Сюжеты

«НУЖНИКИ» — МОГИЛА РОБЕСПЬЕРА

Этот материал вышел в № 86 от 21 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Фредерик Бегбедер. «Каникулы в коме». – М.: Иностранка, 2002. Серия «За иллюминатором» — это «книги молодых зарубежных писателей... претендующих на то, чтоб завтра стать классиками». Парижанин Фредерик Бегбедер (Beigbeder) в 1990-х...


    
       Фредерик Бегбедер. «Каникулы в коме». – М.: Иностранка, 2002.
       
       Серия «За иллюминатором» — это «книги молодых зарубежных писателей... претендующих на то, чтоб завтра стать классиками».
       Парижанин Фредерик Бегбедер (Beigbeder) в 1990-х выпустил четыре романа. Самый зрелый — «99 франков» (2000) — вышел в серии «За иллюминатором» в июле. («Новая газета» о нем писала.) В «шорт-листах» московских магазинов эта книга нового для нас автора сейчас догоняет Мураками и Зюскинда.
       Роман Бегбедера «Каникулы в коме» переведен с французского Ильей Кормильцевым, куратором серии «За иллюминатором». Текст полон того бредового, клипово-карнавального, саркастического петрушечьего смеха, который составил шарм «99 франков».
       «Кома» послабее будет, но и написана шестью годами раньше. Автору в эпоху «Каникул в коме» было 29 лет. Его герою — 27. «Хроникер-ноктюрнист, редактор-концептуалист, журналист-литератор — у всех профессий Марка составные названия. Он не желает ничему отдаться целиком — ведь тогда пришлось бы выбирать... Светский предатель, кухонный бунтовщик, наймит глянцевых журналов, застенчивый буржуа — полжизни он прослушивает свой автоответчик, другую половину — оставляет сообщения на чужих, одновременно безостановочно переключая тридцать каналов кабельного телевидения. Иногда он по нескольку дней подряд забывает поесть».
       Проза, как видите, — производственная, близкая и понятная. В качестве гостя (и хроникера-ноктюрниста тоже) Марк идет на открытие самого продвинутого ночного клуба Парижа. «Нужники» устроены в виде гигантского унитаза.
       Кульминацией opening night будет спуск пены. Званы Жак Деррида, Тьерри Мюглер, Даниэль Кон-Бендит, Луиза Чикконе, Жан-Батист Гренуй, Борис Ельцин, барон и баронесса Труффальдино, дизайнеры, телеведущие, «лица» сериалов, меценаты, журналисты-литераторы, девушки, припудривающие носик снаружи и изнутри... В общем, V.I.P. Правит бал самый крутой диджей Токио, француз, сочетающий в ремиксах речи маршала Петэна, записи «черных ящиков» авиакатастроф, концерты Паваротти, беседы Маргерит Дюрас с Годаром, этно— и техно... All inclused. «Мы ведь все равно всегда делегируем кому-то власть, так почему бы не диджеям?».
       Все они бражники там, блудницы, и невесело вместе им. Ярмарка Бегбедера, не теряя драйва, длится почти 200 страниц. Марк бродит по ней зорким Полишинелем.
       Перебив витрины у Вандомской площади, пополнив заодно коллекцию галстуков, спустив пару пивных бутылок на крыши «роллс-ройсов», почетные гости «Нужников» лезут на крышу церкви Мадлен по плакату «Город Париж реставрирует свое историческое наследие».
       Бегбедер — умный писатель и француз до мозга костей. Это самое наследие в его текстах распылено на молекулы, но живет. И топография Парижа полна тайных знаков. «Нужники», видимо, вырыты примерно там, где хоронили гильотинированных, — и Шенье, и Лавуазье, и Дантона, и Робеспьера…
       Жантийомы 1990-х тоскуют на крыше церкви Мадлен о новых идеях... ну хоть каких-нибудь. А то придут фашизоиды...
       На рассвете Марк, трубадур раскрутки, пишет за четверть часа глянцевый репортаж о «постмодернистской обстановке гигантских сантехнических изделий», вкрапляя имена тех, кого ненавидел ночью. И весь яростный роман начинает казаться расширенной формой этого репортажа...
       На рассвете возникает и главная тема. Девушка, которую Марк склеил в постмодернистской сантехнической обстановке, — его жена. Уже два года. «Марк с Анной воображают себя истинными авантюристами новых времен: добавляют эстрагон, когда жарят бараньи отбивные. Они пожирают выдержанный камамбер и заливают его красным бургундским. ...Любовь — это пучок молодой редиски, купленный в Тарасконе и съеденный с крупной солью».
       Галльский Розанов, право. «Быть в России бунтовщиком» означает: летом — варить варенье, а зимой — пить с ним чай. Этого у нас тоже никому не прощали.
       Пятый роман Фредерика Бегбедера будет явно еще интереснее, чем второй, переведенный на русский только что, и четвертый, переведенный летом.
       Тем более что автор далеко не достиг и сорока лет.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera