Сюжеты

БИТ-БИТВА

Этот материал вышел в № 03 от 16 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кто что сделал в свои годы для русского хип-хопа Официально рэп зафиксировался в России еще при перестройке, когда на Арбате гибкие подростки танцевали брейк (национальный танец роботов). Именно с Арбата умные и расчетливые люди набрали...


Кто что сделал в свои годы для русского хип-хопа
       
       Официально рэп зафиксировался в России еще при перестройке, когда на Арбате гибкие подростки танцевали брейк (национальный танец роботов). Именно с Арбата умные и расчетливые люди набрали самых талантливых и харизматичных мальчишек — и уже через полгода трио «Мальчишник» вприпрыжку рассказывало с телеэкранов о прелестях секса. Это был первый смелый, пусть неуклюжий и «под копирку», но шаг по направлению к охватившей полмира эпидемии хип-хопа.
       Хип-хоп-культура очень быстро прижилась к нашим спальным районам, водке и белой коже. Молодые рэпперы в пухлых шапках, кроссовках «адидас» и штанах «попа на коленках» слушали американскую классику жанра и дрались с врагами — любителями металлической музыки. На сцене в отличие от жизни все было не так правдоподобно и убедительно. Мы отставали от Запада лет на пять. Цепляясь за успешный опыт «Мальчишника», отечественный шоу-бизнес активно порождал его клоны, лишь немного видоизменяя образ и наполнение. Так возникли Богдан Титомир, Мистер Малой.
       В середине девяностых случился Bad Balance — полноценная отечественная хип-хоп-команда, идущая в ногу с североамериканским временем. Оказалось, что уже тогда можно было записывать альбомы в Нью-Йорке и делать по-настоящему актуальный и качественный рэп-продукт. Вокруг Bad Balance собрались дружественные коллективы-единомышленники. Назревающий «Bad B. Альянс» превратился в хип-хоп-монополиста. А где монополия — там большие деньги. Перед Шеffом, L.A. и Лигалайзом вырос шоу-бизнесмен Александр Толмацкий с сыном ДеЦлом и толстым кошельком. Только было обретшая лицо новая для нас культура загнулась на корню.
       Меньше года назад на московском рэп-подиуме активно заявила о себе ростовская группа «Каста». Появилась резво и жестко, выбрав главной темой для освещения все русское. «Не забывай свои корни, помни: есть вещи на порядок выше». «Касту» сразу заметили, причем не как «одних из», а как «других». Да и команда сама себя обособила, собрав вокруг друзей и назвав все это «Объединенной Кастой». В отличие от «Альянса» рэп-потуги «Касты» были обоснованы средой обитания — традиционные для рэпа жалобы на плохую жизнь логичнее звучали из уст провинциальных ростовчан, чем богатых москвичей. «Касте» поверили.
       За небольшой срок группа вышла чуть ли не на уровень культовой группы, которую оценили не только поклонники ДеЦла, но и люди, до того вообще игнорировавшие русский хип-хоп. За считанные месяцы парни из Ростова покорили столицу. У одного из членов трио — Влади — появилась московская студия.
       Там и был записан второй альбом «Касты» с риторическим вопросом в названии «Что нам делать в Греции». Пластинка получилась менее мелодичной, чем первая, зато над текстами ребята здорово потрудились: «Свод законов, на ходу сыпящий искрами, \ Лепит инстинкты клыкастой поросли, \ Играет лязгом стали в охрипшем голосе. \ Меняются лица на морды и рыла, \ Руки — на лапы с когтями, копыта и крылья». В записи одного из треков на новой пластинке («Ты должна остаться») участвовал ветеран хип-хопа Лигалайз, один из ключевых персонажей хип-хоп-тусовки «Bad B. Альянса». Похоже, в российском хип-хопе началось серьезное деление на лагеря.
       Мы поинтересовались у Андрея «Лигалайза» Меньшикова, что он думает об этом.
       — «Рэп потихоньку превращается в бизнес-индустрию. Что, в принципе, неплохо. Есть два лагеря — и между ними идет холодная война. Обоюдный скрытый негатив тоже есть. Я в хороших отношениях с «Кастой», но мы с ними все-таки конкуренты. Сейчас у меня новый проект у Толмацкого. «Касте» тоже неплохо живется. У них есть пресс-поддержка, им симпатизирует один известный музыкальный канал. И MTV.
       Конкуренция, конечно, еще никому не вредила. Только в погоне за деньгами и славой не испортиться бы. И не забыть, ради чего все затевалось. Музыка хип-хоп — стиль, восходящий к первородному, инстинктивному, естественному. Как калька народной ментальности. Для афроамериканца рэп — шаманство. Для француза — пижонский флирт, для испанца — фиеста. Русскому хип-хопу, по-моему, к лицу патриотизм с тоской на лице. И если «Каста» не скурвится, то, безусловно, выйдет в этом противостоянии победителем.
       Лигалайз же — объективно лучший исполнитель хип-хопа в «Альянсе». Объективно человек неглупый. Но, получая кайф от сотрудничества с интересной группой «Каста», товарищ не может предпочесть искусство деньгам и пафосу. А там, где сытно и тепло, не могут сочиняться песни для тех, кому живется плохо. Потому что у каждого движения (а хип-хоп, чуть появившись, был воспринят афроамериканцами как движение) есть как минимум идея и цель. В Нью-Йорке 70-х хип-хоп был черной мечтой и скрытой тоской по Африке, в 80-х — искусством протеста и черного единства. Хип-хоп 90-х испортили белые деньги, и он превратился в самый что ни на есть приторный шоу-бизнес. С ложным пафосом, показухой и петушиными выкриками вместо грозного мужского слова.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera