Сюжеты

ЖИЗНЬ ВЗАЙМЫ БЕЗ ОТДАЧИ

Этот материал вышел в № 91 от 09 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Исповедь советского Дон Жуана Высокий красавец – из тех, кого называют «мачо», «настоящий мужчина». Сорок восемь лет. Женат. Имеет двоих взрослых детей и двоих внуков. Считает себя закоренелым однолюбом. Поставил мне единственное, но...


Исповедь советского Дон Жуана
       
       Высокий красавец – из тех, кого называют «мачо», «настоящий мужчина». Сорок восемь лет. Женат. Имеет двоих взрослых детей и двоих внуков. Считает себя закоренелым однолюбом. Поставил мне единственное, но безоговорочное условие: ни имени, ни фамилии. Что, мол, слава — яркая заплата... Я пообещал.
       
       Началось все по бедности. Я был настоящим бедным студентом с периферии. Стипендия — аж тридцать пять рублей. Отец — учитель, мама — домохозяйка, родила меня, потом всю жизнь болела. Раз в месяц — родительские посылки; в общаге их съедали за вечер. В студенческой столовой можно было пообедать на 31 копейку (полборща — 7 коп., котлета с синим пюре — 19 коп., три кусочка хлеба — 3 коп., чай — 2 коп.), но этого мне хватало на час. А женщинам я нравился всем и всегда — с раннего детства. И я начал столоваться, а заодно и спать — у всех по очереди.
       Меня рвали на части. Три девочки в общежитии чуть не подрались. Правда, подумав, решили побить меня. Еле ноги унес.
       А потом в газетах появились брачные объявления. Что стало крупной победой демократии в СССР.
       Для нашего человека это была настоящая эротика. С брачных объявлений газету начинали читать. Но давать объявления со своим телефоном или адресом запрещалось. Принимали их не в редакции, а в единственной на город службе знакомств. Мужчины проходили под номерами, начинавшимися с 14, женщины — с 08.
       Правда, можно было просто писать письма в ту же службу для абонента такого-то. Письма передавали. А уж абонент решал, отвечать или игнорировать.
       Тут-то и была брешь в советской брачной машине.
       «Почему бы не написать трем-четырем дамам одновременно?» — подумал я. Простейшая мысль. Это не возбранялось.
       Объявления изучал тщательно: важно было не напороться на вариант «для создания семьи». Без такой угрозы это мог быть намек на более свободные отношения. Отметил несколько подходящих ноль восьмых и написал. И дело пошло. И стало моей второй, смежной профессией, которой я занимался во всех смыслах с любовью.
       Мне активно отвечали. Я ходил с абонентами в парк, потом к ним в гости, по-прежнему ужинал, спал и завтракал. Мои траты составляли один букетик гвоздик при первом появлении плюс иногда в парке мороженое пломбир. Мне же давали взаймы без отдачи, на такси, на обед, приглашали на дни рождения в ресторан. Главное было — вовремя и к месту ввернуть, что, к сожалению, материально я беден, поскольку настоящих инженеров у нас не ценят, зато духовно богат.
       Крокодилы практически не попадались. В службу знакомств почему-то обращались милые, симпатичные женщины, часто умные, часто красивые. Очень жалко их было, но рано или поздно приходилось расставаться.
       Между прочим, у меня как раз появилась жена — не по объявлению, а чисто и конкретно по любви. Правда, девственность наших паспортов мы не нарушали. Я наврал, что паспорт потерял, а платить штраф пока нечем.
       Но брачным аферистом я себя не считал. Ни одной женщине, кроме жены, я не обещал жениться. И ни с кем, кроме нее, не заводил двоих детей!
       Я и альфонсом себя не считал. Практиковал это дело из любви к искусству и хорошему ужину. Жена у меня — таких днем с огнем не найдешь. Один недостаток: не любит готовить.
       Как она относилась к моим похождениям — вопрос, конечно, интересный. Вначале прекрасно относилась, поскольку ничего не знала. Писали мне на адрес брата, старого холостяка. Ночевки? Ну — дежурство, командировка, то-се. Потом заподозрила, что «гуляю». Навела справки о моей зарплате и убедилась, что практически вся попадает к ней в руки. Тогда она вообще перестала что-либо понимать. Как гулять без денег-то?
       Ну а потом я нарвался на ее коллегу…
       Это был мой первый провал. На коленях вымаливал я прощение, клялся, что «завяжу»... Брак согласился зарегистрировать! В общем, выбрал моногамию.
       А брачные объявления стали печатать уже во всех газетах и мимо бюро знакомств. Все так просто. А я не у дел!
       И тут мне перестали платить зарплату. Я и так был не ахти какой добытчик, а здесь совсем сел жене на шею. Нехорошее ощущение. Ну и взялся за старое... За мелочь всякую — за ужин, максимум вместе с завтраком. Жена молчала.
       И тут зарплату перестали платить ей. Зато объявления в газетах становились все более откровенными. Вплоть до «услуги состоятельным дамам». Кто, если не я?
       Я дал объявление и стал работать на два фронта. Ходил к женщинам, желающим выйти замуж или познакомиться, — это ради хлеба насущного. Его требовал организм. Ходил по вызовам. Это уже за деньги. Их требовала семья.
       Брал я за визит довольно много — начал с полтинника, но быстро догнал до сотни зеленых. Раз в неделю отработал — и семья обеспечена. Надо было мне тут же бросить шляться «за харчи», но привычка свое взяла. Это меня и погубило.
       Среагировал раз на объявление, приезжаю – совсем тяжелый случай. Однокомнатная хрущоба у черта на рогах, не то что на такси — пожрать ни разу толком не дали. Соискательница все жаловалась, какая она бедная и несчастная. Сказал, что в мужья не гожусь, и телефончик вычеркнул.
       А через неделю получаю вызов. Явился. Дом за железным забором, охрана — мордовороты такие, что я перед ними хлюпик. Я еще подумал: «Неужели ей мало этих быков?» Выходит клиентка. Поднимаю глаза и понимаю, что вляпался серьезно.
       Та самая. Из хрущобы. Проверяла, умница! Искала, чтоб не на деньгах женился! Она тоже меня моментально узнала. Подозвала своих головорезов и распорядилась:
       — Отбейте ему все, что висит.
       Очнулся ночью в луже на остановке. Весь в грязи, в крови. С трудом поднялся, попытался остановить машину. Но слишком уж страшный у меня был вид. Домой добирался часа два. Жена вызвала «скорую». Отвезли в больницу. Зашили, что могли. Челюсть сломанную зафиксировали, положили в стационар. Долго лечили.
       Теперь я верен жене. Иногда вспоминаю, что я, как Карлсон, мужчина в полном расцвете сил, и мне хочется тряхнуть стариной. Но я держу себя в руках...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera