Сюжеты

ЗАЛОЖНИКИ СУДА

Этот материал вышел в № 04 от 20 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Пятница, 17 января. Второй день слушаний в Тверском суде Адвокат Трунов опоздал в пятницу после перерыва. Представители московского правительства десять минут обсуждали преимущества чебуречной на Цветном бульваре перед блинным киоском и...


Пятница, 17 января. Второй день слушаний в Тверском суде
       

  
       Адвокат Трунов опоздал в пятницу после перерыва. Представители московского правительства десять минут обсуждали преимущества чебуречной на Цветном бульваре перед блинным киоском и датской сосисочной. Зоя Чернецова, выступавшая до перерыва, вся в черном, все равно стояла у трибуны, сложив на груди руки. «У меня болит позвоночник, я сидеть не могу. А этот дедушка полупарализованный? Как он отстоял свои три часа? И вчера весь день здесь прождал. А женщина беременная?».
       Дедушка — это сторож «Норд-Оста» Любимов, 71 год, он требует ответить только за свое здоровье. У Ольги Миловидовой, ожидающей ребенка, погибла 14-летняя дочь Нина. Сестру Нины террористы отпустили. Погиб сын Зои Чернецовой. В перерыве слушаний она говорила: «Мой сын пострадал». У нее спрашивали о политических играх между федеральным правительством и Москвой. Она сказала, что все понимает, но ей все равно — лишь бы разбудить хоть кого-нибудь. «Это не первый теракт и не последний. Хватит спать», — сказала Зоя Чернецова.
       
       К концу судебного дня какой-то полный и усталый от жизни предъявитель иска уснул в зале заседаний, уткнувшись в газету «Жизнь». К сожалению, предъявитель не контролировал свое поведение и захрапел. Другому мужчине пришлось легонько садануть его в бок.
       — Выспитесь там тогда! — прошипел мужчина и указал в сторону двери.
       — Я не сплю, не сплю, — пролепетал полный…
       
       Выступала Алла Алякина, вдова Алексея Алякина, 1948 г.р. Сорок пять минут все рассказывала. Хорошо, если бы корреспонденты газеты «Жизнь» не пришли…
       — Он был большим специалистом в молочном деле... Имеет много медалей за разработку детского питания... В последнее время проектировал заводы... Много раз был за границей... Семья была очень прекрасная. Внучка есть (плачет, идет за платком)... С мужем познакомились в институте... Я имела все — квартиру, дачу, машину... Накануне нам принесли спальный гарнитур, к которому я просто не могу подойти (плачет). Я сплю с дочерью... Он пятнадцать лет никуда не ходил. Ресторан — это я еще понимаю, но мюзикл... До сих пор не знаю, кто его туда пригласил...
       
       А потом она рассказывала то же, что и другие: как безуспешно разыскивала мужа в больницах, как не могла отыскать тело мужа в моргах. Как ей врали в десятом морге, что его нет в десятом морге, а он был в десятом, и его опознали сразу, потому что в кармане у него лежали водительские права. Боялись сказать, потому что как бы чего... Кто за все это ответит? И кто ответит за газ?.. И она покупала на свои деньги гроб, потому что муж был мужчина крупный и гробы, предлагаемые московским правительством, не годились. Он похудел за те дни на четыре размера, но все равно... Ей говорили: возьмите два гроба и продайте... После штурма какие-то люди, получившие распечатку разговоров с мобильника мужа, спрашивали: «Почему ему звонил этот человек, почему ему звонил этот человек, почему ему звонил этот человек? Они же знали, где он находится»...
       Вдова зарыдала: «Не нужны мне никакие миллионы! Я даже верну деньги, которые мне дало московское правительство. С процентами! За то, что пролежали у меня три месяца...»
       Вы мне, говорит, только правду скажите…
       
       Сын артиста духовой секции «Норд-Оста» читал посмертную записку отца:
       «Три дня и ночи ада — это очень много для моей и без того больной психики... Жалею, что не могу со всеми вами поговорить... Дети у меня выросли хорошие... Здесь произошла переоценка ценностей. Деньги, машины, дачи — ничто по сравнению с человеческой жизнью.... Просыпайтесь утром в хорошем настроении. Благодарить нужно Бога за каждый прожитый день... Больше бывайте на природе... Сейчас начинают расстреливать. Прощайте».
       
       Без десяти четыре судья сказала:
       — Объявляется перерыв в слушаниях до понедельника, до четырнадцати часов.
       

      
       P.S. А в коридорчике на первом этаже суда родственники сошлись на том, что адвокат Трунов делает себе имя. Ну пусть делает, лишь бы помог…
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera