Сюжеты

О ПОСТАНОВКЕ ТЕРРОРА НА ПОВЕСТКУ ДНЯ

Этот материал вышел в № 86 от 21 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Так звучало решение Конвента Франции в сентябре 1792 года Ежедневное присутствие угрозы террора и тотального возмездия превращает жизнь нашу в итоге в какой-то вялый ад. В Москве, особенно в пределах Садового кольца, он может быть даже...


Так звучало решение Конвента Франции в сентябре 1792 года
       

   
       Ежедневное присутствие угрозы террора и тотального возмездия превращает жизнь нашу в итоге в какой-то вялый ад. В Москве, особенно в пределах Садового кольца, он может быть даже блестящий, иногда праздно-веселый, неосознаваемый, но все равно ад. Моральная у нас у всех интоксикация, а инъекции духовных антидотов нет.
       Вот такой сумбурный монолог произношу я, встретившись с популярным психологом и автором десятков интереснейших книг (перечислю последние: «Президент по выбору: моделирование желаемого будущего», «Страна понятного завтра», «По ту сторону сознания»), заведующим кафедрой психологии личности МГУ и кафедрой социальной антропологии и психологии Международного университета (в Москве) АЛЕКСАНДРОМ АСМОЛОВЫМ. И он отвечает:
       
       — Цивилизованный регресс — вот что на самом деле происходит сегодня. Я исхожу из гипотезы: технология терроризма, реализующая идеологию фундаментализма и психологию фанатизма, – мощный фактор регресса. История вопреки известной формуле может поворачиваться вспять. Она может перейти на иные, более грубые формы своего развития. И именно терроризм способен к этому привести, потому что он вынуждает государство сокращать гражданские права, наращивать карательный аппарат. Происходит жуткое перерождение: борясь, по сути, с фундаментализмом, государство само становится фундаменталистским.
       — Россия может стать страной фундаментализма?
       — Такая угроза, достаточно реальная, существует сегодня и для России, и для США, и для других стран. Самая трагичная суть фундаментализма и терроризма в том, что, вступив с ними в борьбу их методами, государство очень быстро им же и уподобляется. Оно начинает отстраивать себя, как бы принимая новые клетки, которые все внутри переделывают. Перестраивается вся функциональная система социального организма, он становится фундаменталистским.
       — Когда произносится слово «фундаментализм», сразу вскакивает и пристраивается к нему определение «исламский». Нас так научили, мы только и слышим два этих слова вместе, и поэтому трудно, наверное, будет представить, к примеру, Россию фундаменталистской.
       — Идеология фундаментализма — это непроницаемое для опыта сознание. Оно закрыто для противоречий, для критики, оно держится на магических уровнях жизни, на главной формуле: «Во имя государства, именем его!». Или: «Во имя народа, именем его!». И все это поняв, вы увидите первого, кто произнес эту формулу наиболее резко и жестко: «Во имя Господа, именем Его!», — основателя ордена иезуитов Игнатия Лойолу. «Цель оправдывает средства», — говорил он. Именно через технологию терроризма воплощаются эти формулы «во имя…». Терроризм отказывает человеку в праве быть личностью, а отказ в этом праве – одна из основных характеристик фундаменталистских движений.
       — Антитеррористическая борьба государства отнимает в итоге у граждан страны право быть личностью?
       — Когда эта борьба – цель, которая оправдывает любые средства, когда мы повторяем каждый раз как заклинание «во имя…», мы преображаем государство. Превращаем, перерождаем его в фундаменталистское. И это превращение пострашнее кафкианских.
       — Вот это ощущение какой-то моральной интоксикации, «газа», который уже запустили в наши души, оно, может быть, оттого и происходит, что еще немного, и захлопнется свобода как таковая? К примеру, произнес фамилию Масхадова – пособник террористов, участник «всемирного заговора халифата»…
       — Всемирные заговоры – эта идея вовсю эксплуатируется фундаментализмом. В прошлом году вышла в свет книга французского представителя школы аналов Мишеля Леруа о происхождении ордена иезуитов. Там прослеживается связь иезуитов с Троцким и Гитлером, а роднит их заговор как основа оправдания любых действий террора.
       — От имени государства, именем его?
       — Да, это может быть проиллюстрировано известными документами истории: миф об инквизиторах, о масонах, франкмасонах, деле Дрейфуса и, наконец, протоколы сионских мудрецов. Всюду есть концепция заговора, а по сути – это то главное, что предлагает фундаментализм как идеология для осуществления исторических потопов. Фундаментализм всегда оправдывает свое существование через заговоры.
       — И эта концепция рушит все устои и нормы. Я знаю очень мужественную пожилую женщину, которая с самых первых дней второй чеченской войны стояла в пикете. В любую погоду, в любых ситуациях, даже в день рождения Гитлера, это сегодня, вы сами знаете, дата праздничная для части населения. И вот эта часть населения могла бы запросто ее затоптать, как плакат против войны, который она держала. И понимая эту опасность, она все равно стояла. А теперь вдруг говорит мне эта женщина: «Я после «Норд-Оста» все пересматриваю. Я думала раньше, что все чеченцы не могут быть виноваты, и потому, как могла, защищала их права, а теперь, думаю, если это всемирный заговор, если они хотят устроить во всем мире халифат, значит, не они, а мы в опасности».
       — Идеи заговоров для того и существуют, чтобы люди чувствовали себя в опасности. Говоря сегодня о чеченском заговоре, мусульманском заговоре, мы становимся, по сути, просто преемниками тех, кто уже разрабатывал теорию фундаментализма. Есть уникальные тексты в прекрасном издании «Лексикон», фрагменты газеты «Друг народа», которую издавал герой французской революции Марат. Я здесь нашел формулировку Конвента, законодательного совета революционной Франции, она звучит так: «О постановке террора на повестку дня». И здесь же слова Марата: «Это ничего, что погибнут сотни ради светлого будущего жизни миллионов. А понадобится, мы уничтожим тысячи. Мы будем сидеть и расстреливать без суда и следствия. Понадобится, мы уничтожим десятки тысяч, ради великого гражданского общества мы не остановимся ни перед чем. Террор и террор приведет нас к светлому будущему».
       — В это же время Конвент принял знаменитый «Закон о подозрительных», который давал право комиссарам арестовывать любого человека.
       — Концепция заговора как бы оправдывает, вынуждает к ответному террору. Вспомните другого «друга народа», который тоже «пошел другим путем». И история получила еще один террор —красный террор. Вспомните строчки: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем, мировой пожар в крови, господи благослови!». И песню-формулу, которой все поклонялись как божеству, а она террористическая по своей семантике: «…разрушим до основанья, а затем…» Стоит ли удивляться, если мы разрушили до основания, что мы – ментальные наследники тех реалий? Преемники?
       — Ленинские и сталинские годы Советской власти, гитлеровская Германия – это все были режимы фундаменталистские?
       — Конечно, непроницаемое, закрытое сознание, психология фанатизма. Заговоры троцкистов, враги народа, подозрительные лица. Документы Третьего рейха 1934—1935 годов цитирую: «Отказать евреям в любых правах». Это декларация национал-социализма. Второй пункт: «Евреям нет места среди нас, они должны быть высланы или уничтожены». Когда наши сегодняшние газеты пишут: «Чеченцам нет места среди нас», когда в стране бьют чеченцев, афганцев, тех, кого называют террористами, фанатиками и фундаменталистами, – это, по сути, гитлеровская концепция прогресса как этнической селекции. Только вместо евреев подставлены другие этнические группы. Обратите внимание еще раз на ряд: иезуитский заговор, франкмасонский заговор, заговор сионских мудрецов и завершите цепь — чеченский заговор, заговор мусульманских фундаменталистов. Обратите внимание на терминологию: террор-антитеррор, контртеррор. За этим стоит более глубинная позиция «заговор-контрзаговор». Так порождается страх, из-за которого всё в мире начинает делиться на своих и чужих, на наших и не наших. Начинаются битвы по Свифту – остроконечников и тупоконечников. Есть глубинная триада, я повторю ее еще раз: идеология фундаментализма, психология фанатизма, технология терроризма, поняв которую, мы сможем найти средство от тоталитарных режимов.
       — Технология подчиняет своим интересам и заражает своей психологией?
       — Да. Происходит как бы талибизация сознания. Нас подчиняют – станьте талибами в Москве, Нью-Йорке. Самое страшное, что делают идеи фундаментализма, они как бы вкрапливаются в наш организм, перекраивают его по собственному подобию. Вот это не понимается…
       — Нам говорят: все, что происходит, — война цивилизаций. А это, по сути, война технологий?
       — Технологии под названием «террор». И это только то, что на острие. Айсберг огромной машины историко-эволюционного регресса. В США уже ощутимо увеличился полицейский аппарат, уже уменьшились гражданские свободы и права. Россия идет аналогичным путем, а не этого ли добивается фундаментализм?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera