Сюжеты

ЧЕРНЫЙ СЪЕЗД ЧЕРНОГО НАЛА

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Столичные политтехнологии — на страже гражданской войны в Чечне У людей, склонных к предательству и не единожды предававших, есть одна родовая черта — они никому никогда не верят, потому что знают, что ни при каких обстоятельствах нельзя...


Столичные политтехнологии — на страже гражданской войны в Чечне
       

    
       У людей, склонных к предательству и не единожды предававших, есть одна родовая черта — они никому никогда не верят, потому что знают, что ни при каких обстоятельствах нельзя верить им самим. Ахмат-Хаджи Кадыров, воображающий себя главой администрации Чечни в связи с тем, что на эту должность его назначил президент, — типичное подтверждение этого общего правила.
       Однако сначала — информационная преамбула.
       11 декабря в Гудермесе, втором по величине чеченском городе, в обстановке всеобщей секретности и тотальной конспирации, граничащей с манией преследования, состоялся «съезд чеченского народа». Временами на нем председательствовал сам Кадыров. Привезенные на этот «съезд» делегаты дружно поднимали руки по команде из президиума и голосовали «за». «За» — проведение референдума по новой конституции, проект которой собственноручно начертал Кадыров. «За» — проект закона о выборах президента республики, который придумал лично Кадыров... «За» — благодарность главе государства «за постоянную заботу и внимание к Чеченской Республике»... И т.д. и т.п. Только «за». За все, о чем попросили и ради чего привезли.
       По ходу дела возникло слишком много вопросов. Например: а кто конкретно, какой чеченский народ, какая его часть избирала делегатов, полномочных принимать столь судьбоносные решения — о референдуме, новой конституции, полной готовности Чечни к демократическим выборам? Кто повыписывал гудермесским «делегатам» мандаты, никакой квотой не подтвержденные и законом не регламентированные, а они ими потом взмахивали, изображая перед телекамерами «всенародное волеизъявление»? Какова политическая цена фальсифицированных бумажек? Да и вообще, откуда взяли «делегатов»? Почему их везли на частном самолете из самой Москвы? И кто за него платил? И по какой, собственно, причине «съезд» случился именно 11 декабря? И именно в Гудермесе? А не 16 декабря в Москве, как о том было ранее объявлено, да и не только объявлено, но и договорено в Кремле, на знаменитой посленорд-остовской встрече отдельных представителей чеченской диаспоры с президентом Путиным, когда и «был взят курс на политическое решение чеченского вопроса», под коим подразумевалось проведение референдума по кадыровской конституции, последующих выборов Кадырова и т. д. (см. выше)?
       Начнем ответы по порядку.
       — 16 декабря?.. Съезд? — кричит в трубку Таус Джабраилов, нынешний кадыровский заместитель по связям с общественностью, думающий о себе, что он уже почти чеченский Ястржембский. Шестнадцатого будет партийный съезд Аслаханова! Он будет свою партию создавать, а не чеченский народ собирать! Это он только всем говорит, что он — за чеченский народ! Он — за себя! Чеченский народ — он у нас! И — 11 декабря.
       — А на чьи деньги самолет из Москвы, на котором вылетают представители «народа»?
       Это мы говорим 10 декабря, вечером, накануне. Таус, естественно, не хочет отвечать прямо на финансовый вопрос, мнется и жмется, мол, его надо понять...
       Поэтому отвечу за несчастного Тауса. Самолет наняла партия «Единство», и в этот самолет (а соответственно, и в число «делегатов», проголосовавших «мандатами от имени чеченского народа») смогли попасть — и попали только те, кого выбрали для этой цели партия «Единство» и тот конкретный ее функционер, который в ее нынешнем медвежьем («медведь» — партсимвол) политбюро отвечает за «выборы Кадырова». Так кто же он? Господин, назначающий «делегатов от имени чеченского народа», а значит, чувствующий себя этим самым народом?
       Ответ — Франц Адамович Клинцевич, депутат Госдумы, «афганец», боевой орденоносец, впоследствии активист коммерческого «афганского» движения, теперь партактивист в пользу действующей власти, храбрый и исполнительный человек. Сегодняшняя трагедия Клинцевича заключается в одном — в том, что от имени и по повелению он брошен «Единством» на чеченское направление, главная задача на котором (как лично мне Клинцевич ее доходчиво разъяснил в начале нынешней осени) — привести Кадырова к власти через выборы любым путем, дабы выбить последнюю ножку в той табуретке, на которой сидит Масхадов. Гудермесский съезд 11 декабря — часть этой кампании. А ранее, исключительно для обеспечения успеха Кадырова на таких выборах, «Единство», пользующееся госпротекционизмом, оказалось единственной партией, допущенной военными в Чечню, и более того — партэмиссары «Единства» были взяты там под охрану наравне с персонами государственного значения, что, собственно, и сделало возможным создание Клинцевичем чеченской партсети «Единства».
       Короткое отступление, но по делу. На тему: почему мы, собственно, встречались с Клинцевичем по его просьбе и обсуждали, как быть с Кадыровым? Летом—осенью этого года в нашей газете были опубликованы два материала о безнаказанных похождениях бандитского окружения Кадырова и о том, что люди, призванные Кадыровым охранять его персону, со временем обзавелись своими «тюрьмами», похищают противников Кадырова, после чего те бесследно исчезают, а также заняты оперативно-разыскной деятельностью против врагов Кадырова с целью их устранения, на что не имеют никакого права...
       Так вот, Клинцевича эти факты заинтересовали, он попросил добавить то, что, быть может, не вошло в газетный материал, и разговор наш был очень серьзным. Главным образом о том, что Клинцевич знает о Кадырове куда больше любого журналиста, что совершенно согласен с напечатанным, что во время своих партпоездок по Чечне лицом к лицу встречается с теми самыми бандитами из ближайшего окружения Кадырова, что разговоры на «партсобраниях» в Чечне начинаются и заканчиваются требованием кого-то «убрать» (личных врагов, вступающих в «Единство») — и тогда «враги увидят нашу силу», что на этих собраниях люди — с автоматами...
       — И вы со всем этим согласны? Что, ТАКОМУ Кадырову нет альтернативы в Чечне? — сказала я тогда то, что вертелось на языке.
       И Клинцевич ответил в том духе, что ничего с этим поделать не в состоянии: партия решила — он обязан выполнять; раз Кремль хочет Кадырова — значит, партия Путина обязана сделать все, чтобы был избран именно Кадыров, какой бы личностью он ни был, каким бы черным ни было его правление и ужасным стиль его окружения... Клинцевич улетел в Чечню, и вскоре оттуда пришла новость партстроительства: Сулим Ямадаев — нынешний кадыровский протеже № 1 — избран руководителем чеченского отделения «Единства».
       Кстати, этот Ямадаев — еще одна причина, почему съезд «чечен-единского» народа приземлился именно в Гудермесе, а не в столице республики, что выглядело бы куда логичнее. Гудермес — город братьев-разбойников Ямадаевых, известных и в Чечне, и далеко за ее пределами похитителей людей. Сулим — один из неубитых братьев, со временем переметнувшийся на сторону Кадырова и ставший при нем большим начальником — заместителем военного коменданта республики, который следит (о Боже!) за поддержанием порядка.
       Так вот, омандаченных «делегатов» свезли 11 декабря в ямадаевский Гудермес. А куда еще? Чтоб не рыпнулись. Чтобы знали. И действительно, не рыпнулись. Тех, кого привезли проголосовать самолетом, тем же вечером и тем же самолетом отправили в Москву обратно. Бегом. Чтобы никаких тесных контактов с чеченским, собственно, народом. Не для того везли.
       Пора, однако, вернуться к самому циничному моменту всей этой нелегитимной истории с проталкиванием Кадырова в выбранные президенты Чечни — к ответу на вопрос: почему же в Кремле все так, а не иначе? По какой-такой серьезнейшей причине именно Кадырова, и никого другого, столь маниакально хотят иметь в Чечне на ближайшие пару лет и для этого готовы на все?
       Ищите деньги. И это также мне стало ясно после общения с господином Клинцевичем. Кадыров хорош для Кремля именно потому, что совершенно повязан, замаран и доказал, что не имеет никакого отношения к тем, кто способен остановить войну или стремится облегчить жизнь своего народа. Зато он весьма продуктивен во всем, что касается финансовой стороны вопроса. Так вот, Чечня такая, какая она есть — черная дыра тотального беззакония, — ВЫГОДНА Кремлю до следующих общероссийских выборов. И парламентских, и президентских. Чечне уготована роль зоны черного нала для обслуживания этих грядущих выборов — зоны, через которую «Единство» (не исключено, кстати, что и другие партии и движения, которые к нему примкнут) будет сначала накачивать (под грифом «восстановления» и «благотворительности»), а потом выгребать необходимые «левые» средства. То есть Чечня — как «проходная Белого дома» и «коробка из-под ксерокса» образца 96-го года.
       Возможно ли подобное? Еще как! В республике, оказавшейся под Кадыровым, так и не существует белой экономики. Нет фактически работающих банков, судов и прокуратур. Тут все — черное, и ДОЛЖНО ОСТАВАТЬСЯ ЧЕРНЫМ. Тут — зона анархии. Причем как военной, так и финансовой. И правда местной жизни состоит в том, что только Кадыров, доказавший, что он большой поклонник идеи черного нала, вполне проверенный на этом деле, сегодня может его обеспечить. Естественно, с помощью вновь назначенного чеченского (из ивановских) премьера — Михаила Бабича...
       Только не делайте широко распространенной ошибки, думая, что будущим выборам Путина и «Единства» в России совсем не требуются добротные финансовые инъекции ввиду высоких рейтингов — эти рейтинги потому-то и высоки, что услуги по пропаганде и поддержанию их запредельного уровня очень хорошо оплачены. Так что Кадыров в Чечне нужен Кремлю столь же остро, как и Кремль — Кадырову. Вот только последний, видимо, это не слишком хорошо понимает. И поэтому дальше о нем: почему он вдруг так заспешил и засуетился со «своим» 11 декабря? Зачем ему надо было любой ценой опредить 16 декабря? Вырвать право первой ночи в деле проведения «съезда чеченского народа» у Асланбека Аслаханова, которому, между прочим, и принадлежала идея проведения подобного мероприятия с приглашением чеченцев из ВСЕХ слоев и регионов, из воюющих и страдающих?..
       Кидающий и предающий других всегда боится одного – что вот-вот кто-то кинет или предаст его самого. Кадыров, каков он есть, до конца не верит никому. И Путину в том числе. Пресмыкается — а не верит. Вот поэтому и возник Гудермес в столь пожарном варианте: это Кадыров перебивал рынок Аслаханову, заподозрив возможность сговора Аслаханова с Кремлем о возможном президентстве Аслаханова за его, Кадырова, спиной, и, как это Кадыров понимал, такой сговор был назначен на 16-е...
       А теперь о главном. Что все это меняет в реальной жизни людей в Чечне? Того самого народа?..
       Ничего. Абсолютно. Как военные людей пытали в фильтрационных лагерях на окраинах сел, так и пытают. Включая 11 декабря (в Старых Атагах). Как их убивали по ночам «неизвестные в камуфляжах и с автоматами», так и убивают.
       Накануне кадыровского «съезда», как раз когда «глава» вытрясал в Москве самолет для «делегатов» и рисовал «мандаты», в дни мусульманского праздника массовая карательная операция, вошедшая в наш современный словарь под именем «зачистка», проходила в многострадальных Самашках. После самашкинской «зачистки» бесследно исчезли шесть человек. В никуда. Как всегда...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera