Сюжеты

«ЖИВИ СПОКОЙНО…»

Этот материал вышел в № 90 от 05 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кадет признал свою вину и попытался извиниться Невозможно судиться с больным человеком, больного человека жалко, и он должен лечиться. Наверное, кто-то считает иначе, но мне кажется именно так. Сергей Лапин, которого читатели нашей газеты...


Кадет признал свою вину и попытался извиниться
       
       Невозможно судиться с больным человеком, больного человека жалко, и он должен лечиться. Наверное, кто-то считает иначе, но мне кажется именно так.
       Сергей Лапин, которого читатели нашей газеты больше знают по «чеченской» кличке-позывному Кадет, прислал письмо в нашу редакцию. Он — один из читателей «Новой газеты», и поэтому ниже его письмо будет опубликовано. Напомним, однако, кто он такой.
       
       В конце 1999 года Лапин, в то время офицер МВД, работавший в Нижневартовске, был послан в служебную командировку в Чечню в составе Ханты-Мансийского сводного отряда милиции и совершил там типичное для второй чеченской войны преступление (похитил 26-летнего грозненца Зелимхана Мурдалова, пытал его в помещении октябрьского временного отдела внутренних дел чеченской столицы, пытаясь сделать из него доносчика, но, получив отказ, способствовал исчезновению Зелимхана с лица земли). Мы писали об этом много: о том, как тяжко двигалось вперед следствие по уголовному делу № 15004, как сопротивлялась тому правоохранительная система страны, чем дала возможность Кадету уверовать в полную безнаказанность (типично для военнослужащих, прошедших Чечню) и поступить именно так, как он решил. Лапин публично возмутился этой нашей позицией, прислал в редакцию угрозы, которые прокуратура признала опасными. Было возбуждено еще одно уголовное дело против него, и Кадет, объявленный в розыск, в феврале 2001 года наконец оказался в тюрьме (сначала в Грозном, потом в Пятигорске), где и провел несколько месяцев, видимо, в раздумьях над списком вмененных статей Уголовного кодекса.
       Сейчас Кадет на свободе, невзирая на «букет» уголовных статей («совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, совершенное с применением насилия и угрозой его применения, с применением специальных средств»; «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенные группой лиц по предварительному сговору»; «служебный подлог»), и ждет суда, имея на руках «подписку о невыезде».
       И вот в редакцию пришло письмо (воспроизводятся в лексике оригинала):
       «г. Москва,
       Политковской А.
       Здравствуй, Анна. Прочитал в последнем номере «Новой газеты» № 36р заметку о себе. Что к прокурору. «Жизнь журналистов Новой газеты в опасности по-прежнему» И это от моих писем из СИЗО Пятигорска. И я изменил свое сейчас решение. Т.е. передумал в тебя стрелять из снайперской винтовки. Тем более ее у меня нет. А из тебя одной мне нет смысла на нее тратиться. Живи спокойно. Ты мне не нужна. О чем я и сказал на суде, поэтому меня и отпустили. Как социально неопасного. А тебе я писал от нечего делать и в шутку. Я же не совсем дурак, Чтобы тебе писать письма с угрозами убить и сообщать все свои координаты. О том, что я шутил, я могу тебе написать и еще очередное письмо. И ты его можешь даже напечатать для обозрения. И моего литературного дара. Это будет вторая часть моих писем к тебе. Мне кажется, оно кого-то напоминает. Но это может только так кажется. Так как мне кажется, что это все мое литературное творение, а не чье-то там. Итак. Кадет пишет РАСКАЯНЬЕ.
       Я вам пишу, чего же боле, / Что я могу еще сказать?/ Теперь я знаю в вашей воле / Меня презреньем наказать. /…Сначала я молчать хотел / Поверьте моего решенья / Вы не узнали б никогда / Но зная ваши пожеланья/ Сей точный текст составил я./ Как трудно было излагать / Мне на бумаге свои вирши / И вас «пытать», и в вас «стрелять», / B «резать», и «душить» напившись… Кадет».

       Вы все видите сами. Комментарии тут излишни. Бывший милицейский офицер просто очень болен, и это типичная история времен второй чеченской войны, какой она получилась при Верховном главнокомандующем Путине, когда большинство военных, прошедших Чечню, нуждаются в серьезной реабилитации, но не получают ее, а государственная машина, ввергнувшая их в трагедию под названием «Чечня», плюет на них со своей высокой кремлевской колокольни. Так же, как и на всех нас.
       Мы не станем судиться с больным: я прощаю его и принимаю «раскаянье».
       Впрочем, одно уточнение: «Сергей Лапин, по нашему мнению, должен быть осужден за свой «букет» — за преступления, совершенные им в Грозном, и редакция сделает все, что может только зависеть от СМИ, чтобы освещать такой процесс по уголовному делу № 15004 и не дать родиться «новому», после Буданова, «герою России» наоборот на месте изощренного палача и убийцы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera