Сюжеты

САМ ИРАК, И ШУТКИ ИРАЦКИЕ

Этот материал вышел в № 94 от 23 Декабря 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пора определиться: Россия — государство или танкер? ХРЮН: Здравствуйте, уважаемые наши читатели газеты! В киоске — очередной выпуск бумажной разновидности программы «Тушите свет»! СТЕПАН: И его обозреватели Хрюн Моржов и Степан Капуста....


Пора определиться: Россия — государство или танкер?
       
       ХРЮН: Здравствуйте, уважаемые наши читатели газеты! В киоске — очередной выпуск бумажной разновидности программы «Тушите свет»!
       СТЕПАН: И его обозреватели Хрюн Моржов и Степан Капуста.
       ХРЮН: Что обзирать будем?
       СТЕПАН: Ну давай начнем с Ирака и его решения разорвать отношения с нашими нефтяными компаниями.
       ХРЮН: Ой, горе лукойловое! Обидели миллиардера, отобрали копеечку-у-у!
       СТЕПАН: Какую копеечку, Хрюн? Там на 20 миллиардов контракт был!
       ХРЮН: 20 миллиардов? Сейчас посчитаю… Так, это будет… Ого! Это ж три с лишним тыщи Кукур на эти бабки выкупить можно!
       СТЕПАН: При чем тут это? Это же касается престижа государства! Мне, правда, непонятно: почему Путин не поддержал в этом деле Алекперова?
       ХРЮН: А чего тут непонятного? На фига он Путину, если у «ЛУКОЙЛа» теперь нету акций нашего канала? Вот если бы «Сибнефть» кинули…
       СТЕПАН: И ведь кто кинул — мелкий иракский чиновник из министерства нефти!
       ХРЮН: Ну не все же простым людям от произвола чиновников страдать! И, кстати, ты веришь, что в стране, где рейтинг президента 99,9%, есть самостоятельные чиновники?
       СТЕПАН: Вообще-то не очень. Так ты думаешь, это Хусейн так решил?
       ХРЮН: Наверняка! Узнал, что его дворцы — это сараи по сравнению с офисами «ЛУКОЙЛа», и обиделся.
       СТЕПАН: А он не боится, что у нас отпал последний аргумент против американских бомбежек Ирака?
       ХРЮН: Ни боже упаси! Тут нет абсолютно никакой политики, исключительно спор хозяйствующих субъектов!
       СТЕПАН: Пусть тогда Ирак объявит конкурс на это освободившееся месторождение…
       ХРЮН: Ага! И его снова выиграет уникальный нефтедобывающий коллектив! Степка, ну сколько можно нам быть сырьевым придатком?
       СТЕПАН: А Ирак, получается, «сырьевой предатель». Вообще-то я с тобой согласен. Пора уже определиться, что есть Россия — государство или танкер?
       ХРЮН: Вотимано! Вон Китай как развивается, и без всякой нефти!
       СТЕПАН: Дело не в том, что там нет нефти. Там и «ЛУКОЙЛа» тоже нет!
       ХРЮН: Значит, Ирак теперь тоже ждет расцвет?
       СТЕПАН: Конечно! После бомбардировок там можно будет нефть из воронок ведрами черпать!
       ХРЮН: Только боюсь, что черпать ее будут американцы, и тогда цены на Россию упадут до 12 долларов за баррель.
       СТЕПАН: Да-а… И что мы, интересно, будем делать, когда у нас нефть закончится?
       ХРЮН: Что делать, что делать… Будем искать другие причины нашей бедности!
       СТЕПАН: Это ты мощно задвинул. Предлагаю на этом тему закрыть.
       ХРЮН: Согласен! Меня вот лично волнует кадровый беспредел, который сейчас в стране творится!
       СТЕПАН: Что ты имеешь в виду?
       ХРЮН: То, что Буданова — в депутаты, Касьянова — в президенты, а Трошева — в отставку!
       СТЕПАН: Ну с Трошевым-то все понятно — он ослушался приказа…
       ХРЮН: Приказа не было! Иванов ему просто сделал предложение.
       СТЕПАН: А Трошев сказал, что уже женат. Шучу!
       ХРЮН: Ты мне объясни, шутник, зачем было заслуженного генерала посылать в Сибирь? Он им что — декабрист?
       СТЕПАН: Может, они рассчитывали, что вместе с ним и весь Северо-Кавказский военный округ туда переедет, включая мирное население?
       ХРЮН: Ты знаешь, рядовые солдаты с удовольствием хоть в Сибирь, хоть на Камчатку бы уехали из этой Чечни!
       СТЕПАН: Вот только им Минобороны почему-то такого не предлагает…
       ХРЮН: Слушай, а может, они хотели вообще этот военный округ отменить? Войны-то в Чечне у нас нет!
       СТЕПАН: И что создать взамен? Контртеррористический округ?
       ХРЮН: Ты чего? Новый командующий, который из Сибири туда назначен, — он же отродясь террориста от контртеррориста не отличит!
       СТЕПАН: Да их там и Трошев за столько лет службы не сильно различать научился…
       ХРЮН: Не надо клеветать на боевого генерала!
       СТЕПАН: В том-то и беда, Хрюн, что властям не очень нравится, когда генералы становятся какими-то слишком боевыми!
       ХРЮН: Это точно! У нас чем больше политический вес, тем легче пойти ко дну!
       СТЕПАН: Не волнуйся, не утонет твой Трошев. Если военный не выполнил приказ, у нас ему прямая дорога в политики!
       ХРЮН: Глупости говоришь! Буданов какой приказ не выполнил, что его в Нижегородскую Думу депутатом зовут?
       СТЕПАН: А вот это мне совсем непонятно. Какая Дума, если он признан невменяемым?
       ХРЮН: Это он, Степка, как преступник невменяемый, а для депутата — вполне нормальный!
       СТЕПАН: Это что получается? В тюрьму у нас труднее попасть, чем в Думу?
       ХРЮН: Выходит, так. Вообще-то я бы, окромя Буданова, еще и его инициативную группу на вменяемость проверил.
       СТЕПАН: Это у нас Россия невменяемой была, когда решила войну в Чечне начать.
       ХРЮН: Зато Чечня теперь — кузница кадров и политический трамплин! Кто был Закаев? Актеришка третьесортный. А сейчас с самой Ваней Редгрейв сожительствует!
       СТЕПАН: Вот я и боюсь, что война в Чечне не закончится, пока всех генералов и полевых командиров в политику не пристроят.
       ХРЮН: По сравнению с нашими политическими сражениями Чечня — это бои местного значения.
       СТЕПАН: Что ты имеешь в виду?
       ХРЮН: Я имею в виду выдвижение Касьянова кандидатом в президенты.
       СТЕПАН: Ну зато мы узнали, что у нас есть две политические силы. Одна за Путина…
       ХРЮН: А вторая — против Касьянова, раз такую свинью ему подложила. Это ж надо — на пять лет раньше предвыборную кампанию начать!
       СТЕПАН: Да уж. Как бы бас Касьянова теперь на фальцет не поменялся…
       ХРЮН: И поди разберись теперь, для чего Касьянову лыжи пригодятся — для трамплина или для скоростного спуска?
       СТЕПАН: Зато ясно, что Касьянов может стать президентом, только если Путин уйдет.
       ХРЮН: Куда?
       СТЕПАН: В цари.
       ХРЮН: Тогда ему лучше премьером оставаться. В Англии вон премьер-министр — самый главный, причем при живой царице!
       СТЕПАН: А у нас Тони Блэр уже давно бы послом на Украине был.
       ХРЮН: А что? Я только за! Он и русский получше знает…
       СТЕПАН: Ну так и подал бы идею во время прямой линии с президентом!
       ХРЮН: Ты знаешь, если бы я дозвонился, я бы много чего ему сказал!
       СТЕПАН: Например?
       ХРЮН: Например: Владимир Владимирович! Долго нам еще физкультурой и спортом заниматься, или нам все-таки отопление включат?
       СТЕПАН: Там и без тебя было много острых вопросов.
       ХРЮН: Ага, типа «почему вы часы на правой руке носите», «правда, что у вас две дочери» и «как зовут Людмилу Путину»!
       СТЕПАН: Нет, но согласись, что это уже стало хорошей традицией.
       ХРЮН: Ага! У нас с президентом традиция — каждый конец года мы ходим на горячую линию! «Ирония судьбы, или С легким ПИАРОМ»!
       СТЕПАН: По крайней мере, количество желающих поговорить с президентом свидетельствует о всенародной любви к нему.
       ХРЮН: Интересно знать, планирует ли он выступить с рядом ответных чувств?
       СТЕПАН: Не надо валить все на президента! Если бы чиновники как следует работали, половина вопросов к Путину отпала бы сама собой!
       ХРЮН: Ну да! А если бы Путин как следует руководил чиновниками, вопросов вообще бы не осталось!
       СТЕПАН: Нельзя, чтобы их не осталось. Производство вопросов президенту — это отрасль экономики, которая у нас быстрее всех остальных развивается.
       ХРЮН: Ага! Опять же новая форма услуг — «добрый царь по телефону»!
       СТЕПАН: Однако прогресс налицо. Если раньше у нас все решалось по звонку сверху, то теперь хоть и кое-что, но зато по звонку снизу!
       ХРЮН: Только зачем было считать эти миллионы желающих задать вопрос, если потом полтора человека дозвонились? Остальные где ответы найдут? В Новый год под елочкой?
       СТЕПАН: А что ты хочешь от Путина? От него не так уж и много зависит.
       ХРЮН: Как это? Он же у руля!
       СТЕПАН: Ну и что? Таксист тоже у руля, а куда ехать — зависит не от него, а от того, кто платит.
       ХРЮН: Раз так, то чего было мучиться? Дали бы в эфир прошлогоднюю прямую линию, и никто бы ничего не заметил!
       СТЕПАН: А никто и не мучился. Отвечать-то на вопросы гораздо легче, чем их решать.
       ХРЮН: Слушай, а как ты думаешь — президенту ответы подсказывали?
       СТЕПАН: Мне интереснее, подсказывали ли гражданам вопросы.
       ХРЮН: Представляю себе ситуацию: звонит группа врачей, живущих на гроши, и спрашивает: «Владимир Владимирович, что вы ели сегодня на завтрак?».
       СТЕПАН: Знаешь, Хрюн, если бы я дозвонился, я бы всего один вопрос Путину задал: почему так получается, что рейтинг президента растет у нас быстрее, чем уровень жизни?
       ХРЮН: Это ты бы мощно задвинул, Степан! Внушило бы! Потому и не дозвонился, наверное. Вообще знаешь, мне кажется, что мечта президента — это страна, состоящая из одних матросов.
       СТЕПАН: Возможно, ты и прав.
       ХРЮН: А раз прав, тогда суши весла и туши свет!
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera