Сюжеты

ВОДЯНЫЕ ЗНАКИ. ДАЧИ ЧИНОВНИКОВ ВДОЛЬ БЕРЕГОВ — НЕ ЗДЕСЬ ЛИ ТАЙНА БИТВЫ ЗА ВОДОХРАНИЛИЩА?

Этот материал вышел в № 84 от 14 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Долг Московской области перед столицей за пользование водоснабжением — 2 млрд рублей Синдром должника Все мы — живые люди, и каждый из нас хоть раз в жизни по острой нужде одалживает у соседа (друга, брата, приятеля) до получки. И далеко...


Долг Московской области перед столицей за пользование водоснабжением — 2 млрд рублей
       
       Синдром должника
       Все мы — живые люди, и каждый из нас хоть раз в жизни по острой нужде одалживает у соседа (друга, брата, приятеля) до получки. И далеко не всегда получалось отдавать деньги вовремя.
       Не избежал этой участи и я. И ведь что удивительно: если корешам-товарищам отдавал всегда в срок, то соседу Василию, к которому отродясь нежных чувств не испытывал, возвращать деньги что-то не хотелось. И чем дальше оттягивал время отдачи, тем большее раздражение вызывала у меня широкая Васькина морда лица. Дотянув до последнего, я совал ему в жменю одолженные дензнаки, с трудом скрывая животную ненависть. Когда же Василий стал бизнесменом и дела его поперли в гору, я окончательно потерял сон, покой и здравый смысл. Самое забавное: Василий продолжал великодушно «отстегивать не глядя», а ненависть моя к буржую принимала все более изуверские формы.
       Примерно так же, как у меня с Васькой, в последнее время складываются отношения у администрации Московской области с Москвой. Исторически сложилось так, что область уже много лет — хронический должник Москвы за услуги по пользованию питьевой водой из московского водопровода. Мало того, «Мосводоканал» до сих пор утилизирует и сточные воды канализации ближнего Подмосковья. Услуги эти, увы, стоят денег. И денег немалых. Но так как у областных властей сложилось определенное отношение к москвичам, как у меня — к соседу Ваське, они решили позволить себе маленькую роскошь — в течение десяти лет не платить за пользование московским водоснабжением и услугами канализации.
       Долг за время тихого саботажа накопился немаленький — свыше двух миллиардов рублей — и продолжает расти дальше из-за неуплаты текущих платежей. В конце концов терпение кредиторов лопнуло, и они предложили должникам сесть за стол переговоров и потолковать по поводу дальнейшего совместного существования.
       
       Долги не уплачены? Забудьте…
       Вот тут-то и проявился синдром должника — хотя со стороны Москвы «наезд» на областные власти не планировался в принципе. Никто не требовал с администрации городов-неплательщиков деньги разом и вдруг. Никто не «включал счетчик», не требовал процентов за предоставленный кредит — доллар-то растет, и долги со временем разбухают… «Мы готовы были пойти на любые уступки, — говорит начальник юруправления «Мосводоканала» Вячеслав Деревяго. — Долг можно было отодвинуть, разнести по времени на несколько лет, как-то реструктурировать… Но областная администрация избрала принципиально другую тактику — тактику тылового воздействия и передела чужой собственности…» Должники неожиданно для Москвы воспылали к правительству Москвы и «Мосводоканалу» чувствами, по сравнению с которыми моя аллергия на Ваську-буржуя — песнь ангелов под мелодичные переборы гитарных струн.
       
       Шайтан-конторы
       Сначала был апробирован вариант «фирм-пустышек». В последнее время во многих городах области ПТО городского хозяйства преобразуются во всевозможные унитарные предприятия и обратно с той же легкостью, с какой тренированный школьник собирает и разбирает свой «Лего». Схема универсальная, позволяющая «кидать по полной» любого кредитора. Ибо после реформирования вместо реального ответчика перед изумленными взорами кредиторов предстают фирмы-пустышки, в карманах которых, кроме колючего сквозняка и ржавой кран-буксы, обнаружить решительно нечего. А местная администрация на все законные вопросы «Мосводоканала» ошарашенно разводит руками, словно намереваясь обхватить весь земной шар: «Сами не понимаем, как это произошло! Шайтан какой-то!». Но выступать при этом гарантом договоров, заключаемых подконтрольными «шайтанами» с «Мосводоканалом», администрация отказывалась с упорством камикадзе.
       Логика районных властей понятна. Чтобы выплачивать Москве долги, придется поднимать тарифы на воду. А это, увы, решение непопулярное. Народ не поймет. Да и местные промышленники тоже: они платят за использованную воду отнюдь не по себестоимости. Москва вышла из положения: в городе то, что недоплачивают за воду москвичи, покрывают промышленные предприятия. Но областная промышленность в последнее время напоминает выброшенного на берег кита. Для нее лишние расходы — палки в колеса, которые и без того мучительно буксуют. А азбука политических интриг требует быть добрым в глазах местного электората.
       
       Эффект «Меримянина-Гондураса»
       После того как «фирмы-шайтаны» пышным цветом расцвели во всех городах-должниках, стало ясно, что все это — звенья одной, проводимой из центра политики. А недавно в полный голос заявил о себе и сам центр. Удар по московской мэрии был нанесен по всем правилам военного искусства.
       Слабое место было найдено — постановление Верховного совета десятилетней давности. Тогда стремительно валился Союз и надо было как-то разграничить федеральную, республиканскую и муниципальную собственность.
       Первый удар по тылам был из крупного калибра — членом Совета Федерации Федерального собрания Меримяниным. Именно он обратился в Генеральную прокуратуру с требованием признать объекты имущественного комплекса «Мосводоканала», расположенные на территории области, федеральной собственностью (читай: Московской области).
       Трогательна, конечно, забота госдеятеля, представляющего в Совете Федерации Краснодарский край, о снабжении водой москвичей. Оно и понятно: в Краснодаре ведь с водоснабжением, особливо после летнего паводка, полный ажур и благоденствие.
       Хотя тому же Меримянину не грех бы подучиться распоряжаться водным хозяйством у тех же москвичей. Воды в подмосковных источниках по совокупности поболе, чем в Краснодарском крае, будет, и паводки каждый год… А вот стихийных бедствий отродясь не было. Кстати, в последнее время меня что-то обостренно забеспокоил Гондурас. Мы с Гондурасом, как и Меримянин с Москвой, друг другу решительно ничего не должны. Но ежели бы прозорливые гондурасовы власти подкатили мне где-нибудь на морском песочке фазенду в обрамлении нежных мулаток с ногами от корней зубов… Я бы в темпе шторма черканул бы ихнему президенту факс, открытку и телеграмму-молнию, чтоб вертали местные реки в какую угодно сторону — хоть на Колыму.
       
       Пляжные подмосковные
       К слову, гидротехсооружения были отстроены еще по заказу Мосгорисполкома и всегда находились в управлении московских властей. У области нет элементарного опыта эксплуатации сложного хозяйства, да и содержать его не под силу. Областных чиновников не останавливает даже то, что в Подмосковье исторически не было необходимых очистных сооружений, а водоснабжение осуществлялось в основном из подземных источников.
       Все доводы здравого смысла меркнут по сравнению с острым желанием нанести супостату сокрушительный удар и разом подмять чужие высотки — приватизировать все столичные гидроузлы и завладеть источниками водоснабжения.
       Разрушение инфраструктуры кредитора с целью невозврата своих собственных долгов, а в перспективе монопольное овладение его собственностью — это какое-то ноу-хау с почти криминальным подтекстом. Но у чиновников есть прямой стимул — их окрыляют первые победы, одержанные в борьбе за областные водоохранные зоны. По закону каждый водоисточник располагает своей территорией, на которой категорически запрещаются строительство и всякого рода хоздеятельность, — дабы не загрязнять водные истоки. Закон был принят еще при Николае II: тогда в пойме рек и других источников водоснабжения запрещалось даже охотиться. Ослушников церберы-казаки нещадно драли розгами, а особо непонятливым и упертым брили лбы и оформляли длительную командировку на Сахалин.
       «Мосводоканал» вместе со столичным центром Госсан-эпиднадзора свято придерживались незыблемых водоохранных принципов, на пушечный выстрел не подпуская к пойме областных рек рвущихся к ним добровольных строителей. Только за пять лет до «корректировки» закона Москва забраковала более трех тысяч материалов на размещение объектов в водоохранной зоне Подмосковья. А это худо-бедно — миллионы долларов, недополученных областными чиновниками. Экология — она на самом деле дорогого стоит…
       Но областные чиновники проявили редкую изобретательность и умудрились-таки «повернуть реки вспять». С их подачи областная Дума подкорректировала закон Московской области о правилах застройки и исключила столичный центр санэпиднадзора и «Мосводоканал» из числа организаций, выдающих согласование на отвод земельных участков в водоохранной зоне. С тех пор пейзаж в Подмосковье изменился кардинально: средневековые замки, выросшие как грибы после дождя, облепили водные источники питьевого водоснабжения Москвы. Среди них внешним убранством и внутренним благолепием до сих пор выделяются хоромы все тех же чиновников. Результат: в Подмосковье, в том числе в водоохранных зонах, вырубили 2700 гектаров леса. Если бы сейчас вдруг вернулся царь — глядишь, все подмосковные березовые рощи пришлось бы на розги изрезать…
       
       Сводки с «навозного фронта»
       О том, как областные власти, претендующие на столичную воду, относятся к своим водоохранным зонам, наглядно говорят результаты проверки, ежегодно проводимой «Мосводоканалом» вместе с контролирующими организациями той же области. Результаты весенних проверок напоминают сводки боев:
       «…Из-за аварийного состояния водопровода происходят поступление воды в навозохранилища и слив стоков на территории совхозов «Москворецкий», «Клементьево», «Звенигородский», «Слободский»…
       «…В 150 метрах от реки Липки (впадающей в Москву) обнаружены 6 тонн навозной жижи…».
       «…Занавожены территории ферм в совхозах «Отрада», «Нудоль», АПК «Воскресенское»…
       Список «навозных мин» замедленного действия, раскиданных на территории области, продолжать можно бесконечно. Борьба с навозной экспансией давно стала головной болью самого «Водоканала», который неоднократно выделял средства — и немалые — на борьбу с «минными полями», возникающими в акватории подмосковных коровников.
       Уже на основании этих факторов можно смело делать вывод, что при очередном «успешном» дележе столичной собственности москвичам (да и жителям Подмосковья тоже) придется пить хорошо унавоженную подмосковными властями воду. Тем, кто работал на подмосковных фермах и свинарниках, это по нервам сильно не ударит. И москвичам-интеллигентам опять же польза: к земле приобщатся.
       Но навоз — еще семечки. У областных чиновников накоплен беспрецедентный опыт по части травли собственных жителей. Здесь фронтовые сводки только за последние три года пестрят «небоевыми» потерями «личного состава»: « …В феврале в поселке Октябрьский произошло массовое отравление жителей питьевой водой. Число жертв эпидемии достигло 300 человек. Только на вакцинацию жителей после аварии было потрачено свыше 120 тысяч долларов… В результате утечки в сети в Серпуховском районе более ста человек заразились желтухой… В Протвино отравились водой и заболели гепатитом свыше 50 человек. В Можайске зарегистрировано свыше 100 случаев острых кишечных заболеваний…»
       За почти двухсотлетнюю историю существования московского водопровода ни один москвич не отравился водой.
       «Все, что находится на территории Подмосковья, должно принадлежать области, — решительно и недвусмысленно заявил 29 октября на встрече с областными депутатами генерал-губернатор. — И мы решим эту проблему, чего бы нам это ни стоило…». От себя хотелось бы добавить: даже если ради этого придется пополнить список подхвативших «острое кишечное»...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera