Сюжеты

ДАНИЯ — НЕ ТЮРЬМА

Этот материал вышел в № 91 от 09 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Официальное уведомление министерства юстиции Дании посольству России в Копенгагене № 2002-24311-0038 (5 декабря 2002 г., неофициальный перевод) 20 сентября 2001 г. российские власти решили арестовать и задержать российского гражданина...


Официальное уведомление министерства юстиции Дании посольству России в Копенгагене № 2002-24311-0038 (5 декабря 2002 г., неофициальный перевод)
       
       20 сентября 2001 г. российские власти решили арестовать и задержать российского гражданина Ахмеда Закаева.
       25 октября 2001 г. через Интерпол российские власти подали международный ордер на арест Ахмеда Закаева. Ордер на арест был подан во все страны, входящие в Интерпол, и содержал требование арестовать Ахмеда Закаева для экстрадиции в Россию. В послании утверждалось, что Ахмед Закаев... разыскивается за организацию незаконных вооруженных формирований, а также за попытку убийства работников правоохранительных органов.
       25 октября 2002 г. через Интерпол было распространено новое сообщение. По содержанию оно не отличалось от предыдущего, но включало в себя дополнительную информацию, необходимую для опознания. Далее в этом сообщении говорилось, что есть информация о том, что Ахмед Закаев давал интервью в средствах массовой информации о захвате заложников в Москве 23—26 октября 2002 г., и поэтому возможно предположить, что он участвовал в планировании захвата заложников. После анализа этих сообщений полиция Копенгагена пришла к выводу, что требуется дополнительная информация по этому делу, и 28 октября 2002 г. запросила о ней российские власти. 29 октября 2002 г. эта информация была получена полицией Копенгагена. Согласно ей Ахмеда Закаева подозревают в совершении, помимо прочего, ряда террористических актов в период с 1996-го по 1999 г., а также в участии в планировании захвата заложников в Москве 23—26 октября 2002 г. На этом основании 30 октября 2002 г. Ахмед Закаев был задержан полицией Копенгагена.
       В соответствии с постановлением, вынесенным муниципальным судом Копенгагена, в тот же день Ахмед Закаев был арестован. В последующем срок содержания под стражей был продлен судом до 5 декабря 2002 г. 31 октября 2002 г. российские власти запросили о выдаче Ахмеда Закаева для продолжения расследования в России. Запрос был сделан в соответствии с Европейской конвенцией об экстрадиции от 13 декабря 1957 г. Согласно запросу и прилагаемому постановлению на арест и задержание Ахмеда Закаева от 20 сентября 2001 г. против Закаева были выдвинуты уголовные обвинения за организацию или руководство незаконной армией, организацию или участие в вооруженном восстании и попытку убийства работников правоохранительных органов. Все пункты обвинения в запросе об экстрадиции относятся к преступлениям, предположительно совершенным с период с 1996-го по 1999 г.
       В письме от 1 ноября 2002 г. датское министерство юстиции (МЮ) сообщило посольству РФ о том, что информации, предоставленной российскими властями, недостаточно для того, чтобы МЮ рассмотрело запрос в соответствии с Европейской конвенцией об экстрадиции. Поэтому МЮ запросило более подробное описание обвинений против Ахмеда Закаева. В частности, список преступлений, за которые запрашивается экстрадиция, время и место их совершения, их юридическое описание и соответствующие правовые акты в соответствии со ст. 12(2)(б) Европейской конвенции об экстрадиции от 13 декабря 1957 г. Далее МЮ запросило официальный перевод материалов, предоставленных российскими властями.
       В ходе встречи в Москве 5 ноября 2002 г. МЮ получило дополнительную информацию от российских властей, а также 15 ноября 2002 г. российские власти направили дополняющую информацию. В ходе совещания от 19 ноября 2002 г., которое состоялось в МЮ с представителями посольства РФ, МЮ подчеркнуло, что Европейская конвенция об экстрадиции содержит ряд формальных требований, предъявляемых к запросу об экстрадиции, и обосновывающих ее документов, включая требования о том, что и запрос, и документы, на которых он базируется, должны быть предоставлены в переводе. В то же время МЮ заявило, что был обнаружен ряд несоответствий между английским и датским переводами документов, предоставленных российскими властями, и что перевод был неавторизованным (неофициальным). На этом основании МЮ запросило российские власти о том, чтобы они предоставили точный авторизованный (официальный) перевод до 30 ноября 2002 г.
       И наконец, поскольку этого требовали особые обстоятельства, МЮ настоятельно рекомендовало российским властям предоставить все соответствующие улики в поддержку обвинений до 30 ноября 2002 г. В этой связи МЮ обосновало это свое требование Декларацией Дании по статье 12 Европейской конвенции об экстрадиции.
       20, 25 и 27 ноября 2002 г. российские власти направили дополнительную информацию по делу, включая пересмотренный запрос об экстрадиции, а также авторизованный (официальный) перевод. Согласно документам, полученным МЮ, 1 ноября 2002 г. российские власти решили расширить список обвинений против Ахмеда Закаева и включить в него организацию вооруженных формирований, терроризм, захват заложников, убийство, вооруженное ограбление и попытку убийства официальных лиц в период с 1996-го по 1999 г.
       Документы, направленные российской стороной в обоснование запроса об экстрадиции, включают, среди прочего, следующие:
       — постановление от 20 сентября 2002 г. о возбуждении уголовного дела против Ахмеда Закаева;
       — постановление от 20 сентября 2001 г. о привлечении Ахмеда Закаева к суду в качестве обвиняемого;
       — постановление от 20 сентября 2001 г. об объявлении Ахмеда Закаева в розыск, его аресте и задержании;
       — постановление от 1 ноября 2002 г. о привлечении Ахмеда Закаева к суду в качестве обвиняемого;
       — список преступлений, на основании которого подается запрос об экстрадиции от 1 ноября 2002 г.;
       — ряд протоколов допросов свидетелей.
       Российский запрос об экстрадиции был сделан согласно Европейской конвенции об экстрадиции от 13 декабря 1957 г., которую подписали Россия и Дания. При ратификации конвенции Дания сделала следующую оговорку относительно статьи 12: «В случае возникновения особых обстоятельств датские власти могут запросить страну, требующую экстрадиции, предоставить свидетельства тому, что существует достаточная презумпция невиновности лица, в отношении которого запрашивается экстрадиция. Если свидетельства тому будут признаны недостаточными, в экстрадиции может быть отказано». Согласно ст. 3 параграфа 4 Датского акта об экстрадиции экстрадиция за совершение преступления невозможна, если особые обстоятельства дают право предполагать, что уголовное обвинение, за которое требуется экстрадиция, не поддержано достаточным количеством улик.
       После рассмотрения дела, включая улики, предоставленные российскими властями в ответ на запрос датских властей, МЮ отмечает следующее:
       Большинство свидетельских показаний, предоставленных российскими властями в поддержку уголовных обвинений против Ахмеда Закаева, сняты 30 октября 2002 г. или позднее. Соответственно, эти свидетельские показания были зафиксированы уже после того, как было принято постановление об аресте и задержании Ахмеда Закаева от 20 сентября 2001 г., и после того, как в Данию был направлен запрос об экстрадиции Ахмеда Закаева. В этом случае представляется неясным, на основании каких улик было вынесено постановление об аресте и задержании Ахмеда Закаева. В этой связи следует отметить, что постановление об аресте и задержании Ахмеда Закаева было вынесено компетентными российскими органами только на основании ответственности за те преступления, о которых идет речь в постановлении от 20 сентября 2001 г.
       Далее следует отметить, что согласно информации, полученной МЮ, защитник, представляющий интересы Ахмеда Закаева, не присутствовал во время допроса свидетелей, который состоялся не в суде.
       Большинство свидетельских показаний, запротоколированных в октябре и ноябре 2002 г., относятся к событиям, которые предположительно происходили в 1995-м и 1996 г. В общем и целом эти свидетельские показания грешат отсутствием точности. Это касается и описания преступления, и времени их совершения, и роли Ахмеда Закаева в них. Это также относится и к уточнению, был ли отдельный свидетель фактическим свидетелем преступлений, либо его показания основаны на информации, полученной от других лиц.
       После рассмотрения дела и в свете вышесказанного МЮ находит, что улики, предъявленные российскими властями в поддержку уголовных обвинений, за которые запрашивается экстрадиция Ахмеда Закаева, не могут быть признаны достаточными. На этом основании экстрадиция не может состояться, и запрос Российской Федерации в том виде, в каком он поступил датским властям, не может быть выполнен в соответствии со ст. 3, параграф 4 Датского акта об экстрадиции.
       
       "Новая газета"

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera