Сюжеты

ДЕЛО ЛИМОНОВА: ЗАВИСИМОЕ ТЕЛЕ-РАССЛЕДОВАНИЕ

Этот материал вышел в № 89 от 02 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Следственный PR на Первом канале Связь с общественностью — мощная штука, это поняли не только политики, не только главы крупных коммерческих компаний, но и следователи прокуратуры, ФСБ, МВД, а поняв это, стремительно принялись осваивать...


Следственный PR на Первом канале
       

  
       Связь с общественностью — мощная штука, это поняли не только политики, не только главы крупных коммерческих компаний, но и следователи прокуратуры, ФСБ, МВД, а поняв это, стремительно принялись осваивать PR-технологии.
       Именно в этом ключе был снят фильм Петра Гуленко из цикла «Документальный детектив», который вышел в эфир на Первом канале 29 ноября.
       Фильм посвящен скандальному литератору Эдуарду Лимонову, ныне находящемуся под судом за «подготовку государственного переворота в Республике Казахстан».
       Лимонов — фигура яркая и, бесспорно, талантливая, о нем можно было бы многое сказать, что авторы фильма и сделали, но этот рассказ больше напоминал экранизацию версии следствия.
       Свидетели обвинения с экрана рассказывали о революционных злодействах Лимонова. Запись телефонных разговоров, в которых упоминались какие-то «штуки», сопровождалась картинкой, где из свертков анонимные руки доставали автоматы Калашникова, а тем, кто не понял, диктор заботливо пояснил, что «штуки» — это и есть автоматы. Кадры с алтайской пасекой, где задержали Лимонова, сопровождались комментарием, что отсюда он и собирался совершать набеги на Казахстан — для совершения показательных казней! Почему казни, где этому доказательства?
       Отчего же авторы независимого расследования не озвучили мнение защиты? Тогда бы зрители узнали, что так называемая прослушка была перемонтирована следователями, что фээсбэшные оперы задержали лимоновцев, покупавших автоматы, «с поличным», но ухитрились при этом не заметить продавцов. В деле они проходят как неустановленные лица. Что очень много фактов за то, что дело Лимонова — большая заказная провокация.
       Саму партию национал-большевиков авторы назвали «адской смесью нацизма и большевизма». Этот вывод можно сделать из ее названия, но я не верю в незнание авторами факта, что среди лидеров нацболов есть евреи, цыгане, негры и лица прочих «непрезентабельных» национальностей. Также забыли упомянуть, что манифест «Вторая Россия», по мнению следователей, свидетельствующий о заговорщических намерениях Лимонова, оказался написан не им, а неким латышским нацболом по фамилии Линдерман (хороший штрих к лимоновскому нацизму), о чем этот самый Линдерман и заявил на суде.
       С удовольствием муссировался факт, что Лимонов приглашал к революционному сотрудничеству известного французского кондотьера Боба Динара, вот только забыли упомянуть: Динару хорошо за 70, и он уж много лет не занимается переворотами в странах «третьего мира».
       Саму партию представили как сборище фашиствующих террористов. Не питая ни малейших симпатий к нацболам, все же вынужден отметить: их «террор» никогда не выходил за рамки политического эпатажа. Если бы авторы были непредвзяты, они бы признали: лимоновцы — хулиганы, но не террористы. Однако Лимонова судят не за «хулиганку», и тут каждое лыко — в строку.
       К сцене беспорядков в сентябре на площади Маяковского подверстали явно более старую запись лишь для того, чтобы доказать: у нацболов были в руках дубинки. Да и вообще происхождение записей явно сугубо ведомственное. Это не всегда можно понять, так как мы видим не только черно-белую прыгающую оперативную съемку, однако вроде бы ординарные кадры начала первого судебного заседания могли быть сделаны только оператором в погонах, к началу этого заседания камеры журналистов в зал суда просто не допустили!
       Стоит задаться вопросом, зачем это нужно следствию? Ответ прост: судьи, выносящие оценку следствию, тоже являются частью того общества, которому с экрана внушают, что писатель и его «потешные полки» опасны. А народ, который судьи представляют, — потребитель продукта, в данном случае работы следователей ФСБ. Так что фильм Гуленко мог бы предваряться надписью «на правах рекламы», а без этой надписи это просто «джинса».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera