Сюжеты

ОБИДНО ДО СЛЕЗ, ЧТО МЕНЯ СЧИТАЮТ ДИССИДЕНТОМ

Этот материал вышел в № 88 от 28 Ноября 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Мы живем в Америке, потому что там не выгоняют со льда В Москве завершился 5-й этап серии «Гран-при» по фигурному катанию — Cup of Russia. Такого наплыва звезд мы не видели давно. В столицу пожаловали чемпионы мира и Европы Ирина Слуцкая и...


Мы живем в Америке, потому что там не выгоняют со льда
       


       В Москве завершился 5-й этап серии «Гран-при» по фигурному катанию — Cup of Russia. Такого наплыва звезд мы не видели давно. В столицу пожаловали чемпионы мира и Европы Ирина Слуцкая и Евгений Плющенко, Марина Петрова и Алексей Тихонов, Шень Сюе и Чжао Хонбо, Ирина Лобачева и Илья Авербух.
       У мужчин вне конкуренции оказался Плющенко, который на московском льду первым в мире прыгнул каскад 4–3—3. В танцах на льду Ирина Лобачева и Илья Авербух также не дали усомниться в своем высоком классе. Китайская пара Шень Сюе–Чжао Хонбо обыграли только - только набирающих ход Марину Петрову и Алексея Тихонова и впервые в своей карьере получили 6,0 за артистичность. А на показательном выступлении под мелодию «Калинки» китайцы и вовсе зажгли зал…
       Но больше всего московскую публику поразила 17-летняя американка Саша Коэн, которая на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити была четвертой. После Олимпиады ее взяла под свое крыло Татьяна Тарасова, и прогресс юной фигуристки стал очевидным. В Москве Коэн уступила нашей Виктории Волчковой, но, по оценкам специалистов, это произошло только «благодаря» новой системе судейства. Впрочем, Коэн расстраиваться не стоит: Тарасова знает, как делать чемпионов. Можно перечислить: Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, Оксана Грищук и Евгений Платов, Ирина Моисеева и Андрей Миненков…
       
       — Когда вы начали тренировать Сашу Коэн? — первый вопрос Татьяне Анатольевне.
       — Летом ее мама попросила меня поставить ей программы. Я согласилась. Саша пересекла всю Америку и вместе с мамой, сестрой и собакой переехала ко мне из Калифорнии в Бостон.
       — Как вы общаетесь с Сашей?
       — Я говорю ей по-русски, а она отвечает мне по-английски. Со стороны это похоже на дурдом.
       — Саша понимает русскую речь?
       — Да. Дело в том, что ее мама в свое время иммигрировала в США из Одессы. Саша понимает русский язык на 95 процентов.
       — Неужели в творческом плане Коэн вам интересна?
       — Интересна — это не то слово. Саша — грандиозная фигуристка. Такие люди рождаются раз в 15 лет. Я почти 37 лет в спорте. За всю историю женского одиночного катания я бы выделила Джанет Линн, Оксану Баюл и Коэн.
       — Это правда, что Саша тренирует четверной прыжок?
       — И не только его. Мы готовим серию интересных каскадов. Мы могли прыгнуть четверной и на этом турнире, но по разным причинам не стали этого делать. Потерпите немножко, и вы все увидите…
       — Татьяна Анатольевна, в России сегодня бьют тревогу: Тарасова работает против своей страны. Как вы реагируете на эту критику?
       — Честно говоря, обидно до слез. Меня рассматривают как диссидента…
       Но ведь я работаю для всех. Прежде всего я тружусь на благо фигурного катания. Если я тренирую Сашу Коэн, это не значит, что я не работаю с русскими. В феврале мы с Ягудиным в одиночку выиграли Олимпийские игры. За кого выступал Ягудин? Я вам отвечу: за Россию! Только что я взяла русского мальчика, который на чемпионате мира среди юниоров был семнадцатым. Поселила его у себя, кормлю его, занимаюсь с ним. Просто я уважаю талант. Талант как таковой. Что поделаешь, если он возникает не в нашей стране. Я не могу отказывать людям, которые просят меня помочь полностью реализовать свой потенциал.
       Я не понимаю, чем я обижаю нашу страну. Когда играется российский гимн и поднимается российский флаг в честь наших фигуристов, я имею к этому непосредственное отношение.
       — Но вы понимаете, что все разговоры идут оттого, что вы живете в Америке?
       — Это смешно говорить, почему мы там. В Америке — прекрасные условия. В России я бы не подготовила Илью Кулика и Алексея Ягудина. Мы были никому здесь не нужны. Не буду в очередной раз напоминать о том, как меня и Лешу выгоняли в Москве с катка… Хочется работать там, где ты востребован, где ты нужен. Но у меня здесь, между прочим, работает школа, в которой трудятся прекрасные тренеры. Я помогаю им. Занимаюсь финансированием этой школы. Поэтому упреков относительно того, что я не участвую в развитии отечественного фигурного катания, категорически не принимаю.
       — Не могу не спросить вас о самочувствии Алексея Ягудина. (У него серьезные проблемы с тазобедренным суставом.А. У.). Каковы прогнозы эскулапов?
       — Врачи пока не вынесли окончательный вердикт. Но надеюсь, он будет выступать. Нам придется пережить трудный период. Первое время он станет кататься без прыжков, а значит, будет проигрывать. Но мы выдержим.
       — На пресс-конференции в Москве некоторые специалисты предполагали, что травма Ягудина носит тактический характер: мол, он появился на льду в Спокане лишь для того, чтобы сохранить любительский статус…
       — Пусть эти высказывания останутся на их совести. Я была потрясена и возмущена до глубины души. Данная пресс-конференция — это еще один безобразный выпад в наш с Лешей адрес. Говорить о каких-то уловках олимпийского чемпиона и чемпиона мира — бестактно.
       — Об Играх-2006 в Турине вы думаете?
       — Мы хотим туда поехать. Но… Все будет зависеть от здоровья Леши.
       — Что вы думаете о новой системе судейства, опробованной Международным союзом конькобежцев (ИСУ)?
       — ИСУ изначально хотел сделать судейство честнее, так как сформировались различные судейские блоки и объединения. Новую систему ввели для того, чтобы оградить спортсменов от предвзятого судейства, а арбитров — от давления национальных федераций. Эту систему только проверяют, и я пока не могу сказать о положительных и отрицательных моментах. Но смысл в том, что судьи, которым не доверяли, остались те же. Просто они перешли из одной системы в другую. Вы говорите, компьютер произвольно выбирает арбитров, чьи оценки пойдут в зачет. Хорошо, раньше я могла спросить арбитра: за что вы снизили оценку? А теперь все анонимно. И я даже не знаю, у кого мне спрашивать.
       — А кто составлял алгоритм этой программы?
       — Да вы что? Я не по этому вопросу. Я даже не знаю, как устроен телефон. Я тренер, а не судья.
       — Вы действительно консультируете китайскую пару Шень Сюе–Чжао Хонбо?
       — Это не секрет. Они позвонили мне и попросили сделать короткую программу. Но они хитрецы: кое-что в ней поменяли. Придется разобраться. (Улыбается.)
       У них потрясающая техника, а выставленная им оценка 6,0 за презентацию говорит сама за себя.
       — До начала Олимпиады-2002 пресса много писала о том, что у вас напряженные отношения с наставником Евгения Плющенко Алексеем Мишиным. Как обстоят дела сейчас?
       — (После паузы.) Я очень уважаю Алексея Николаевича и считаю его выдающимся тренером. Я не произнесла о нем ни одного плохого слова. Он — профессор! Но и у профессуры тоже бывают ошибки…
       — А вот другой профессор — Загайнов — недавно сказал, что сделает из Плющенко олимпийского чемпиона, если тот будет тренироваться у вас… Кстати, свой вклад в победу Ягудина Рудольф Михайлович оценивает в 90 процентов. Как вы это прокомментируете?
       — Я в процентном отношении его вклад посчитать не могу. В Солт-Лейк-Сити на Ягудина работала целая команда. Ягудин выиграл. Следовательно, выиграла и команда. Значит, вклад Загайнова в успех Алексея был высоким.
       — Из кого состоит ваша команда сегодня?
       — Из меня и Майи Усовой.
       — Получается, что Николай Морозов ушел от вас?
       — Да. Он многому научился и созрел для самостоятельной работы. Он занимается с моими бывшими учениками — канадцами Шэ-Линн Бурн и Виктором Краатцем. Понимаете, моя работа — делать мастеров. Как мастеров-фигуристов, так и мастеров-тренеров. А дальше они должны идти в этой жизни сами. Без меня.
       — Сколько всего человек живет в вашем доме?
       — В доме живем мы все! Я, Майя, Андрюшка Грязев, Света Куликова, украинская пара Елена Грушина — Руслан Гончаров. Но постоянно кто-нибудь то приезжает, то уезжает…
       — Скажите пару слов об Андрее Грязеве.
       — Моему мальчику семнадцать лет. Он растет. Может быть, я привезу его на чемпионат России, и у вас появится возможность его оценить.
       — Татьяна Анатольевна, на вас новая шуба… (Шуба, как известно, — фирменный знак Тарасовой. — А.У.).
       — Заметили? Эту шубку я купила после того, как в Финляндии Алексей Ягудин стал впервые чемпионом мира. Долгое время она висела у меня в шкафу, на соревнования я ее не надевала. Теперь я буду стоять в ней с Сашей. Так что премьера шубы состоялась здесь, в Москве.
       — А вы случайно не знаете, как зовут девушку Алексея? А то он молчит, как партизан.
       — Постойте. Я попытаюсь вспомнить… Хотя вообще-то Ягудин — олимпийский чемпион, у него должно быть много девушек.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera