Сюжеты

ТОЧНО ЖЕГЛОВ ИЛИ ВСЕ-ТАКИ ШАРАПОВ?

Этот материал вышел в № 89 от 02 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Чья позиция победит в российской милиции XXI века Помните, капитан Жеглов для достижения цели подбрасывает карманному воришке кошелек, чтобы выбить показания на интересующих его людей? А старшего лейтенанта Шарапова незаконные методы...


Чья позиция победит в российской милиции XXI века
       
       Помните, капитан Жеглов для достижения цели подбрасывает карманному воришке кошелек, чтобы выбить показания на интересующих его людей? А старшего лейтенанта Шарапова незаконные методы товарища возмущают. И между ними происходит жесткий разговор на тему: допустимы ли для сотрудников милиции противоправные методы получения доказательств при раскрытии преступления?
       Ох как это актуально сегодня для сотрудников МВД России! Тем более что классических и симпатичных Жегловых встретишь нечасто, в жизни больше жестоких и подлых. И Шараповых начальство, для которого важен результат — немедленно и любой ценой, особо не жалует.
       Кошельки нынче не подбрасывают. В период наведения конституционного порядка, в 1995—1996 годах, чеченцам подбрасывали обычно патроны. С 1997 по 1999 год — между двумя чеченскими кампаниями — мода изменилась: людям с Кавказа стали подбрасывать наркотики. Один из руководителей МВД говорил накануне очередной чеченской кампании: «Нам необходимо создать обменный фонд».
       Расшифрую: задержать побольше чеченцев для обмена на будущих пленных.
       А сегодня в ход идут и наркотики, и оружие, но предпочтение отдается, согласно нынешней конъюнктуре, взрывчатым веществам.
       В июне нынешнего года с просьбой о помощи в редакцию «Новой газеты» обратился предприниматель Мустафа Дургаев. Его жену Марину Аникину задержали 27 мая этого года, предъявив обвинение в мошенничестве.
       Не хочу вдаваться в подробности обвинений. Это, наверное, тема отдельного расследования. Но почему-то на допросах Аникину больше расспрашивали не по ее делу, а требовали предоставить компромат на мужа.
       Сотрудники МУРа Игорь Исаев, Вячеслав Душенко, Ильин, а также сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью УВД Юго-Западного административного округа А. Рушев, К. Козлов, Г. Фирсов и другие, принимавшие участие в задержании и допросах Марины Аникиной, не прекращали преследований и ее мужа — Мустафы Дургаева. Он и его адвокаты обращались по этому поводу с жалобами в прокуратуру.
       Наконец, после событий на Дубровке сотрудники отдела по борьбе с оргпреступностью Козлов и Фирсов с коллегами посчитали, что пробил час и Мустафы Дургаева. 26 октября они прибыли в офис Дургаева и стали расточать угрозы в адрес хозяина, что зафиксировано сотрудниками охраны офиса. А через два дня, 28 октября, автомобиль, на котором ехал Мустафа Дургаев, был задержан сотрудниками милиции. Среди них Мустафа узнал тех же Козлова и Фирсова.
       Задержание было проведено таким образом, что есть основание полагать: пакет со взрывчаткой был подброшен в его машину, а в куртку подсунули детонатор. Это обстоятельство в своем запросе на имя генерального прокурора отметил депутат Государственной Думы Асланбек Аслаханов.
       При задержании сотрудники милиции не удосужились внести в протокол все изъятые у Мустафы Дургаева вещи. В частности, не были внесены в список изъятого имущества ключ от офиса и мобильный телефон, принадлежащие Дургаеву. В ночь с 28 на 29 октября, использовав этот ключ, эти же милиционеры вторглись в офис Дургаева. Здесь милиционеры вволю поиздевались над братьями Мустафы Дургаева — Мусой и Муслимом. Их избили, раздели до пояса, а когда вернули куртки, в них уже оказалось по три спичечных коробка с наркотическим веществом.
       Группа Жегловых в худшем их виде не сомневалась в своем успехе. Но, к счастью для Муслима и Мусы Дургаевых, в российской милиции не перевелись Шараповы.
       Расследовавшая дело старший дознаватель ОВД московского района Зюзино капитан милиции Людмила Воронина, опросив всех свидетелей и сотрудников милиции, в возбуждении уголовного дела отказала за отсутствием состава преступления. Фактически признав, что сотрудники милиции производили изъятие наркотических веществ с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Попросту говоря — их подбросили.
       Этот факт дал основание депутату Государственной Думы Асланбеку Аслаханову усомниться в законности возбуждения уголовного дела и на Мустафу Дургаева, и на Марину Аникину, так как их делами занимались одни и те же сотрудники милиции.
       Этим материалом мы поддерживаем запрос депутата Асланбека Аслаханова от 15 ноября 2002 года № ААА-1380/2 на имя генерального прокурора Владимира Устинова по поводу проверки законности возбуждения уголовного дела на Мустафу Дургаева и Марину Аникину.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera