Сюжеты

ТОЧНО ЖЕГЛОВ ИЛИ ВСЕ-ТАКИ ШАРАПОВ?

Этот материал вышел в № 89 от 02 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Чья позиция победит в российской милиции XXI века Помните, капитан Жеглов для достижения цели подбрасывает карманному воришке кошелек, чтобы выбить показания на интересующих его людей? А старшего лейтенанта Шарапова незаконные методы...


Чья позиция победит в российской милиции XXI века
       
       Помните, капитан Жеглов для достижения цели подбрасывает карманному воришке кошелек, чтобы выбить показания на интересующих его людей? А старшего лейтенанта Шарапова незаконные методы товарища возмущают. И между ними происходит жесткий разговор на тему: допустимы ли для сотрудников милиции противоправные методы получения доказательств при раскрытии преступления?
       Ох как это актуально сегодня для сотрудников МВД России! Тем более что классических и симпатичных Жегловых встретишь нечасто, в жизни больше жестоких и подлых. И Шараповых начальство, для которого важен результат — немедленно и любой ценой, особо не жалует.
       Кошельки нынче не подбрасывают. В период наведения конституционного порядка, в 1995—1996 годах, чеченцам подбрасывали обычно патроны. С 1997 по 1999 год — между двумя чеченскими кампаниями — мода изменилась: людям с Кавказа стали подбрасывать наркотики. Один из руководителей МВД говорил накануне очередной чеченской кампании: «Нам необходимо создать обменный фонд».
       Расшифрую: задержать побольше чеченцев для обмена на будущих пленных.
       А сегодня в ход идут и наркотики, и оружие, но предпочтение отдается, согласно нынешней конъюнктуре, взрывчатым веществам.
       В июне нынешнего года с просьбой о помощи в редакцию «Новой газеты» обратился предприниматель Мустафа Дургаев. Его жену Марину Аникину задержали 27 мая этого года, предъявив обвинение в мошенничестве.
       Не хочу вдаваться в подробности обвинений. Это, наверное, тема отдельного расследования. Но почему-то на допросах Аникину больше расспрашивали не по ее делу, а требовали предоставить компромат на мужа.
       Сотрудники МУРа Игорь Исаев, Вячеслав Душенко, Ильин, а также сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью УВД Юго-Западного административного округа А. Рушев, К. Козлов, Г. Фирсов и другие, принимавшие участие в задержании и допросах Марины Аникиной, не прекращали преследований и ее мужа — Мустафы Дургаева. Он и его адвокаты обращались по этому поводу с жалобами в прокуратуру.
       Наконец, после событий на Дубровке сотрудники отдела по борьбе с оргпреступностью Козлов и Фирсов с коллегами посчитали, что пробил час и Мустафы Дургаева. 26 октября они прибыли в офис Дургаева и стали расточать угрозы в адрес хозяина, что зафиксировано сотрудниками охраны офиса. А через два дня, 28 октября, автомобиль, на котором ехал Мустафа Дургаев, был задержан сотрудниками милиции. Среди них Мустафа узнал тех же Козлова и Фирсова.
       Задержание было проведено таким образом, что есть основание полагать: пакет со взрывчаткой был подброшен в его машину, а в куртку подсунули детонатор. Это обстоятельство в своем запросе на имя генерального прокурора отметил депутат Государственной Думы Асланбек Аслаханов.
       При задержании сотрудники милиции не удосужились внести в протокол все изъятые у Мустафы Дургаева вещи. В частности, не были внесены в список изъятого имущества ключ от офиса и мобильный телефон, принадлежащие Дургаеву. В ночь с 28 на 29 октября, использовав этот ключ, эти же милиционеры вторглись в офис Дургаева. Здесь милиционеры вволю поиздевались над братьями Мустафы Дургаева — Мусой и Муслимом. Их избили, раздели до пояса, а когда вернули куртки, в них уже оказалось по три спичечных коробка с наркотическим веществом.
       Группа Жегловых в худшем их виде не сомневалась в своем успехе. Но, к счастью для Муслима и Мусы Дургаевых, в российской милиции не перевелись Шараповы.
       Расследовавшая дело старший дознаватель ОВД московского района Зюзино капитан милиции Людмила Воронина, опросив всех свидетелей и сотрудников милиции, в возбуждении уголовного дела отказала за отсутствием состава преступления. Фактически признав, что сотрудники милиции производили изъятие наркотических веществ с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Попросту говоря — их подбросили.
       Этот факт дал основание депутату Государственной Думы Асланбеку Аслаханову усомниться в законности возбуждения уголовного дела и на Мустафу Дургаева, и на Марину Аникину, так как их делами занимались одни и те же сотрудники милиции.
       Этим материалом мы поддерживаем запрос депутата Асланбека Аслаханова от 15 ноября 2002 года № ААА-1380/2 на имя генерального прокурора Владимира Устинова по поводу проверки законности возбуждения уголовного дела на Мустафу Дургаева и Марину Аникину.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera