Сюжеты

ЧТО НЕ РАЗБИЛОСЬ В ХХ ВЕКЕ?

Этот материал вышел в № 01 от 09 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Выставка «Мерцание истории в елочном шарике» Новогодье — смотровое стеклышко Времени. И елки наши — домашние музеи, фамильные альбомы, алтари малых домашних божеств, ларов и пенатов нескольких поколений, — а то и всей России ХХ века. Елка...


Выставка «Мерцание истории в елочном шарике»
       
       Новогодье — смотровое стеклышко Времени. И елки наши — домашние музеи, фамильные альбомы, алтари малых домашних божеств, ларов и пенатов нескольких поколений, — а то и всей России ХХ века.
       Елка — чуть ли не единственная вещь в нашем быту, которую любят все. Вне зависимости от возраста, образовательного и имущественного ценза, партийной принадлежности. Тем не менее все это отражается в елочных огнях. Год за годом.
       …Кто бродил перед праздником по елочным базарам, видел, как поразительно расслоились московские игрушки — вслед за людьми! В декабре 2002 года это почему-то стало особо заметно. Пластиковые шары на лотках у метро по 20 руб. и английские, ручной работы, Казановы в пурпурных камзолах по 2800 руб. — уже отнюдь не из одного елочного хоровода. И точно не с одного Мирового древа.
       А на выставке российских и советских игрушек из коллекции Ким Балашак (США) царит трогательное единообразие. Только четыре игрушки 1920-х годов — Барышня в шубке и капоре, Старая Фея, Гном и Мефистофель (игрушки «эпохи запрета», упорно и потаенно сделанные кем-то для своих детей с помощью папиросной бумаги и коробки акварельных красок) — превосходят все артефакты нынешних московских бутиков. В прочих витринах дружными рядами поблескивает зимний пионерлагерь Чудо-Богатырей, Снегурочек, Буратино, Попугаев, Верблюдов, Космонавтов и Детей Разных Народов нашего детства.
       Все похожи. Все румяны и простодушны. Несколько тысяч старых советских ларов-пенатов из московских квартир, в основном с елок 1930—1960-х годов, спасены собирательницей от гибели, как зайцы — дедом Мазаем.
       …И только одна мысль не дает покоя взрослому созерцателю. Эта прекрасная, обширная, занявшая несколько музейных залов коллекция собрана Ким Балашак в Москве в 1998—2002 г. Первая игрушка была куплена на вернисаже в Измайлове. Далее — был вновь поиск в Измайлове, в «Розе Азора», антикварных лавочках.
       …Но если так — сколько же семей (или стариков, оставшихся от этих семей) в Москве 1998—2002 гг., никем не замеченные, тихо продавали с рук свои старые елочные игрушки?
       Выставка эта — рождественский, каникулярный рай для детей. Но совершеннолетнему населению г. Москвы она, вольно или невольно, задает на пороге Нового года (или всей эры Водолея, открытой годом Козла) самые взрослые — ключевые вопросы.
       
       – Посмотри, а вот этот стеклянный зайчик у нас на елке висел, и набор гирлянд, именно таких — тоненьких и с зелеными маленькими шариками.
       — Да, я помню, а вон — светофор, только он тут с зеленой полоской, а у нас был с красной…
       — Господи, у меня такие же игрушки пятнадцать лет на антресолях пылились, а потом я их взяла и выбросила!
       Две женщины средних лет остановились у невысокого подиума и делятся впечатлениями. Сам подиум уставлен жестяными сундучками для конфет — такие дарили на новогодних елках в Кремле, в них жили мандарины и вечные советские конфеты — от «Белочки» до «Ласточки». А рядом, в стеклянном стеллаже на полках, разложены игрушки. Все это — экспонаты одного из трех залов выставки во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства.
    
       На протяжении пяти лет американка Ким Балашак собирала русские елочные игрушки и все, что имеет отношение к праздникам Нового года и Рождества. Не коллекционные — и в этом их особая ценность. Практически каждый, приходящий на выставку, находит знакомые украшения. Воспоминания, чувства, мысли о прошлом — все «объемлет живо». Глядишь на игрушки, а в голове воскресают целые картины: и собственного детства, и истории целой страны.
       Коллекция охватывает пять периодов: дореволюционный, двадцатые и тридцатые годы, годы Великой Отечественной войны, послевоенный и, наконец, эпохи «развития социалистической индустрии и роста народного благосостояния» до 1965 года.
       Ближе всего к нам последний период — «хрущевская оттепель».
       Именно в это время Новый год стал праздноваться так широко, как мы привыкли отмечать его сейчас. Устраивались общественные елки, вечера во дворцах молодежи — пригласительные билеты можно увидеть на вертикальных стендах…
       Бенгальские огни, электрические гирлянды, разноцветные шары разной формы — все это мало изменилось. Но были в шестидесятые годы и приметы времени — игрушки на «сельскохозяйственную» тему. На елки вешали украшения в виде овощей и фруктов. Особенно хорош виноград — двух сортов, с зелеными гроздьями кругленького кишмиша…
       Совсем другие — игрушки послевоенные. Тогда, восстанавливаясь, страна как будто спешила, отразилось это и на елочных украшениях. Хотя уже к 1946 году восстановилось их производство, выпускали игрушки штампованные, не требующие многих затрат и тщательного исполнения. Основные экспонаты этого периода — вырезки из журналов, фотографии и рамки для них, открытки….
       Много фотографий и на стендах военного раздела. Солдат в форме, с грустным лицом, сидит около зажженной елки. Военные, один из них с гармонью в руках, — за накрытым столом. Тут же письма с фронта: «Праздновали очень бедно, продуктов не было, но зато уютно, по-домашнему». Фронтовые елки украшались самодельными игрушками из подручных материалов, использованных лампочек и меди.
       Изменилась тематика новогодних открыток: «С Новым годом, с новыми победами», «Папа, бей фашистов». На одной из открыток нарисован маленький мальчик, который кладет в почтовый ящик письмо с надписью: «Папе на фронт».
       Все дальше и дальше от нашего времени… У эпохи «большого террора» были другие игрушки. Пухлые ватные деды-морозы в красных колпаках, снегурочки в розовых шубках и заяц с газетой — приметы тридцатых годов. Они делались из скрюченного прессованного хлопка, которому придавалась определенная форма. Потом вату покрывали специальным клейстером со слюдой.
       Другая примета времени — игрушки из проволоки. Их производили на заводе «Москабель», в цехе ширпотреба. Старались использовать все, что только можно. В дело шли отходы производства, но из отходов получались великолепные работы. Переплетенные золотисто-красными нитями домики для птиц, аккуратные корзиночки. Пятиконечные красные звезды, внутри которых помещался советский герб — «Серп и молот». На елочных шарах изображались портреты вождей — Ленина и Сталина.
       Были организованы специальные артели, изготовлявшие елочные игрушки из ваты и картона. В 1937 году Наркомпрос публикует пособие под названием «Елка в детском саду», где подробно описано, какие игрушки следует вешать на нижние ветки, какие — на средние, какого цвета должна быть звезда на макушке и как должны себя вести дети и педагоги во время праздника «Новый год». Отметим: инструкция-то была и запретительской, и просветительской.
       Ведь в 20-х и вплоть до 1936 года праздник был вообще запрещен. Убогая брошюрка «Комсомольское Рождество» — один из немногих экспонатов этого периода. Но, несмотря на запрет, люди продолжали ставить елку и наряжать ее старыми, дореволюционными, или самодельными игрушками.
       Эти дореволюционные игрушки — самые красивые экспонаты коллекции. Кукольные лица для елочных ангелов изготовлялись в технике хромолитографии. К плотной картонной основе прикреплялась головка прекрасного юного создания, а чтобы тельце получилось объемным, накладывали вату.
       Елку украшали пряниками, мандаринами, яблоками, шишками и орехами. На открытках рисовали ангелов и дедов-морозов в окружении детей. На выставке представлены вырезки из дореволюционных газет — статьи с замечательными названиями: «Готовь сани летом» или «Архитектурные игрушки».
       Тогда же появились всем знакомые плоские серебряные картонные игрушки. Обычно на них изображались герои русских сказок: Петушок, Старик с Золотой Рыбкой, Руслан и Людмила, Иван Царевич, Баба-яга.
       Парадоксальным образом они выглядят наиболее современно.
       Эти скромные, «вечные» сюжеты пережили звезды и вождей, «комсомольское Рождество» и сельскохозяйственные достижения… Ведь новогодняя елка — мера времени, верстовой столб года.
       И — праздник вечности. И — домашний образ Мирового древа.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera