Сюжеты

ОСТРАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Этот материал вышел в № 93 от 19 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Радуев плюс Буданов. Плюс мы «Хорошенький» получился конец года: Буданов «оправдан», Радуев «умер в тюрьме от множественных кровоизлияний». И в обоих этих событиях, вроде бы случайно сошедшихся во времени, юриспруденцией и не пахнет. В том...


Радуев плюс Буданов. Плюс мы
       


       «Хорошенький» получился конец года: Буданов «оправдан», Радуев «умер в тюрьме от множественных кровоизлияний». И в обоих этих событиях, вроде бы случайно сошедшихся во времени, юриспруденцией и не пахнет. В том смысле, что Буданов получил государственное отпущение грехов, даже если теперь на некоторое время попадет в спецпсихбольницу, а Радуев фактически убит, даже если окажется, что действительно умер собственной смертью, однако после допроса, и поэтому кто же в это теперь поверит... Мы — страна прогрессирующих правовых нигилистов. И чем дальше, тем этот прогресс страшнее.
       
       Оправдание и наказание
       Для начала уточним позиции во избежание кривотолков: правомерно ли ставить рядом такие фигуры, как Буданов и Радуев? Есть ли основания проводить столь смелые параллели между очень разными событиями, которые имели место на этой неделе? Между долгоиграющим и якобы судебным процессом над танкистом-душегубом времен второй чеченской войны? И ликвидацией ликвидатора № 1 времен первой чеченской?
       В этих двух историях есть только одно общее — ключевое слово, вокруг которого все в них и крутилось. Слово это — «самосуд». Ведь что случилось с Будановым? Он теперь фактически оправдан государством только потому, что вершил самосуд от имени государства и во имя главной (антитеррористической) идеи государства – и, значит, это «хорошо». Именно такой сигнал подала обществу власть (помахав нам всеми своими ветвями), юридически одобрив не только цели, которые преследовал Буданов, но и средства их достижения. А что с Радуевым? Он наказан. Над ним свершили самосуд (лишив жизни) за то, что он так же, как и Буданов, ранее не брезговал самосудом, но от собственного имени. И это так «плохо», что карается высшей мерой собственного, тюремного производства...
       Вы спросите, где же тут Конституция? законы? УПК, УК и прочие своды?
       Ничего этого нет — испарились, как ненужные госмашине в делах Буданова и Радуева. На наших глазах в начале российского XXI века санкционированное государством право мести (атрибут средневековья) одержало полную победу над национальным правом и выступило в качестве движущей силы отечественной юриспруденции, причем по всей цепочке: от прокуратуры и до ГУИНа.
       Такое не бывает без последствий. Какими они могут быть? Предлагаю вернуться к избранным страницам обеих историй, причем не с точки зрения личностей, значащихся там на первых ролях, а с позиций влияния этих квазиюридических процессов на дальнейшее развитие нашей и без того фемидонедостаточной страны.
       
       Будановщина
       Что это такое в самом деле? Что вышло на круг? И можно ли утверждать, что в истории России теперь есть явление с таким персонифицированным названием?
       Смотрите сами: согласно выводам последней судебной психолого-психиатрической экспертизы, над которой, как официально объявлено, трудились лучшие отечественные специалисты в этой области, Буданов должен быть освобожден от уголовной ответственности, поскольку признан невменяемым лишь на короткий миг совершения преступлений — 26 и 27 марта 2000 года, зато во все остальные периоды времени нам предлагают считать его вполне полноценным, практически здоровым и пригодным для воинской службы в качестве командира танкового полка. При этом, как отмечают «лучшие специалисты», невменяемость Буданова никоим образом от него не зависела: он вроде бы как самая главная жертва при наличии реальной жертвы — умерщвленной, избитой и изнасилованной девушки.
       Вы видите? Все полностью перевернуто: «невменяемость» оправдана тем, что полностью спровоцирована, во-первых, непримиримой к врагам обстановкой так называемой «антитеррористической операции», а во-вторых, тем активным противодействием мужскому насилию, на которое осмелилась несчастная 18-летняя сельская девушка с красивым лицом, подвернувшаяся полковнику под руку, когда тот, изрядно выпив за вновь избранного президента (напомним, дело было 26 марта 2000 года), искал по селу и девушку себе, а заодно и снайперов, которые ему всюду мерещились...
       И? Нет никаких преступлений. Все — Буданов чист. Чеченская девушка и чеченская война виноваты, это они спровоцировали полковника на самосуд в невозможных условиях...
       Кстати, важная деталь: кому «все дозволено» от имени государства, тому, действительно, дозволено все — заодно «невинно пострадавшему» Буданову списываются и все остальные совершенные им преступления. Будто их и не было – никаких тебе побочных судебных линий. Они исчезли, испарились... И неважно, что полковник еще накануне убийства чеченской девушки в группе с другими старшими офицерами своего полка, натрескавшись водки за здоровье своей маленькой дочки, измывался над своим товарищем по оружию, над «братом» — младшим офицером полка командиром разведроты старшим лейтенантом Романом Багреевым... Издевался только за то, что он отказался просто так, от командирского пьяного угара, палить тяжелыми снарядами по селению, и был посажен за то в яму; его, младшего офицера, старшие офицеры посыпали известкой, били, лежачего, сапогами по лицу (и Буданов в том числе) и кусали в бровь...
       Всего этого теперь не существует — в юридической оценке. Все стерто господствующей идеологией бескомпромиссной битвы с терроризмом, где ВСЕ ПОЗВОЛЕНО тем, кто призван бороться. Преступления — побоку, Буданов — невменяем, а значит, неподсуден. По одной простой причине: потому что невменяема и неподсудна линия нашей партии и правительства на войну до победного конца, линия, которой он столь разнузданно служил. И будановщина отныне — это и есть явление ГОСУДАРСТВЕННОГО ОПРАВДАНИЯ САМОСУДА в том случае, если он вершится в полном соответствии с этой линией.
       Что будет дальше? После суда в Ростове? Что касается Буданова, то он, видимо, поступит в ведение не тюремщиков, а психиатров, которые, согласно действующему положению, будут его содержать в больнице специального типа столько, сколько они, а не суд, посчитают необходимым: неделю посчитают — Буданов «излечится» за неделю, месяц посчитают — мы, общество, уже через месяц получим на руки бывшего танкиста-убийцу...
       А что станет с нами? С обществом, наткнувшимся теперь и на будановский антиурок? Со страной, и без того зараженной инфекцией, именуемой острым правовым нигилизмом?
       Будановщина — спусковой крючок, когда то, что политически целесообразно, то и верно. Это возврат к необольшевизму, где право — не самоценно, а в услужении господствующей идеи. Будановщина — крутой спуск вниз по горке целесообразности. Но мы не свернем себе шею на этой горке — нет, конечно. Потому что мы умеем по ней спускаться, привыкли за долгие десятилетия, предшествовавшие новым временам.
       Будановщина просто сделает нас прежними. Точно такими же, которые допустили миллионы жертв в 30-е и 40-е только потому, что того требовала линия тогдашней партии и правительства... Юриспруденция на службе у идеологии — и мы получим нового Сталина — неважно, с какой фамилией.
       
       Радуевщина
       Доказательства в пользу будановщины, увы, именно в радуевщине. Какими бы несовместимыми ни казались эти два явления отечественного ландшафта.
       Кто такой Радуев? Человек, совершивший длинный ряд кровавых преступлений. Наглый, хитрый и изворотливый. Пробу ставить некуда.
       Однако это будто бы лирика. Суровая правда нашей жизни состоит в том, что, пожалуй, нет другой персоны времен обеих чеченских войн, на примере которой отечественная правоохранительная и судебная системы могли бы продемонстрировать всю свою мощь и силу. Во всем, что касается преступлений Радуева, следствию (следственному управлению главного управления Генеральной прокуратуры на Северном Кавказе) и суду (Верховному суду Республики Дагестан) ничего не надо было бы натягивать, выдумывать и фальсифицировать, все под рукой. Свидетелей тьма — Кизляр, Первомайское...
       Увы, и тут ничего не вышло. Даже на этом идеальном с точки зрения судебных и прокурорских перспектив радуевском материале наша правоохранительная вертикаль-горизонталь не сумела выстроить полновесной юридической процедуры. Радуева осудили не на основе показаний свидетелей, а фактически на базе его самообвинений, на которые он, как известно, не скупился и, будучи человеком нездоровым после шести тяжелых ранений, самобичевался перед всеми, кто этого хотел.
       Заметьте, вот что важно: Буданов не осужден — на основе самооправданий с последующим государственным оправданием. Радуев осужден — на базе самообвинений с последующей государственной ликвидацией. И там, и здесь — Фемидой и не пахнет.
       Как же быть? На что надеяться? При подобных-то подходах? В какую опасную черную спираль мы продолжаем влетать посредством этой бесконечной чеченской войны, частью которой являются дела и «невменяемого» Буданова, и покойника Радуева?
       
       Мы
       Наш нынешний удел — это юридическая анархия при наличии Конституции как последствие полной военной анархии на фоне все той же Конституции в зоне «антитеррористической операции» на Северном Кавказе. И? Какие получились МЫ в интерьере идущей войны? Вот только несколько черт.
       ...У нас много замечательных судей.
       А судить-то по закону некому... Судебная власть — призрачная, приблизительная и неточная, когда не справедливость торжествует, а соответствие «линии партии», и поэтому нет никаких сил этому поверить.
       ...У нас сотни высококлассных прокуроров.
       А юридически корректно обвинить — опять же нет мотивации, кроме политцелесообразности. И хоть тресни, не помогает новый УПК — трижды сверхпередовой.
       ...Еще у нас тысячи умнейших адвокатов.
       А защитить от произвола некому — и тоже нет к тому никакой мотивации. И единственное, что обычно помогает, — это сговор защиты с обвинением путем... взаимных уступок. Вы можете, конечно, не соглашаться — в порыве законного гнева, и это значит, что, слава богу, вы пока не встречались с этим лично и не имели шанса ужаснуться пропасти, отличающей западноевропейскую адвокатуру от отечественной...
       Список симптомов острой юридической недостаточности современности можно продолжать долго. Но в том-то и парадокс, что циничное правопопрание случилось аккурат в последние пару лет, при вожде-юристе с прекрасным питерским университетским образованием за плечами да еще и с главным лозунгом в руках о диктатуре, мол, закона... Разные времена и «первые лица» доставались нашей стране. Бывали шуты и глупцы. Палачи и коммунисты. И вот теперь — приверженец простых средневековых решений.
       А где же Конституция? По всей видимости, на месте — под стеклом, в Кремле. С ее участием теперь отлично выходят государственные церемонии — на ней, например, клянутся.
       Но вот беда — ей не следуют. Совсем. Подобно английской королеве, вмешиваться в политику наша Конституция права не имеет. Утратила его — и это тоже последствие войны.
       На ступенях — 2003 год. Каждый, кто мечтал жить в правовом государстве, может быть свободен. Антиправовая революция, на которой так долго настаивали наши необольшевики, свершилась. Все условия для дальнейшего процветания отечественного правового нигилизма созданы. Путь в никуда открыт. Исторический тупик, где мы уже побывали, замер в ожидании нас. Удержимся ли на краю?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera