Сюжеты

ГЛАВА НАТО ОЧАРОВАН ПУТИНЫМ

Этот материал вышел в № 93 от 19 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Лорд Робертсон закрывает эпоху Черчилля «Новой русской революцией» назвал генсек НАТО Джордж Робертсон партнерство России с западным альянсом. Для этого он выбрал рождественскую поездку на родину, в Шотландию. В зале Королевского общества,...


Лорд Робертсон закрывает эпоху Черчилля
       


       «Новой русской революцией» назвал генсек НАТО Джордж Робертсон партнерство России с западным альянсом. Для этого он выбрал рождественскую поездку на родину, в Шотландию.
       В зале Королевского общества, еще пахнущем сладкой антикварной гарью эдинбургского пожара, он выступил с речью, которая претендует на роль исторической, какой была фултонская речь Уинстона Черчилля, положившая начало холодной войне.
       Лорд Робертсон Порт-Элленский доволен декабрьской поездкой в Москву. Его поразило, что там не было ничего поразительного – «ни драмы, ни суеты, ни ботинка об стол». Прагматическая дискуссия в дружественной и рабочей атмосфере. А сходство позиций вплоть до того, что «Известия» предположили, будто один человек писал речи для лорда и Сергея Иванова.
       Лейтмотив эдинбургской речи в том, что перелом отношений связан с приходом Владимира Путина.
       Робертсон напомнил, что Первая мировая война и большевистская революция открыли путь к превращению России в Советский Союз. Вторая позволила России и Западу временно объединить силы, но не удалось преодолеть коренных различий в философии, стратегии, ценностях.
       Что же изменилось? Робертсон считает, что произошла революция. Партнерство НАТО—Россия обозначило конец темного столетия, которое началось в 1917 году штурмом Зимнего дворца и закончилось в сентябре 2001 года разрушением Всемирного торгового центра.
       Партнерство с Россией десять лет назад казалось большинству наблюдателей невозможной миссией. С распадом СССР началось сближение, но его потенциал реализовался не сразу. Многие российские генералы долго не могли согласиться с тем, что альянс изменился. Для них НАТО оставалась врагом, а европейская без-опасность измерялась «суммой ноль»: если одна сторона выигрывает, то другая только проигрывает. Поэтому Россия так жестко выступила против расширения НАТО. Даже Ельцин, сыгравший столь важную роль в окончании советской эпохи, грозил «контрмерами» и рисовал «красные линии» на карте.
       Старый подход, по мнению генсека НАТО, проявился в Косово, когда «примитивно оснащенные российские войска попытались экспромтом захватить аэропорт в Приштине». «Безрассудный с военной и политической точек зрения акт балансирования на грани мира и войны» — так оценивает он этот шаг российских военных. Но отмечает, что некоторые круги в России приветствовали его как акт восстановления национального престижа.
       Будущее оказалось беспомощным заложником призраков холодной войны. Понадобилась трагическая гибель «Курска», чтобы высветить возможности сотрудничества. Российские адмиралы приехали в Брюссель, чтобы вместе с натовскими коллегами искать решение.
       Робертсон считает, что его вторая встреча с Путиным в феврале 2001 года превратила прежнюю полемику в продуктивную дискуссию. Появилась идея совместной противоракетной обороны, и признана общая угроза ракетного нападения.
       «В апреле 2001 года, — вспоминает он, — когда президент Буш спросил меня, почему я так уверен, что у него получится контакт с Путиным, я сказал, что у них много общего: оба пришли в политику довольно поздно, оба с периферии – Техаса и Петербурга. С обоими избиратели связывали надежды на перемены в экономике. И обоих вряд ли удовлетворил бы ответ чиновника: «Господин президент, мы всегда так делали».
       Теракты 11 сентября «спровоцировали землетрясение в международных отношениях». Угрозы исходят откуда угодно, и в современном мире больше нет традиционных географических понятий сфер влияния или ответственности. Путин сразу понял необходимость уйти от предрассудков и немедленно заняться сотрудничеством. Россия стала партнером антитеррористической коалиции, предоставив воздушные коридоры американским самолетам и дав «добро» на размещение американских и других западных войск в Средней Азии – еще недавно своей исключительной зоне влияния.
       Результатом прорыва стало создание в мае 2002 года новых рамок сотрудничества: Совета Россия—НАТО («двадцатки»).
       «Я не хочу присваивать авторства, — замечает лорд. — У этого организма было несколько крестных отцов: премьер-министры Великобритании, Канады и Италии, президент США».
       На авиабазе Пратика-де-Маре, где состоялся саммит НАТО—Россия, главы «двадцатки» собрались не для того, чтобы раскроить мир, как в Потсдаме или Ялте, а чтобы объединить его.
       Но Путину не стоит искать в лице главы западного военного альянса союзника во всем. По Чечне, которую российский лидер стремится включить в контекст борьбы против международного терроризма, точки зрения все же разные.
       «В Москве я воспользовался случаем указать, что ответ на угрозы должен быть пропорциональным, а военных надо учить ремеслам полицейских и дипломатов, — отчитался о переговорах с Путиным Робертсон, чье положение зависит от общественного барометра. — Я поделился опытом натовских стран: политическое решение конфликта – единственно надежное. Слепая сила лишь превращает политических противников в террористов. Такие слова трудно воспринимают в России, но я сказал их на самом высоком уровне именно благодаря новому характеру нашего партнерства».
       Самым ярким проявлением революции в отношениях Россия—НАТО Робертсон назвал саммит НАТО в Праге. Пригласив к вступлению семь стран Центральной и Восточной Европы, альянс добился самой большой победы за полвека существования. Перечеркнуты пакт Риббентропа—Молотова и Ялтинские соглашения. В отличие от яростной реакции на предыдущий раунд расширения Москва отнеслась к Праге спокойно.
       Отношения Россия—НАТО, по мнению Робертсона, — это основа выхода России из изоляции прошлого века. Простираясь на 11 часовых поясов, с населением в 150 млн человек и границами от Кавказа через Среднюю Азию до Дальнего Востока, она жизненно важна для безопасности евроатлантического сообщества.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera