Сюжеты

ТОЛПОТВОРЕНИЕ

Этот материал вышел в № 93 от 19 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Оппозицию у нас подавляют эффективнее, чем пьяную толпу. Последняя политически безопаснее Тверской межмуниципальный суд приговорил к четырем годам заключения первого участника беспорядков на Манежной площади — Александра Типцова. Другие 35...


Оппозицию у нас подавляют эффективнее, чем пьяную толпу. Последняя политически безопаснее
       

       Тверской межмуниципальный суд приговорил к четырем годам заключения первого участника беспорядков на Манежной площади — Александра Типцова. Другие 35 погромщиков вскоре тоже предстанут перед судом. Привели их туда события 9 июня, когда по большому рекламному монитору над площадью транслировали футбольный матч между Россией и Японией. И российская сборная проиграла. А дальше случился погром.
       
       Вот далеко не полный список пойманных участников беспорядков, которые, очевидно, отправятся вслед за Типцовым: Ромашин Андрей (1983 года рождения, задержан как зачинщик погрома у мэрии), Остроумов Максим (1986 года рождения, бросился с ножом на сотрудника милиции), Неколюкин, Решетняк, Володин, Вессерман (нападение на иностранных граждан) — всем шестнадцать—девятнадцать лет.
       Понятно, что тридцать шесть погромщиков свое получат. Но основная причина того, что случилось, все-таки не в них. Даже следствие показало, что массовые беспорядки в тот день были стихийными. А значит, вопрос в другом: как собравшимся на площади позволили превратиться в неуправляемую толпу?
       Допустим, совпало: проигрыш российской сборной, пиво и водка, которые бойко продавались тут же, рекламный ролик с битьем автомобиля бейсбольной битой... Но что сломалось в системе, которая не так давно могла усмирить любое самое массовое стихийное выступление?
       Впрочем, к этому еще вернемся. А пока немного хронологии — мы восстановили картину того, что происходило 9 июня, по материалам Комиссии Госдумы по безопасности и докладам руководства МВД и столичного ГУВД.
       
       11.30. Вице-мэр Валерий Шанцев официально сообщил начальнику московского ГУВД Владимиру Пронину, что на Манеже состоится трансляция матча. Генерал Пронин дал указания усилить милицейские наряды на площади. И к семнадцати стражам порядка прибавилось 20 омоновцев.
       15.30. На площади было примерно 800—1000 человек. Люди стекались из Александровского сада и с Красной площади.
       16.20. Начальнику ГУВД Пронину, который был дома и отдыхал после обеда (события происходили в воскресенье), сообщили, что народа собралось слишком много. Если собралось больше 5 тыс. — это прерогатива и юрисдикция ГУВД).
       Пронин потревожил своего зама — генерала Карнаухова, и они отправились к площади. Генерал Чемизов — ответственный от ГУВД Москвы — тоже поехал к Манежу, но, увы, по Тверской. И в районе мэрии, где возник второй очаг погрома, втянулся в события, стал распоряжаться на месте, до площади не доехал и руководство всей операцией на себя не принял.
       17.15. К началу беспорядков на Манеже было уже 8 тыс. человек. Из толпы летели бутылки. Замначальника УВД Центрального округа полковник Соловьев вызвал подкрепление — 400 солдат и офицеров внутренних войск, чтобы организовать пропуск людей в метро и избежать давки.
       Пока доставляли подкрепление, толпа стала избивать милиционеров, выламывать металлические прутья из ограды стройки на Манеже...
       Вне зоны контроля оказалась гостиница «Москва»... Погромщики перевернули первую машину, она загорелась от искры аккумулятора...
       Подкрепления хватило, чтобы оцепить стройку на Манеже, где были кирпичи и камни, к которым могли устремиться погромщики. Оградили здание Госдумы... Витрины магазинов на Тверской и машины защитить не удалось.
       В тот же вечер в четыре ближайших ОВД («Тверской», «Китай-город», «Басманный» и «Мещанский») доставили 89 человек из толпы. К утру следующего дня улов составил 133 человека, а через пару дней количество задержанных за участие в бесчинствах увеличилось до 200.
       Из семидесяти избитых толпой гражданских в больницы отправили десятерых. Милиционерам (на которых набросилась толпа, вооруженная прутьями от разобранной строительной решетки) досталось больше других. Из восемнадцати, которых настигли нападавшие, госпитализировали 11: пятерых омоновцев в тяжелом состоянии и шестерых постовых в состоянии средней степени тяжести. Среди пострадавших были и старшие милицейские офицеры — замначальника УВД Центрального округа полковник Соловьев, замначальника ОВД «Тверской» подполковник Голышев...
       Из отчетов руководителей МВД, ГУВД и Комитета Госдумы по безопасности следует: правоохранительные органы и спецслужбы многое забыли. Хорошо подготовленные люди в толпе, которые по приказу могли бы направлять или отводить ее движение, агентура... Нет аналитической службы, которая могла бы воспользоваться информацией или хотя бы предсказать возможные последствия.
       Наконец, иногда нет элементарной координации действий между властями города и милицией. Был такой случай, когда руководитель префектуры подписал разрешение на трехтысячный митинг у американского посольства, а переулок, в котором он его позволил провести, мог вместить всего 300 человек.
       Странно было бы валить все грехи на какую-то одну структуру — обличать московское правительство или ГУВД и тем самым включаться в вечную политическую борьбу федеральной власти с властью московской. Эта борьба сыграла в истории с Манежной площадью не последнюю роль хотя бы потому, что ГУВД теперь стало ближе к федеральной власти, и, ясное дело, взаимного понимания с московским правительством это не добавило.
       — Хорошо, что этот трагический пример показал, как необходимо действовать, — говорили депутаты и милицейские чиновники. Как будто раньше в России не было примеров, мягко говоря, не совсем согласованной работы милиции и местных властей (от скандально известных футбольных матчей и выступлений поп-звезд до студенческих выступлений).
       А если примеры существовали и раньше, то почему власти любого уровня не озаботились созданием того необходимого, что может все это предотвратить? Аналитические службы не возникли, клубы спортивных фанатов (из тех, что с битами не бегают) так и не поддержали, укрепления агентуры не произошло.
       На все это нет материальных ресурсов. При этом их хватает на строительство гигантских проправительственных блоков, объединение партий, государственный пиар и антипиар.
       Вот и получается, что на борьбу с оппозицией, опасной для власти, потрачено на порядок больше времени и государственных средств, чем на борьбу с реальным, а не мифическим экстремизмом, физически угрожающим жизни обычных граждан.
       
       КОММЕНТАРИЙ
       Заместитель начальника ОВД «Тверской» подполковник милиции Константин ГОЛЫШЕВ (напомним, это один из тех офицеров, кто
       9 июня обеспечивал порядок на Манежной площади. Получил телесные повреждения, когда на него напала группа хулиганов, в частности Александр Типцов, ныне приговоренный Тверским межмуниципальным судом Москвы к четырем годам колонии общего режима
):
       — Я вообще больше не хочу об этом говорить. За тридцать лет я не встречал такого негативного отношения к милиции со стороны властей.
       — А что произошло между властями и милицией?
       — В том-то и дело, что ничего. Мы просто никому не нужны. По указу мэрии «Об оказании помощи пострадавшим 9 июня» помогали всем — и хулиганам, и тем, кто попал им под руку, — только не милиционерам. Помощь оказали даже тому парню, что напал на меня (Александру Типцову.Ред.). А милиционерам сказали: «Охранять — это ваш долг».
       — Четыре года — достаточная ли это мера для восемнадцатилетнего хулигана, напавшего на офицера милиции?
       — Срок определяет суд. У меня нет полномочий обсуждать его решение.
       — Тогда на Манежной площади хулиганы напали и на вашего подчиненного — старшего сержанта Иванова…
       — Он сделал девять предупредительных выстрелов в воздух, когда у него попытались отобрать автомат. Могу сказать, прокуратура определила, что применение служебного оружия было правомерным. А тех злоумышленников ищут. Дело не закрыто.
       Константин ПОЛЕСКОВ
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera