавода. И таких — тысяча.
       Они и по одному – красавцы.
       А вместе — сила, и большие, полезные кучи…
       

     
       P.S. Антон Антонович советует добавлять в свой ипподромовский навоз мочевину, потому что опилки «забирают» ценный азот...
       P.P.S. Обращайтесь, пожалуйста, на ипподром. Тел.: 945-44-43, 945-42-72. Навоз – самовывозом.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera