Сюжеты

ПОСРЕДИНЕ ПОЛНОГО НИЧЕГО

Этот материал вышел в № 91 от 09 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я опять об Америке. Как говорится, кто о чем, а вшивый о бане (извините за грубое сравнение). Понимаете, впечатление при всей неоднозначности очень сильное. Ведь страна-то называется Соединенные Штаты, и штатов этих довольно много. И...


       
       Я опять об Америке. Как говорится, кто о чем, а вшивый о бане (извините за грубое сравнение). Понимаете, впечатление при всей неоднозначности очень сильное. Ведь страна-то называется Соединенные Штаты, и штатов этих довольно много. И КАЖДЫЙ штат — возьмите на заметку, КАЖДЫЙ! — что-нибудь такое откалывает, что только руки врозь и глаза на лоб лезут.
       Конечно, можно состроить на лице кривую улыбку и процедить, что все это показуха, дескать: «Нате вам, господа хорошие, а такое вы видали?! Не видали? Ну так нате вам — удивляйтесь и поражайтесь!». Но как ни криви рот, а задумаешься. Мы ведь тоже знаем, что такое показуха. Еще как! Мы в этом деле тоже ученые. Но при этом известная нам показуха всегда диких денег стоит и заставляет всех участников туже затягивать пояса. А там, в Штатах, от показухи почему-то еще и богатеют!
       Вот, к примеру: летит самолет от Великого озера Мичиган на запад и входит в воздушное пространство штата Колорадо. Воздух прозрачный, и даже с большой высоты все видно.
       А видно, что ничего нет. Плоская сухая степь — или, может быть, пустыня. Солнце жарит. Ни деревца, ни речки. И вдруг… (ну прямо как во сне!) появляются круглые зеленые поля. То есть СОВЕРШЕННО КРУГЛЫЕ. Либо это следы инопланетян, либо это… люди, что ли, сделали? Но людей не видно. Ни души! Никакого жилья. И никакой тени. Чертовщина? То-то! Оказывается, поле круглое, потому что из центра до края, как радиус, идет труба. Из трубы течет вода. И труба эта медленно движется по кругу. Идет полив, и поле зеленеет. Человек запустил механизм, а сам поехал по дороге (заметьте, не по кочкам, а по гладкому асфальту!), поехал к себе в далекий дом чай пить.
       А полив идет, и злаки поднимаются. И полей таких под крылом нашего самолета — сосчитать невозможно.
       Спросите: а вода-то откуда взялась, если кругом пустыня?
       Отвечу: автор не является инженером, автор является пассажиром, который, открыв рот, смотрит на это в окошко самолета.
       А потом на горизонте появляются белые, как лебеди, не совсем одинаковые и, учитывая расстояние, гигантские шатры. Ну, думаешь, ясное дело — мираж! На то и пустыня. А вот и ни хрена подобного! Подлетаем ближе, идем ниже — а это аэропорт! Форма шатров взята у индейцев, стоявших тут в XVII веке, размеры принадлежат уже нашему времени — запредельно огромные, а материал, из которого сделаны купола, — это, видимо, уже из XXII века: не поймешь, что такое, но красиво и прохладно.
       Ну сошел автор с самолета под эти шатры и среди фонтанов видит объявление: «Багаж», и стрелка вниз. Сошел вниз, а там… метро! Подходит поезд. Проехали две остановки (это в пустыне-то!), а там тебя ожидает твой багаж. Уже на месте. Фокус? Игорь Кио? Ага, фокус. Только фокус этот проделан с десятками тысяч пассажиров и повторяется каждые две минуты. Штат Колорадо. Город Денвер.
       А вот еще — штат Калифорния, город Сан-Франциско, может, слыхали? Ведь известно: цивилизация идет вперед и ничем ее не остановишь. В большом городе строят надземку, строят метро, разный монорельс, а трамвай всячески убирают — несовременно, звенит, скрежещет, середину улицы занимает. Вон в Денвере — в пустыне, и то метро.
       Так то в Денвере! А тут другой штат, другая фантазия. Не поедут, говорите, люди на трамвае, если есть собственный автомобиль и полно всяких автобусов? Ха-ха! Мало того что в Сан-Франциско единственная в мире канатная трамвайная линия — по всем холмам, и до самого океана, и очередь стоит часа на два прокатиться на подножке, автор так и не дождался удовольствия. Так, я говорю, мало того! По ГЛАВНОЙ УЛИЦЕ идет и простая трамвайная линия. И едут по ней трамваи, один на другой не похожие. Что бы вы думали?
       Сообразили в мэрии, что во всем мире трамвай сходит на нет и, стало быть, будут этих бедолаг-работяг пускать под пресс и сдавать в утиль. Взяли и купили по дешевке. И вот идут по линии один за другим СТАРЫЕ ТРАМВАИ и гордо несут надписи на боку: «Я из Милана», «Я из Сент-Луиса», «Я из Австралии», а я еще черт-те откуда! Батюшки, и московский трамвай там бегает (у нас сняли, а здесь пригодился). Стоит проезд доллар. Недешево. Но, думаете, откажут себе люди проехаться на колымаге, и до нужного места доехать, и почитать программку обо всей этой затее?
       Океан возле Сан-Франциско холодный. Купание там — занятие очень даже на любителя. А вот тюлени в такой воде чувствуют себя превосходно. И теплый берег возле холодной воды — совсем блаженство. Вот они и размножаются, вылезают на сушу, интересуются запахами помоек. Житья от них не стало. Отгоняли, пугали, даже убивали. А потом кто-то додумался: а если, наоборот, оказать им гостеприимство? Прямо в порту построили большие понтоны для их сна и отдыха. Наладили доставку питания. И сотни тюленей из БОМЖЕЙ превратились в обаятельных АРТИСТОВ, а их стойбище стало аттракционом высшего класса. Посетители — круглый год, и вокруг наросло великое множество ресторанов, лавок, ларьков и каруселей.
       ПОСРЕДИНЕ ПОЛНОГО НИЧЕГО — эти слова автор часто слышал во время своего путешествия. По-английски это пишется: In the middle of nowhere. Стоит запомнить эти слова. В каком-то смысле на них вся Америка стоит.
       

      
       P.S. Опять боюсь излишним моим наивным восхищением обидеть чьи-нибудь особо патриотические чувства или возбудить необоснованную зависть — дескать, во он чего насмотрелся, а мы тут сидим, как в землю врытые. Нет-нет, я уже вернулся, я здесь и даже слегка очухался от впечатлений. И вот что скажу: при всем блеске там тоже не рай. Живут красиво, а как кто-нибудь произнесет слово «МОРГИДЖ» (Mortgage) — лица становятся серьезными, и в глазах некоторая тревога. «Моргидж» — заклад, закладная. Дом-то заложен почти у каждого.
       Но не всё сразу. Будет интерес со стороны читателей — расскажу и об этом.
       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera