Сюжеты

НОБЕЛЕВСКАЯ МЕДАЛЬ ДЛЯ РОССИИ

Этот материал вышел в № 01 от 09 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кто из российских ученых получит ее? За что можно получить Нобелевскую премию по физике, химии или медицине — нам, непосвященным, понять трудно. Что значат наш здравый смысл и наше представление о полезности в исследованиях мю-мезонов? Что...


Кто из российских ученых получит ее?
       

   
       За что можно получить Нобелевскую премию по физике, химии или медицине — нам, непосвященным, понять трудно. Что значат наш здравый смысл и наше представление о полезности в исследованиях мю-мезонов? Что мы способны понять в способе стабилизации к окислению липидов? Наука — это не футбол и не политика, в которых запросто разбираются миллионы. Предсказать, какое открытие принесет Нобелевскую премию, сегодня может только глубокий специалист.
       Но и глубокие специалисты — академики и профессора, к которым мы обратились, — отказываются рассуждать на тему «Кто принесет России следующую Нобелевскую премию?». По простой причине: в кругу профессионалов науки не принято предсказывать такие вещи. Нобелевский комитет, кстати, относится к рекламе и саморекламе в прессе резко отрицательно. Лучший способ самопродвижения в науке — работай и молчи.
       То в мире науки, что кажется безумно интересным читателю газет, вовсе не обязательно оказывается достойным Нобелевской премии. Например, опыты по квантовой телепортации, проведенные австрийцем Антоном Цайлингером, получили заголовки на первых страницах газет, но вряд ли будут удостоены Нобелевской премии. С другой стороны, то, что у читателя, скорее всего, вызовет зевок скуки, часто является сутью больших исследований — из «сора» растут не только стихи, но и великие научные открытия. Двое британцев и один американец получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине за 2002 год за исследования прозрачного червя с латинским названием Caenorhabditis elegans, который размером не превышает миллиметра. Но вряд ли червь способен увлечь широкую публику…
       Есть ли сегодня в России ученые, способные на самые высокие достижения в тех науках, за которые вручается Нобелевская премия? Ответ на этот несерьезный для профессионалов вопрос в высшей степени условен. И все-таки…
       
       Академик РАН Виталий Лазаревич Гинзбург высказал основополагающие идеи, давшие старт целому ряду пионерных исследований в современной физике и астрофизике. Еще в 1940—1945 годах он разработал квантовую теорию эффекта Вавилова — Черенкова, теорию черенковского излучения в кристаллах, термодинамическую теорию сегнетоэлектрических явлений. В 1950—1951 годах его работы сыграли выдающуюся роль в изучении проблемы термоядерных реакций. Вместе с Ландау он создал феноменологическую теорию сверхпроводимости. Развил теорию происхождения космических лучей.
       Академик РАН Леонид Вениаминович Келдыш — еще одно российское имя, без которого немыслимы были бы многие сегодняшние открытия в физике твердого тела и физике полупроводников.
       В классику науки вошли знаменитые «андреевские отражения». Директор всемирно известного Института физпроблем имени П.Л. Капицы академик РАН Александр Федорович Андреев — первооткрыватель и этой, и многих других новых страниц в физике конденсированных состояний, к которым относятся, например, сверхтекучесть и сверхпроводимость.
       Доктор физико-математических наук, руководитель лаборатории лазерной спектроскопии Института спектроскопии РАН Владилен Степанович Летохов ведет работы по охлаждению и пленению атомов. Он сумел впервые в мире охладить атомы натрия до температуры 3,5 микроградуса Кельвина, то есть практически до абсолютного нуля. В последнее время Летохов высказал новую идею о возникновении жизни на Земле: жизнь могла появиться путем привнесения на поверхность Земли с других планет части из сотен тысяч тонн молекул ДНК, рассеянных в пределах нашей Галактики.
       Кстати говоря, уже однажды по праву принадлежавшая ему Нобелевская премия благодаря нерасторопности нашего чиновничества, в том числе и академического, в отстаивании интересов отечественной науки уплыла за океан. Но у него есть и другие достижения нобелевского уровня.
       Член-корреспондент Академии наук из Объединенного института ядерных исследований Юрий Цолакович Оганесян добился выдающегося результата. Возглавляемый им коллектив ученых синтезировал новые сверхтяжелые элементы, которые до его работ в Периодической таблице Менделеева отсутствовали. Эти элементы не обнаружены на нашей планете — время их жизни значительно меньше возраста Земли.
       Вице-президент Российской академии наук Владимир Евгеньевич Фортов исследует экстремально высокие давления и температуры и пылевую плазму. Перспектива этих работ — создание новых источников энергии.
       Член-корреспондент РАН Лев Александрович Грибов работает в совершенно новой ветви науки — квантовой химии. Эта наука находится на стыке теоретической физики, прикладной вычислительной математики и химии. Благодаря исследованиям в этой области стало реальным говорить об уровне прогноза в экспериментах по химии с достоверностью 80–90%. Причем прогноз делается за столь короткий промежуток времени, что можно испытать несколько вариантов быстрее, чем провести натуральный эксперимент.
       Леонид Иванович Корочкин, член-корреспондент РАН, провел исследования стволовых клеток человека, открывающие новые пути в биотехнологии и медицине. Эти исследования дают надежду на то, что лечение неизлечимых ранее болезней будет возможно. Справедливости ради надо сказать, что такой же оценки заслуживают работы и других биологов и ученых-медиков, изучающих эту проблему в России и за рубежом.
       В области физиологии и медицины исследования по созданию кровезаменителей ведет в Институте теоретической и экспериментальной биофизики член-корреспондент РАН Генрих Романович Иваницкий. Дело в том, что переливания донорской крови опасны не только потому, что чреваты инфекциями СПИДа, гепатита, герпеса или малярии. Переливание крови, как и пересадка органов, чревато иммунологическими проблемами совместимости. Кровь для переливаний нужна постоянно — только в России ее необходимо один млн литров в год. Кровезаменитель должен решить эту проблему.
       Ренат Сулейманович Акчурин, академик РАМН, и Михаил Иванович Давыдов, член-корреспондент РАМН, первые в мире провели сложнейшие операции одновременно на сердце, легких и желудке. Этими последними достижениями их заслуги перед человечеством не ограничиваются. Акчурин разработал принципы коронарной микрохирургии, он проводит 6—8 операций в неделю на открытом сердце. Давыдов известен как один из лучших хирургов страны.
       
       В ночь перед Рождеством на кофейной гуще гадали
       Юрий ДАНИЛИН, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ,


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera