Сюжеты

ЮЖНАЯ «НОГА» РОССИИ

Этот материал вышел в № 90 от 05 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Латифундисты против инвесторов В чем беда сельского хозяйства? Раньше, в советские времена, все было понятно: четыре времени года плюс битва за урожай. Потому и отправляли заведовать житницей тех, кто проштрафился, — расстрельная была...


Латифундисты против инвесторов
       


       В чем беда сельского хозяйства? Раньше, в советские времена, все было понятно: четыре времени года плюс битва за урожай. Потому и отправляли заведовать житницей тех, кто проштрафился, — расстрельная была должность. Сегодня ко всем прежним бедам добавились еще две: отсутствие реального собственника и инвестора.
       История, что уже длится несколько лет в Краснодарском крае, вносит в наши рассуждения некоторую путаницу. Там появились и хозяин, и инвестор. А вместе с ними — судебная тяжба, в которую оказались вовлечены и правительство России, и правительство Франции, и Генеральная прокуратура, и суды всех инстанций. Тянется эта тяжба и никак не может закончиться, потому что у земли появился хозяин, а частная собственность — священна. Несмотря на то, что частной она стала несколько сомнительным образом.
       Итак, хозяин у земли есть. Для него подготовлен специальный термин — «латифундист». И как классические персонажи бразильских сериалов, российские представители этой профессии к свободному рынку относятся не лучше отечественных олигархов. Потому что на «своей» земле он владеет не только курами, овцами и прочей живностью, но и всеми местными органами управления, принуждения и подчинения. Феодал такой. А зачем феодалу рынок?
       
       Лет тридцать назад биография Василия Савранского сошла бы за сюжет авантюрного романа. Свою карьеру латифундиста Василий Павлович начал в спортивной секции станицы Константиновская. Занимался самбо и карате. Получил звание мастера спорта, а вместе с ним завидную должность телохранителя первого секретаря райкома КПСС в одной из среднеазиатских республик. На родину Василий Савранский собрался только после распада Союза. Поселился в станице Павловская — там как раз не хватало преподавателя физкультуры.
       Боевые искусства трудно назвать видом спорта — скорее, это особая идеология. И поэтому, наверное, вокруг хорошего учителя неизбежно образуется группа единомышленников. Вот и секция Савранского со временем превратилась в своеобразную станичную партию. Только партию вне политики. Митингам последователи сенсея предпочитали бизнес. Мечталось о своей железнодорожной станции или, на худой конец, о персональной страусиной ферме.
       И вот на базе секции регистрируется акционерное общество «Спортивное предприятие «МИР». И начался бизнес. Благо с «крышей» проблем не возникало. Рэкет обходил стороной — должники расплачивались сполна и точно в срок: лихие люди побаивались предпринимателя-спортсмена. Мало того что каратист, так среди его учеников числились и сотрудники местной милиции.
       Но только даже при таком замечательном раскладе больших денег в «МИРе» не водилось — ведь сельское хозяйство как было убыточным, так и осталось. Какая там железнодорожная станция…
       Не стать бы Савранскому всесильным латифундистом, хозяином земли Краснодарской (по крайней мере, ее части), если бы не французы. Помог случай. В станицу приехала делегация одной из крупнейших в Европе фирм-производителей сельхозоборудования «Делепланк и Ко». Господин Делепланк в те времена еще тешил себя надеждой на серьезный бизнес в России и подписал с российским Минсельхозом и Академией сельхознаук соглашение об оказании всесторонней поддержки. (Действительно, сколько может Россия закупать продовольствие за рубежом — самим пора производить!) Предполагалось, что французская сторона будет поставлять здоровым краснодарским хозяйствам технику и семена, а те расплатятся деньгами и тем, что вырастет.
       Распределением французских благ занялся Алексей Кузьмич Лоза — директор Опытно-производственного хозяйства им. Калинина Академии сельхознаук РФ. Он и рекомендовал Савранского с его «МИРом». Лучшего партнера не придумаешь: фирма пользуется авторитетом. Должники, например, настолько уважали сотрудников «МИРа», что назвать процесс возврата денег «выколачиванием» не смог бы (и не смог) ни один прокурор.
       И за год французы поставили в Краснодарский край добра на пять с лишним миллионов долларов. И стали, как глава фирмы «НОГА» Нессим Гаон, ждать денег. Схема расчета, правда, оказалась весьма запутанной. Ее, кстати, предложил Савранский: полученное от французов он и Лоза, имея соответствующую доверенность «Делепланк», лично распределяли между местными колхозами и фермерами, а потом сами собирали с них оговоренную плату. Соответственно за услуги посредникам причитался определенный процент. Для надзора, учета и контроля за партнерами в Краснодар был откомандирован специальный сотрудник «Делепланк и Ко» некто г-н Шавиньи.
       Конечно, на проценты магнатом не станешь. Иное дело — собрать с фермеров французские деньги и полностью оставить их себе. Тянуть было нельзя — в районе складывалась чрезвычайно благоприятная обстановка для скупки земли и недвижимости.
       Дальше события развивались хрестоматийно. Часть денег Лоза и Савранский вернули — около полутора миллионов долларов. Все остальное до французов не дошло. Ходят слухи, что дошло до киприотов и тамошней офшорной фирмы. А г-н Шавиньи (вот странность), великолепно освоив русский язык и манеру ведения бизнеса, на вольности поднадзорных внимания не обращал. Некоторое время и г-н Делепланк особо не беспокоился, зная необязательную русскую душу, — не сразу, но вернут.
       Беда стряслась через год. При «разборе полетов» пострадало предприятие г-на Лозы — партнера Савранского. В ходе ревизии, организованной Академией сельхознаук, было обнаружено столько нарушений, что пришлось возбуждать уголовное дело. Г-н Лоза слег в больницу, и следствие приостановили до выздоровления.
       А Савранский стал защищаться, наступая, и во всем обвинил французов: не могу, мол, расплатиться — вы дело завели уголовное, документы в ходе которого поизымали, потом кризис 1998 года, обвал доллара, приход к власти «красного» губернатора, запретившего «давить» на хозяйства через суды… «Все эти причины привели к такому положению вещей в расчетах между нашими компаниями…»
       Французы каратэ не занимались и с должниками привыкли себя вести по закону. Для начала уволили Шавиньи, который, обрусев окончательно, помогал Савранскому собирать французские деньги, с тем чтобы потом их не отдавать своим же хозяевам. Потом компания «Делепланк и Ко» обратилась в прокуратуру Краснодарского края, которая, обнаружив в действиях сенсея Савранского свидетельства присвоения чужого имущества, возбудила уголовное дело. И даже, покопавшись в бухгалтерии Василия Павловича, установила признаки мошенничества.
       Вот только ничего из этого не вышло. Так совпало, что как раз к этому времени г-н Савранский превратился в столп краснодарского общества. Не помогла даже Генеральная прокуратура. Дело из Краснодара передали в Ставрополь, чтобы, значит, исключить предвзятость, но и там почему-то не сложилось. Не помогли ноты посольства Франции, грозные резолюции российского МИДа и — страшно сказать — вдумчивые рекомендации правительства и администрации президента. Рекомендуй не рекомендуй, а у земли теперь появился латифундист-хозяин, и все, что на этой земле стоит: от ферм и школ до судов и всякого рода органов власти, — ему, этому хозяину, страшно благодарно. Потому как кормилец и отец родной, который и благотворительностью занимается, и молодое поколение воспитывает, и здоровый образ жизни пропагандирует, и много еще чего полезного делает для народа, проживающего на ЕГО земле. А откуда земля — вы уже знаете.
       А французы могут гордиться — они действительно помогли сельскому хозяйству Краснодарского края. В отличие от растранжиренных денег фирмы «НОГА» миллионы г-на Делепланка оказались в умелых руках. Секция Савранского разрослась до размеров серьезного холдинга: около двух десятков фирм, газета, тысячи гектаров земли, железнодорожное транспортное предприятие и даже то самое, о чем давно мечталось, — страусиная ферма. И, надо сказать, долги местные фермеры выплачивают все так же исправно.
       А по французским долгам, очевидно, придется расплачиваться уже российскому правительству: и деньгами, и репутацией. Уж не знаю, попытается ли г-н Делепланк арестовать нашу собственность за рубежом, но то, что своим друзьям — потенциальным российским инвесторам — все расскажет, так в этом сомнений нет. Как вы думаете, кто-нибудь еще захочет после этого помочь загибающемуся сельскому хозяйству России?
       
       P.S. На днях уголовное дело вновь было закрыто — по формальным основаниям: неправильно следственные органы произвели выемку документов. Ставропольских прокуроров понять можно: зачем им отдуваться в суде за краснодарских «следаков». Только непонятно, почему за всех сразу придется отдуваться налогоплательщикам?
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera