Сюжеты

24 ЧАСА С ПОКОЛЕНИЕМ NEXT

Этот материал вышел в № 88 от 28 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Студенческое кино: от изображения к преображению Из года в год вгиковский фестиваль набирает очки. ХХII фестиваль стал представительным международным смотром работ молодых кинематографистов. Если сложить всю конкурсную программу, то...


Студенческое кино: от изображения к преображению
       
       Из года в год вгиковский фестиваль набирает очки. ХХII фестиваль стал представительным международным смотром работ молодых кинематографистов. Если сложить всю конкурсную программу, то получится 24 часа непрерывного показа 33 зарубежных школ и девяти отечественных киновузов...
       По традиции, каждый из студенческих форумов посвящен какому-нибудь выдающемуся художнику. В этом году — Тарковскому. Состоялись ретроспектива его фильмов, конференция «Тарковский в контексте мирового кинематографа».
       Главным же «посвящением», на мой взгляд, стала документальная картина «Студент Андрей Тарковский», снятая вгиковцами. Наиболее удачными моментами фильма оказались эпизоды, реконструирующие работы студента Тарковского и его сокурсников: «Убийцы» и «Каток и скрипка».
       Состоялись и мастер-классы Андрея Кончаловского, польского режиссера Ежи Гофмана, а также «круглый стол» «Мы снимаем кино» — о проблемах продюсерства в студенческом производстве.
       В этом году очень сильна «команда» судей, возглавляемая Арменом Медведевым. Все члены жюри — вгиковцы. Мы попросили прокомментировать увиденное некоторых из них.
       
       Наталья БОНДАРЧУК:
       — Жюри не сочло возможным отметить не только лучший игровой фильм, но и лучших актера, актрису. Тенденция весьма печальна. Наш учитель Сергей Герасимов обращал внимание на различие понятий «физиология» и «искусство». Можно отрубить руку и сладострастно снимать «процесс». Но не ради отрубленного пальца создавался и снимался «Отец Сергий». Поэтому я посчитала необходимым выразить собственное несогласие с мнением жюри отметить картину «Ваня-Маня». Главным персонажем этого фильма стало двуполое существо. Видимо, однополые «существа» уже не так интересуют новое поколение.
       Герой (героиня) этого фильма действительно гермафродит. Но издревле считалось, что двуполые люди особо отмечены небесами. Вот и ищет Ваня-Маня, как умеет, гармонию в негармоничном мире.
       Жаль, что жюри не отметило хорошую документальную картину «Московские каникулы». Она — о детях Чечни, приехавших на каникулы в Москву. О детях с грустными глазами. Их экскурсия «в мир» краткосрочна. Оттого «огни большого города» вызывают у них лишь одну эмоцию: «Как хорошо, что вы живете без войны».
       Вообще, вся неигровая программа фестиваля давала фору игровикам. Особое воодушевление вызвали две работы, обе — об уличных музыкантах: «Баян» Алексея Мамедова и «Дудук» Вартана Акопяна. «Дудук» рассказывает об армянских музыкантах, которые хотят заработать кусок хлеба, играя на похоронах. Но иногда им выпадает счастье играть на праздниках. Картина проникнута духом печальных комедий Данелии.
       А вот другого члена жюри, Елену ЦЫПЛАКОВУ, больше всего в работах молодых смутило неэстетичное изображение. Она полагает, что «некрасивое стало диктатом моды. Грязные, рваные носки узурпировали положение «героя». Самым неприятным моментом программы для многих зрителей и судей стала картина «Американская свинья» — про то, как у борова собирают сперму. Но ведь, по Бердяеву, основа искусства — преображение». Преображением реальности в прямом смысле занимается аниматор Елизавета Скворцова. Ее фильм «Подожди, пожалуй» — солнечная феерия на тему любви и смерти — лучший анимационный фильм конкурса.
       Вполне профессиональные программы привезли киношколы из других стран. Кинокритик Петр ШЕПОТИННИК, также член жюри, отмечает, что работы лучших киношкол мира гармонично сочетают национальные черты с эстетическим космополитизмом. Особого поощрения жюри и публики удостоилась американская психологическая зарисовка «Виктор и его братья» — о съехавшихся на похороны отца взрослых сыновьях. Что же касается отличий, то, по мнению Петра Шепотинника, поколение next чрезмерно увлечено поисками языка: «Кажется, что они жонглируют кадрами. Когда же вдруг оборачиваются к реальности, оказывается, что она — реальность — помогает обрести им свое собственное «я», учит становиться профессионалами.»
       Были в программе картины, вступающие в дискуссию с современным киноязыком, и прежде всего телевизионными, клиповыми штампами. Самая запоминающаяся из них — «Сеанс гипноза» — про то, как совершается «захват» телевидением умов.
       Явным лидером, любимцем публики стал фильм «Мясо» Вячеслава Росса. Это драма послевоенных лет. В центре — странный треугольник: мужчина, женщина и ребенок. Мужчина приходит к вдове, в качестве дара любви принося ей дефицит — замороженное, завернутое в газету мясо. И все время их любовного свидания маленький сын прячется под скрипящей, с продавленной сеткой кроватью. Оттуда, из-под кровати, он смотрит на фото погибшего отца… И не прощает предательства.
       Лучшей среди фестивальных наград был приз от «Кодака» — пленка. «У нас 900 метров «Кодака»!» — кричал со сцены один из счастливцев-дипломантов. Его награда — возможность будущей работы. Возможно, в будущем он усвоит главный фестивальный урок: стремиться не столько к изображению реальности, сколько к ее преображению.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera