Сюжеты

НАСЛЕДНИКИ ИМПЕРАТОРСКОГО УЧИЛИЩА

Этот материал вышел в № 88 от 28 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Бывшее Императорское училище, в советское время — Высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана, получившее в 1989 году статус Государственного технического университета, всегда славилось своими выдающимися учеными и конструкторами,...


       
       Бывшее Императорское училище, в советское время — Высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана, получившее в 1989 году статус Государственного технического университета, всегда славилось своими выдающимися учеными и конструкторами, основателями научных школ и занимало особое место среди высших учебных заведений России. Бауманцы гордятся своей историей. Вот уже почти 175 лет они хранят верность своему девизу «Мужество, воля, упорство и труд».
       Мы беседуем с ректором МГТУ им. Баумана Игорем Борисовичем ФЕДОРОВЫМ.
       
       — Игорь Борисович, вы стали ректором более десяти лет назад. Как жил университет эти годы?
       — 90-е годы были годами выживания всего высшего образования в России. Но в самом тяжелом положении оказалось инженерное образование. Тогда преобладало мнение, что стране не нужно столько инженеров. Предлагалось резко сократить количество технических вузов и оставить только несколько так называемых «точек роста» на случай, если когда-нибудь, в далеком будущем, вдруг вновь возникнет нужда в инженерных кадрах. Сейчас абсолютно очевидно, что это было ошибочное мнение. И общественность, и руководство страны сегодня понимают, что хорошие инженеры России необходимы.
       Недавно президент Путин во время визита на НПО «Машиностроение» (это одна из высокотехнологичных отечественных фирм) сказал, что «будущее России — не в эксплуатации сырьевых ресурсов, а в развитии высоких технологий». Этих слов мы давно ждали. Теперь приоритеты восстановлены.
       Именно общенаучная и общеинженерная подготовка является основой высшего образования, дающей инженеру возможность хорошо ориентироваться в среде смежных специальностей. Сегодня у нас существенно изменилась структура подготовки студентов. Мы должны соответствовать современным запросам общества и потребностям рынка.
       Высокие технологии, наукоемкие производства, информационные технологии — это новые направления, по которым готовят специалистов в современных инженерных вузах. Через активное внедрение высоких технологий, основанных на новых физических принципах, можно существенно повысить эффективность традиционного производства в целом и эффективность машин, которые выпускает это производство. В нашем университете открываются новые специальности, рассчитанные на перспективу, и, что особенно важно, на их основе происходит перестройка старых специальностей.
       Мы не так давно провели социологический опрос наших потенциальных заказчиков — потребность в высококлассных инженерных кадрах огромная. Свободных рабочих мест на предприятиях сейчас много: старшее поколение постепенно уходит, молодежи немного, а людей среднего возраста практически нет.
       — Получается, что у ваших выпускников нет проблем с трудоустройством?
       — Мы шутим, что единственный «безработный» отдел у нас — это отдел трудоустройства. Другое дело, государство, к большому сожалению, не может сегодня обеспечить достойную зарплату нашим выпускникам.
       — А давайте попробуем нарисовать портрет типичного преподавателя Бауманского университета.
       — Самое главное, что удалось сделать, — это сохранить научно-педагогический потенциал Бауманского университета. Многочисленные преобразования, к счастью, не смогли разрушить могучий внутренний строй нашей технической школы. У нас очень сильный преподавательский состав.
       Что же касается портрета преподавателя, то он будет… грустноватый. Грустноватый потому, что человек этот уже немолод. За нашими спинами должна быть молодежь, а молодых-то у нас мало. В целом в глазах ребят профессия преподавателя остается престижной, но они не очень охотно принимают предложения остаться на кафедре после окончания учебы. Причина все та же — очень низкие зарплаты преподавателей. Это по-настоящему тревожная тенденция.
       У нас всегда были хорошие отношения с промышленностью, и это давало нам возможность получать заказы. Но проблема в том, что сама промышленность сейчас находится в плачевном положении, с трудом поднимается на ноги. Правда, как говорят у нас, технарей, производная положительная, и нас это радует. Но все-таки сейчас наши контракты с производством невелики, и подкрепить преподавателя материально (так, как он этого заслуживает) пока нет возможности.
       — …И тем не менее в последние годы растет конкурс в технические вузы.
       — Конкурс растет потому, что кто-то по-прежнему хочет действительно стать инженером и остаться работать в этой области, а кто-то хочет получить инженерное образование как основу для какой-то другой карьеры. Ведь инженерное образование — универсальное. Практика показывает, что тот, кто окончил инженерный вуз, сейчас прекрасно чувствует себя в самых разных сферах экономики, среди них много предпринимателей.
       Кстати, конкурс у нас никогда не был большим. У нас трудно учиться, и к нам идет уже подготовленный абитуриент, человек, знающий, что его ждет. В этом году при приеме 3,5 тысячи через приемную комиссию прошли 14,5 тысячи человек. Есть даже такая шутка: «Если по блату в Бауманский еще можно поступить, то закончить его по блату нельзя».
       — Говорят, что выпускника Бауманского университета всегда можно узнать. Во все времена учиться в Бауманке было престижно. А какой он — ваш выпускник?
       — Это умный, интеллигентный, культурный человек, который вобрал в себя прежде всего пример своих учителей, которые, в свою очередь, опирались на многолетние традиции. Между прочим, в стенах университета вы не услышите нецензурные слова, мы за это студента можем исключить. Наш выпускник по-настоящему образован, имеет фундаментальные знания. В целом он чувствует себя уверенно, хорошо подготовлен к самостоятельной работе.
       Определенный образ студента формируется уже в школе. Мы очень дорожим нашими связями со средней школой. Молодые люди сразу попадают в традиционно сложившуюся и тщательно оберегаемую атмосферу честного труда. Ребята присматриваются к нам, к нашим требованиям, они уже подготовлены к учебе и морально, и профессионально.
       Мы считаем, что за ведущими техническими вузами страны должно остаться право на собственный набор студентов, их проверку на профпригодность. У нас есть своя система поиска талантов по всей стране. Это и профильная школа, и наши собственные лицеи. Действует программа «Шаг в будущее», которая сейчас охватывает 60 регионов России. Каждый год в апреле мы проводим общую олимпиаду в Москве, куда приезжают 650 победителей региональных олимпиад. Победителей Московской олимпиады мы принимаем в университет без экзаменов и уверены, что принимаем тех, кто нам действительно нужен.
       — Вы с такой любовью говорите про своих студентов…
       — Да, студенты у нас хорошие. Говорят, что сегодняшнюю молодежь отличает больший практицизм, но это нормально, я это не осуждаю. Мы в свое время были слишком романтичными, может быть, надо было быть более приземленными. А что меня действительно беспокоит сегодня… так это разлагающее влияние телевидения. С экранов не прекращается поток насилия, бесконечных убийств. Это формирует у молодых людей определенное мышление, образцы поведения. Я считаю, что это явление выросло уже до масштабов национальной проблемы.
       Все страны принимают меры, чтобы защитить свою молодежь. И нам необходимо срочно законодательно принять ограничения, останавливающие беспредел телевидения. Страдают души ребят, и, к сожалению, это пока мало кого волнует. Если мы сегодня не позаботимся о наших детях, то завтра мы их потеряем. Поэтому я всеми силами поддерживаю решение министра образования В. Филиппова о внесении в проект образовательного стандарта общего образования специального раздела «Воспитание».
       — Что вы думаете о проводимой сейчас реформе образования?
       — Ключевой момент реформы — модернизация содержания образования. Модернизация с учетом новых требований науки и техники, общества и, наконец, рынка. Это содержание сильно изменилось, особенно в области инженерных наук. Мы перешли от отраслевого (т.е. узкоспециализированного) принципа образования к университетскому. Так, например, в 30-х годах наш вуз имел всего лишь пять направлений, поскольку была поставлена задача быстро и качественно подготовить военных инженеров. Задача была выполнена, в войну наши танки и самолеты были лучшими в мире. А сегодня нужен другой специалист.
       Нынешний технический вуз — это другой вуз, чем тот, который был еще десять лет назад. Другой стала сама концепция образования. Мы сначала даем фундаментальную подготовку и лишь потом — инженерную специализацию. Раньше после вуза вы выходили хорошим специалистом «по заднему подшипнику коленчатого вала», а теперь нужно учить по-другому.
       Инженер XXI века обязан разбираться в высоких технологиях, знать математику, причем широкого спектра, физику — тоже широкого спектра. Ведь неизвестно, что именно ему завтра понадобится — оптика или электродинамика. Наши профессора и преподаватели проделали титаническую работу, переработав учебные программы. И сегодня готовы более 20 томов оригинальных учебников по математическим и физическим дисциплинам, выпущенных нашим издательством.
       В целом же, говоря о реформе образования, хочется процитировать мудрые слова из документа о реформировании Императорского технического училища, датированного 1901 годом. «Состояние постоянного приспособления, постоянной эволюции есть естественное состояние жизнеспособной технической школы, чутко относящейся к запросам жизни… Строй высшей технической школы не может вылиться в совершенно определенные и строго разграниченные рамки административного произвола». И сегодня я с готовностью подписался бы под этими словами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera