Сюжеты

ОДНА ДЕСЯТАЯ УЖАСА

Этот материал вышел в № 93 от 19 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Это уже много 17 декабря завершился Международный правозащитный кинофестиваль «Сталкер». «Сталкер» проходит уже в восьмой раз, но до сих пор это событие необычное. Необычное, потому что объединяет неравнодушных людей. Тех, кому больше всех...


Это уже много
       


       17 декабря завершился Международный правозащитный кинофестиваль «Сталкер».
       «Сталкер» проходит уже в восьмой раз, но до сих пор это событие необычное. Необычное, потому что объединяет неравнодушных людей. Тех, кому больше всех надо. Тех, кто снимает убыточное социальное кино. Тех, кто привлекает внимание к проблеме защиты прав беженцев, детей, проблеме войны, подзабытой проблеме тоталитаризма...
       
       «...Разрывается сердце — никто, кроме нас, этим не интересуется», — говорит Елена Карцева, совместно с Александром Зиненко снявшая фильм «Уличные» о питерских беспризорниках, обитающих на чердаке одного из домов Невского проспекта. «Как только люди слышали от нас: «права человека», они закрывали перед нами двери», — говорит Элла Митина, одна из режиссеров фильма «Мы тоже человеки».
       Чтобы привлечь к проблеме внимание тех, кто должен ею заниматься, хороши все средства. Поэтому очень много фильмов шокирующих, буквально вышибающих слезу из зрительских глаз. Фильм Андрея Каминского «Клетка» — об отказных детях, больных СПИДом. С рождения до трех лет они содержатся в застекленной боксированной палате. Ничего, кроме этой палаты, они никогда не видели. Нельзя украсить стены. Нельзя принести игрушки. «Общаются» с малышами только медсестры в масках и резиновых перчатках. Начинается фильм так: детские попы, в которые вонзаются шприцы. Попа — шприц, попа — шприц… Постепенно помещение наполняется воплями и надрывным плачем. Но самое страшное — впереди: это взгляд маленького узника из-за решетки своей кровати.
       Когда Андрея Каминского спрашивают: «Зачем столько боли, почему художественное решение такое лобовое?» — он отвечает:
       — Нельзя решать по-другому подобные темы. Иначе мы привыкаем, перестаем реагировать. На экране — только одна десятая того ужаса, который есть на самом деле.
       Так же нелегко было выдержать программу фильмов о беженцах. И то, что залы были полными, — очень важно. Может, что-то наконец меняется? Иначе «куда ж нам плыть?»…
       От побоев скинхедов погибли 2 человека (гражданин Афганистана и гражданин Анголы). Гражданина Анголы избивали днем, в центре, у метро «Полянка». Он помогал правозащитным органам, брал интервью у своих соотечественников.
       Для многих страшнее скинов — милиция. Беженцы, обратившиеся в комитет помощи «Гражданское содействие», в основном пытаются спастись от правоохранительных органов. После событий 23 октября поднялась новая волна гонений на чеченцев, фальсифицированных уголовных дел.
       Беженец из Эфиопии был задержан милицией по дороге на фестиваль. Отпустили, потому что Пушкин — тоже эфиоп.
       Приз УВКБ ООН «за отражение проблемы беженцев в кинематографе» получил Евгений Григорьев — за документальный фильм «Московские каникулы. Домашнее видео». Это очень простой и тонкий фильм о том, как чеченские дети приехали в Москву на каникулы. Они улыбаются, играют, глазеют по сторонам и на вопрос: «Какими вам показались москвичи?» отвечают: «Счастливыми…».
       Но в целом негатив, вылившийся с экрана, подавляет. В этом потоке проблем и несчастий можно было бы утонуть, если бы не дискуссии, наконец-то сообщившие что-то жизнеутверждающее.
       Например:
       Ребята из Московской киношколы два года подряд ездят на Соловки. Их стараниями будет установлен памятник жертвам ГУЛАГа.
       Есть такой человек Герман Пятов, хирург. Четыре года назад он купил на свои деньги несколько пар теплых ботинок и отвез их в детский дом. Его друг написал об этом в интернете. Так началось движение «Мурзик», в котором сейчас сто человек «оперативного состава» и много-много друзей, их количество растет в геометрической прогрессии. Люди покупают на личные деньги необходимые вещи и развозят их на своих машинах по провинциальным детским домам. Освоили восемь областей.
       Удалось создать детскую киношколу «Дельфин» для детей с ограниченными возможностями. На 140 ребят — 600 болезней, и ничего, справляются, снимают документальное кино, пишут сценарии, монтируют… Считают себя творческим коллективом.
       Людмила Веркина, героиня фильма «Мать владимирская» (приз «Сталкер»), мама семерых детей, воспитывает еще и 16 приемных.
       Называя «Сталкер» событием в первую очередь кинематографическим, организаторы немного лукавят. Все-таки главное его значение в другом: оглянуться, посмотреть, что происходит вокруг. Опомниться.
       Игорь Степанов, продюсер «Сталкера», говорит, что для фестиваля главное — дать возможность высказаться всем кинематографистам в защиту прав человека и поддержать дистрибьюторов, которые прокатывают на территории России хорошие фильмы.
       Авторы высказываются. Дистрибьюторы прокатывают. Именно потому, что эти люди занимают активную гражданскую позицию, у прошлых «Сталкеров» уже есть результаты: человек избежал смертной казни, подростка досрочно освободили, выпущен диск с песнями ребят из колоний, авторы песен побывали в Москве.
       Таким получилось последнее кинособытие года. Много тяжелых фильмов. Несколько человек, неравнодушных к чужому горю.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera