Сюжеты

АРМЯНСКИЙ СЛЕД ЗА ПРЕЗИДЕНТОМ АЗЕРБАЙДЖАНА

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как корреспондент «Новой газеты» преследовал Гейдара Алиева Вначале было слово, заканчивающееся на «ян». Чуть раньше — профессиональное желание, а намного раньше — гонка по городу детства, по его грустным улицам с тихими липами и акациями....


Как корреспондент «Новой газеты» преследовал Гейдара Алиева
       

    
       Вначале было слово, заканчивающееся на «ян». Чуть раньше — профессиональное желание, а намного раньше — гонка по городу детства, по его грустным улицам с тихими липами и акациями. Тут еще возникла редакционная идея командировать в Баку для интервью с президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым собкора по Закавказью с фамилией на «ян», т.е. меня.
       Первый звонок в азербайджанское посольство в Москве несколько озадачил: пресс-атташе не проявил восторга и отослал к непосредственному начальству, которое, в свою очередь, также адресовало в инстанцию повыше, ничего не пообещав. А вот уже в этой инстанции любезно выслушали и проявили готовность немедленно связаться с внешнеполитическим ведомством на предмет выдачи визы и обговора даты выезда на встречу с главной персоной. Остался пустяк: редакционному руководству сообщить имя и фамилию корреспондента, которому должна быть выдана виза. Что и было сделано. Рассказ начинается здесь — до этого бюрократические разводки.
       
       Для чего нам дан язык?
       Когда из редакции сообщили армянскую фамилию корреспондента, посольская трубка потеряла дар речи, забыв, что язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли, а не выдавать их молчанием. Наконец смущенное: «Пришлите вопросник. И объективку на корреспондента». — «Вопросник? Ладно». Хотя он — чистая формальность при живой встрече. Заявлю вопрос, допустим, об отношении к наследию Низами, а спрошу о 39 предложенных Алиевым поправках к конституции или о проводимой им демографической политике в Нахичевани и Карабахе в бытность первым секретарем ЦК КП республики.
       Но признаюсь, я не собирался этого делать: редакция затевала не поход против алиевской властной команды, а желала этой журналистской акцией как-то — ну хоть на миллиметр! — сблизить позиции враждующих сторон, внеся свою лепту в налаживание связей между двумя народами, залегшими в траншеях необъявленной войны.
       Вот он, вопросник для президента Азербайджана, — отправлен по факсу азербайджанскому посольству в Российской Федерации. И дата в конце — обратите внимание — точка отсчета дипломатического обмана редакции МИДом Азербайджана с недописанным эпилогом.
       1. Вы — многоопытный политик. Что Вам подсказывает интуиция — скоро ли решится карабахский вопрос?
       2. Допустим, в нашем конфликте поставлена точка. Каким Вам видится дальнейший сценарий развития отношений между Арменией и Азербайджаном?
       3. Нет ли у Вас впечатления, что чем дальше, тем больше интересы трех закавказских республик расходятся? Если у Вас иное мнение, интересно его знать.
       4. Совместимо ли одновременное присутствие в нашем регионе США и России? Если да — то в какой пропорции?
       5. Позвольте нетрадиционный вопрос: как живет Азербайджан?
       6. Мне рассказывали, что нередко на семейных торжествах в Баку поднимают тост за бывших соседей-армян, которые вынужденно покинули город… Как Вы относитесь к таким душевным проявлениям земляков?
       7. Можно ли представить день, когда Гейдар Алиев посещает с дружественным визитом Ереван или Роберт Кочарян совершает поездку в Азербайджан в качестве руководителя соседнего государства?
       8. Какие формы народной дипломатии Вы могли бы подсказать народам наших республик?
       9. То, что журналист-армянин берет у Вас интервью и журналист-азербайджанец может встретиться с Робертом Кочаряном, считаете ли Вы знаковым явлением?
       Благодарю за ответы!
       Иосиф Вердиян, собкор «Новой газеты» по Закавказью. Москва, 11 сентября 2002 г.

       И все? — спросит читатель. Какое там!
       Параллельно ведя переговоры с бакинскими дипломатами, мы, заметив заминку, искали и другие подходы. Так, обратились к тележурналисту Андрею Караулову с просьбой посодействовать аудиенции у Алиева. Он как раз собирался на съемки очередной серии документального фильма о главе азербайджанского государства и любезно согласился свести собкора «Новой газеты» с ним.
       Более того, заместитель главного редактора газеты депутат Госдумы Юрий Щекочихин вместе со спикером нижней палаты парламента Геннадием Селезневым на приеме у Алиева в бакинской резиденции поставил его в известность о редакционной инициативе и нашел понимание. Во всяком случае, Гейдар Алиевич, выслушав зама главного редактора, одобрительно кивнул: «Поддерживаю почин. Охотно приму вашего собкора».
       Не скрою, что уже тогда у меня появились сомнения в искренности азербайджанского лидера. Справедливости ради следует отметить, что для притворства у него были и есть объективные причины.
       
       Призрак армянина бродит по Баку
       Не станем ворошить старое. Теперь, в данной ситуации, это без пользы.
       Однако небезразлично, каково нынче отношение к армянам в азербайджанском обществе. В нем, если убрать полутона, доминируют два почти противоположных мнения. Одно — как у русских в годы войны с Германией: убей немца! Другое — выпьем за наших добрых друзей-армян, с которыми нас рассорили!
       Думаете, выдумка? Отнюдь. Несколько примеров.
       Года три назад довелось участвовать в симпозиуме по конфликтологии в Стамбуле, организованном, кажется, Мэрилендским университетом США. На него были приглашены в числе других (боснийцев, израильтян, грузин, осетин и др.) также и азербайджанские коллеги. Они, кстати, помогли автору этих строк провести на главной стамбульской улице блицопрос, обращаясь по-турецки к прохожим с вопросом: «Как стамбульцы относятся к тому, что рядом с ними здесь стоит ереванский журналист?».
       Общались между собой дружески не в силу воспитанности или приверженности к интеллигентскому кодексу поведения, а от души тепло — как старые соседи, живущие в смежных комнатах с различной топонимией. Если уж так легла карта национальных судеб, и мы должны находиться рядом на географической карте, то надо к этому относиться философски и не без доли фатализма. Возможно, Азербайджану по вкусу Саудовская Аравия и — совершенно точно! — Турция, а Армении — Франция или Италия… Но глобус вертится и вертится, демонстрируя себя с разных боков, а страны и народы при этом остаются на местах, определенных историей и, черт нас побери, судьбой.
       Я намеренно не называю имена бакинских коллег — время скверное, и, судя по азербайджанской прессе, там «охота за ведьмами» в разгаре.
       Из бакинской газеты «Зеркало» (26.04.2002 г.): «Начальник управления полиции Сабаильского района Назим Нагиев выступил перед журналистами с разоблачением арестованной активистки ДПА Фаины Кунгуровой. По словам начальника, Кунгурова не азербайджанка, а армянка. Когда-то Кунгурова была Фаридой Тагиевой, как выразился Назим Нагиев, «чистая армянка». «Недостойно защищать человека, происхождение которого связано с нацией врага», — заявил Нагиев. Начальник сабаильской полиции в заключение заявил, что находящийся в США председатель Демпартии Расул Гулиев не только опирается на американских армян, да еще и собирает в свою партию армян».
       Между прочим, «армянский след» этого Расула Гулиева, бывшего спикера миллимеджлиса, дотошно исследуется и в публикации, подготовленной азербайджанским центром исследований «Интеллект» для «Известий». Вроде он — незаконнорожденный сын армянина и азербайджанки, эта смесь, дескать, криминальна, она-то и подвела полукровку к махинациям… Мерзкий сон времен инквизиции. Бессонница в ночи «длинных ножей». Дурдом, короче.
       Ненависть подтачивает общество — это хорошо известно не только мудрецам, но и алиевской оппозиции, оттачивающей армянский вопрос грубоабразивным камнем вулканных националистических страстей.
       А вот другая история из той же действительности, о ней поведала популярная армянская газета «Новое время». Рассказ бакинской армянки, приехавшей погостить к ереванским родичам. «По ее словам, до сих пор в Баку проживает большое количество армянок, скрепивших себя узами брака с азербайджанцами. В одном из своих выступлений Гейдар Алиев указал даже число этих женщин — около 10 тысяч.
       В здании, где жила Эмма (назовем так нашу собеседницу), были еще пять ее соотечественниц, жен азербайджанцев. Покидать насиженные места торопятся немногие и влачат существование в четырех стенах. «Нет, конечно, армянки могут просто выйти прогуляться до магазина, — рассказывает Эмма. — Часто идут в парк или совершают поход в кино, но только в сопровождении мужа. Полной гарантии их безопасности все же нет. И это при том, что последние лет пять армянкам стало жить намного спокойнее. Спасибо Алиеву — на него они буквально молятся». По ее словам, никоим образом не изменили своего отношения к представительницам враждебной нации ни азербайджанские подруги, ни соседи. «Вы не поверите, но любая свадьба в Баку начинается с «Доли воровской», один куплет которой исполняется на русском, один — на азербайджанском, а один — на армянском языке, — продолжает Эмма. — Более того, я присутствовала на свадьбе, где был произнесен тост: «Выпьем за армян, уехавших из Баку». Такая любовь задним числом — что-то вроде ностальгии.
       …Однажды в автобусе азербайджанка с грустью вспоминала подругу-армянку: «Мастерица была на все руки. А как шила! Где сейчас такую портниху найдешь, да еще с такой душой хлебосольной. Ни разу без угощения не отпускала».
       Теперь, когда соблюден принцип «черное и белое», следует вслух высказать формулу, по которой, очевидно, вычисляется политическое поведение. У армян — комплекс победителя, диктующий снисходительность и великодушие, у азербайджанцев — комплекс побежденных, атрибуты которого — жажда реванша, отсюда агрессивность, нетерпимость. Честно признаемся: если бы в проигрыше оказались мы, а они — победителями, то с большой долей вероятности можно прогнозировать перемену знаков. Ясно ведь.
       
       Вдогонку желтой майке
       Очередная — то ли 20-я, то ли 22-я, со счету сбились — встреча Гейдара Алиева с Робертом Кочаряном по карабахскому урегулированию состоялась в Праге, в те дни, когда в чешской столице проходил саммит НАТО. Между тем азербайджанский посол в России Рамиз Рзаев продолжал хранить обет молчания, не отвечая на запрос редакции. Умные люди посоветовали: собирайся в Прагу и там увидишь Алиева и попросишь его, он поймет и рассудит, даст по мозгам своим чиновникам. И т.д.
       В Прагу — так в Прагу. Увы, и там не повезло! После встречи Кочарян и Алиев дали короткий брифинг, к персоне номер один Азербайджана было не подступиться. Остался последний шанс — радиостанция «Свобода», где провели пресс-конференцию президенты Армении и Грузии, и авось не откажется от свидания с пишущей братией и их азербайджанский партнер.
       Программа пребывания Гейдара Алиева не предусматривала пресс-конференцию на «Свободе». Зато моя коллега из «Азербайджан-сервиса» засыпала острыми вопросами армянского лидера, и я, завидуя ее везению, стонал от собственной профессиональной незадачливости, что даже за тридевять земель от эпицентра межнационального конфликта не удалось задать кавказскому политическому аксакалу несколько вполне пристойных, совсем безобидных и чрезвычайно вежливых вопросов. А следовательно, и не удалось услышать ответы на злобу дня умудренного жизненным и государственным опытом человека, да и просто, воспользовавшись поездкой, пройтись по бакинским улицам, может, даже съездить в Гянджу, где в армянских кварталах так бесподобно пахнут белые акации и тихо, почти стыдливо, шелестят листвой липы.
       На обратном пути додумался до глупой мысли поинтересоваться у Роберта Кочаряна, готов ли он принять нашего обозревателя азербайджанской национальности, но вовремя удержался: президент, наверное, обиделся бы на саму просьбу, как бы ставящую под сомнение его открытость прессе, безотносительно от национального происхождения ее представляющего.
       А говорят — народная дипломатия! Пришептывают: слово камень точит. Какой камень — тот, который за пазухой? Нефтяные камни, сулящие баснословные барыши и придающие уверенность? В детстве простительно не любить овал и рисовать угол, но когда на челе наций скорбные морщины и вся голова полна седин, всякая забористость в государственных взаимоотношениях есть проявление политической инфантильности и скудоумия.
       Так и живем спиной друг к другу, время от времени доставая из-за пазухи абразивные камни и оттачивая косу ненависти. Никакого движения. Мамонты, вкопанные в вечную мерзлоту.
       

       Ереван — Прага — Москва

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera