Сюжеты

КОРМЛЕНИЕ РОДИНЫ

Этот материал вышел в № 87 от 25 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Экономическое чудо давно плавает на поверхности Наше государство кормят те, кто у него же ворует. В этом и заключено основное системное противоречие. К тому же кормят, надо сказать, как старушек в доме престарелых, — только, чтоб не...


Экономическое чудо давно плавает на поверхности
       
       Наше государство кормят те, кто у него же ворует. В этом и заключено основное системное противоречие. К тому же кормят, надо сказать, как старушек в доме престарелых, — только, чтоб не умерли. Но за эти подачки государство жуликам страшно благодарно, настолько, что пишет законы, позволяющие красть с еще большей эффективностью. Потому и экономики у нас нет как таковой, и бюджет нереальный, и пора создавать министерство «черного нала» и теневой Центральный банк.
       Хотя на самом деле достаточно трех поправок к существующим законам, чтобы помочь стране встать на ноги.
       Первое — надо сделать так, чтобы гражданам было выгодно вкладывать деньги в бизнес. Эта задача решается элементарно. Необходимо внести поправку в закон об акционерных обществах: «любой акционер имеет право знать, чем он владеет». У нас-то фактически прописано обратное — право хозяина, владеющего контрольным пакетом акций, скрывать от всех свои активы и прибыль.
       В свое время ради эксперимента я купил две акции одной металлургической компании — вложил, так сказать, свои деньги в их бизнес. И бизнес этот стал на 50 долларов моим. За многие годы я ни разу не получил приглашения на акционерное собрание — ну не доходят до меня эти письма. Мне ни разу не прислали аудиторский отчет, не говоря уж о дивидендах. И я даже не имею права знать: заработал я хотя бы три цента, или мои деньги кто-то положил себе в карман.
       Я не могу заставить менеджеров моей компании отчитаться, не могу за свои деньги устроить аудиторскую проверку, чтобы потом через суд потребовать свои кровные обратно. Ну нет у меня таких прав.
       Черт бы с ним, с этим полтинником, грустно от того, что, владей я пакетом в 20 процентов акций, эффект был бы точно таким же: были деньги, испарились, и следов не найдешь. Потому что закон стоит на страже олигарха, того самого, который выводит капиталы за рубеж, не платит налоги и кидает страну каждый день в перерывах между ланчем и боулингом.
       И потому люди, имеющие свободный капитал, не хотят его вкладывать в российские акции. Им выгоднее положить их в западный банк даже под мизерные проценты.
       И потому в отличие от всего приличного мира у нас менеджеры владеют гигантскими пакетами акций, а российский даже миноритарный акционер по европейским меркам — олигархище. Ведь западная экономика строится на принципе распыления собственности. Там один процент акций какого-нибудь банка — это крупный пакет, обладатель которого имеет право управлять всем бизнесом. У любой ведущей компании — тысячи собственников, ее акции покупаются и продаются, растут в цене. Поэтому и биржи работают, и инвестиции приходят. А у нас меньше 25 процентов акций никто покупать не будет — это туалетная бумага, не дающая права участвовать в бизнесе, делить пирог и получать прибыль.
       И отсюда вытекает второе. Акционеры вне зависимости от веса своего пакета должны быть наделены равными правами. Иначе инвестор со своими 10 процентами нефтяной компании будет ждать дивидендов до второго пришествия, поскольку руководство компании не стремится их выплачивать. Зачем, если никто не сможет узнать, сколько компания заработала, а если даже и узнает, то в лучшем случае сможет только плюнуть вдогонку машине олигарха?
       Вся прибыль, утаенная от государства и акционеров, сосредоточивается за границей по очень простой схеме. Создается буферная офшорная компания где-нибудь на берегу Коровьего Рога, которая и приобретает большую часть продукции, например нефти — у «мамы» по заниженной цене, чтобы продать по цене мировой. Маржа оседает в тамошних банках. Заработок российского предприятия-производителя — копеечный, налоги с него платятся смешные, а все дураки-акционеры получают то, о чем и писать неприлично.
       Единственное, что остается миноритарию, — продать свой пакет за копейки топ-менеджерам компании, чтобы сделать их еще более крупными собственниками. Никто другой, да еще по реальной цене, просто не купит — смысла нет.
       Сегодня есть три типа пакетов акций: 25 плюс одна, 50 плюс одна, 75 плюс одна. Все остальное между этими цифрами не стоит абсолютно ничего. Огромный пакет в 20 процентов продать невозможно. Подобная покупка в бизнес-кругах называется «билетом на войну» — необходимо отвоевать еще дополнительных пять процентов, как угодно: подкупать, скупать, отнимать, арестовывать…
       И кто после этого будет вкладывать деньги в российскую экономику?
       Чтобы изменить ситуацию, надо дать акционеру еще одно право: не только знать то, чем он владеет, но и возможность этим чем-то распоряжаться в том случае, если его кидает компания, в которую он вложил деньги.
       Я купил 10 процентов акций, например, нефтяной компании, следовательно, у меня есть право распоряжаться 10 процентами добытой нефти. Я могу купить по той же цене ту же нефть, что менеджмент продает налево, и зарабатывать сам – потому что это мои 10 процентов добытой жидкости.
       Возьмем трагический случай: получив это право, я буду точно так же воровать у государства по описанной нами схеме. Да, «крупняк» играет на разнице цен, и маржа остается на Кипре, но теперь и я — маленький — могу делать то же самое. Зато заработаю много больше, и стоимость моего 10-процентного пакета вырастет неимоверно. Следовательно, я могу выйти на биржу и этот пакет продать.
       У главного вора — руководителя компании — добычи станет меньше. Он поймет, что неуклюжие действия миноритария доведут его в итоге до тюрьмы или долговой ямы. Ему проще будет платить мне дивиденды, чтобы я заткнулся и не хотел оттяпать свой нефтяной ручеек.
       На самом деле миноритарию не нужен этот ручеек, ему нужно право им распоряжаться. То право, которое моментально увеличивает капитализацию маленького пакета акций и позволяет поставить хозяина компании на место.
       И все. Сразу же всколыхнется биржа, которая на самом деле во всем мире держится на миноритариях и которая у нас пока в полумертвом состоянии. Сразу появится иной взгляд на экономику, сразу захочется стать миниритарным акционером, захочется вкладывать деньги.
       Если это заработает, то главному вору нечего будет прятать — зачем ему сопротивляться прозрачности? Он спокойно даст посмотреть акционеру (чтобы не митинговал), что творится с компанией. Вот вам и прозрачность. И тогда – какие офшоры, какой отток капитала? Иная логика бизнеса...
       Однако выйти с этим предложением в Думу означает лечь где-нибудь на Ваганьковском в обществе очень интеллигентных соседей. Попробуйте сейчас сказать, что миноритарии — тоже люди. Вас не поймут ни чиновники, ни олигархи. И сразу найдут 150 причин, почему подобные поправки внести невозможно. А как же взятки, откаты, липовые тендеры, «черный нал»? И никто не будет лоббировать такой закон — столько денег еще не напечатали. Это утопия, у нас никто не заинтересован в том, чтобы акционер стал реальным хозяином.
       А теперь — в-третьих. Не родились еще россияне, которые бы хотели платить налоги. Хоть 13 процентов, хоть 5, хоть 1 — все равно будут уклоняться, прятать, врать и давать взятки налоговым инспекторам. Так уж у нас устроено сознание. Наша налоговая система неразрывно связана с нашим характером. Так, может быть, на этом и надо сыграть? Давайте введем фиксированные налоги.
       Сейчас в стране, по приблизительным подсчетам, около 3 миллионов юридических лиц. (Точную цифру никто не знает, что само по себе весьма показательно.) Разбиваем их хотя бы на три группы: крупный, средний и мелкий бизнес. Для каждой группы определяем фиксированную ставку. Возьмем для примера суммы мизерные, с потолка. Допустим, «мелочь» платит по 100 долларов в месяц, «середняк» — по 1000, «крупняк» — по 10 000.
       То есть каждая палатка ежемесячно отдает государству 100 у. е., покупая марку — право на бизнес. Не можешь платить — банкроться, значит, занялся не своим делом. Платишь — умница, все, что сверх, — твое, а страну твой заработок не интересует — обогащайся. Перешел в другую весовую категорию — плати больше.
       Вполне понятные правила игры, каждый знает, на что идет, и не ждет подвоха. Люди наконец-таки получают возможность наладить свой бизнес и стать большими. Именно так поступал де Голль в свое время.
       Бояться, прятать и красть у государства не надо — исчезнет такая необходимость. И это — самое главное. Если какое-то количество времени нашим людям не надо будет воровать, в стране сложится совсем другая атмосфера.
       А как же бюджет? — спросите вы. Считаем. В бюджете на 2002 год доходы заложены в сумме, эквивалентной 68 млрд долларов. Юридических лиц примерно 3 миллиона. Допустим, 2 миллиона — мелкие предприниматели. Берем с их палаток по 100 долларов в месяц. Итого — годовые отчисления составляют 2 млрд 400 млн долларов.
       Допустим, 1 миллион — представители среднего бизнеса. Берем с них хотя бы по 1000 у. е. Отчисления — 120 млрд долларов. Это мы не считали еще крупный бизнес, четыре с половиной миллиона предпринимателей без образования юридического лица, подоходный налог, всякие сборы и пошлины, а наши доходы уже составили 123 млрд долларов — в два раза больше, чем заложено в бюджете. Так что же они обсуждают в Думе? Сравните и ощутите горечь утрат.
       Горечь вам подскажет элементарный вывод: налоги у нас не платит никто, все отчисляют в бюджет какие-то копейки из опасений, что, засвети они свои доходы, их ограбят чиновники — через суд, через конкурентов, через поправки, запреты, отъем лицензий и т.д. Измени ситуацию, введи фиксированный налог — какая дополнительная борьба с коррупцией…
       И мы заранее сможем планировать бюджет. Можно жить на эти деньги. Вот он, бюджет — реальный, в десятки раз больший, прозрачный. И нет офшоров, они бессмысленны, потому что не надо прятать деньги, нет оттока капитала, нет армии чиновников, надзирающих за жульем и кормящихся за их счет...
       Эта система, конечно, отомрет, когда экономика страны станет настоящей, как у больших. Но тогда люди приобретут совсем другую ментальность, они станут цивилизованными, потому что отучатся воровать и прятаться.
       Но чиновникам, ставшими собственниками государства, все это не нужно, и потому ничего из предложенного никогда не будет принято.
       А жаль.
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera