Сюжеты

КОЛЕСО УДАЧИ «СДЕЛАЙ САМ». КОНСТРУКТОР-ГОЛОВОЛОМКА

Этот материал вышел в № 04 от 20 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Демократизация детского книгоиздания в 1990-х напоминала сказку Щедрина о разгуле махровой реакции в птичьем царстве: «Отобрали у воронят азбуку-копейку, истолкли в ступе – да и понаделали игральных карт». Последствия мы ощутим, когда...


       

  
       Демократизация детского книгоиздания в 1990-х напоминала сказку Щедрина о разгуле махровой реакции в птичьем царстве: «Отобрали у воронят азбуку-копейку, истолкли в ступе – да и понаделали игральных карт».
       Последствия мы ощутим, когда обобранные воронята вырастут.
       «Проект О.Г.И.» (в конце 2002 года) и «Новое литературное обозрение» (на днях) открыли свои детские книжные серии для того, чтобы было кому читать их «взрослые» книги о Екатерине Великой, семантике советского быта и Константине Кавафисе и через двадцать лет. Кроме них самих об этой задаче изрядной гражданской важности пока мало кто задумывается…
       
       Детские серии высокоинтеллектуальных издательств стремятся вернуть хорошо забытый нами жанр: качественную, тонкую, проблемную, полную деталей «прозу о сверстниках» (пусть и сказочную). Стремление это кажется отнюдь не праздным. Потому что страсть совсем маленьких детей к пуговицам, бусинам, мелким деталям «Лего» — сродни страсти собак к свежей траве: моторика возни с «мелочами» развивает и пальцы, и интеллект. В этой возне — залог возможности выполнять тонкую работу в будущем.
       И связь между тонкостью, детализацией прочитанного в детстве и зрелой способностью мыслить, сравнивать и принимать решения — самая прямая. А выбор между «Бешеными бабками» и энциклопедией в картинках, между духовным фаст-фудом и сухим пайком огрубляет саму моторику сознания.
       «Вымывание» из круга чтения «некоммерческой» проблемной прозы о детях-сверстниках — часть общего процесса радостного оглупления.
       В противовес тому и созданы новые издательские программы. В серии «Дети О.Г.И.» вышли очень человечная повесть Константина Сергиенко «До свидания, овраг» (об окраинной Москве 1980-х, о бездомных собаках — Гордом, Головастом, Хромом и Бывшей Таксе, даме с прошлым); книга Кристины Нестлингер, лауреата премии Г.Х. Андерсена, «Долой огуречного короля!» (эта ироничная, умная повесть-сказка о венских гимназистах, похожих на нынешних московских тинейджеров, выдерживала у нас 100-тысячные тиражи в 1980-х, но теперь ее действительно приходится открывать читателю заново).
       Впервые на русском в «О.Г.И.» изданы добротная сказка Андре Моруа «Толстопузы и долговязы» (1930) и повесть Ульфа Старка «Чудаки и зануды». Старк, лауреат Андерсеновского диплома 2000 г., известен и любим в Швеции. Его книга — самая весомая из четырех. С семьями из Стокгольма нас всех знакомила Линдгрен, внушившая человечеству очень благоприятное мнение о плюшках и именинных свечках мамы Малыша. Но — прошло полвека. Завязка сюжета у Старка кажется грустной пародией на «Карлсона». Героиня книги, Симона, утром возится на кухне с тортом. Покрыв коржи традиционными взбитыми сливками, воткнув — за неимением свечек — пыльный пластмассовый цветок, она входит в комнату. Мама спит, укрывшись шубой. Ночью мама трудилась: рисовала «слащавого, кокетливого ангела в райских кущах из марципана» для дамского журнала.
       — Happy birthday to me! Happy birthday to me! — безнадежно блажит Симона.
       Мама просыпается, ахает, возглашает: «В жизни мы должны держаться друг за друга, деточка!». Симона кивает... В это утро ей исполнилось двенадцать лет.
       Страсти школьников 1990-х, тусовки с чипсами, красным светом и уханьем группы Banshees отличны от дружбы Малыша с Кристером и Гуниллой... Зато похожи на московские школьные вечеринки. К их описанию отечественная словесность пока не решается приступить. Тем ценнее для читателя умная и честная книга Старка о нервной, замкнутой девочке в доспехах хард-рокера. В этом тексте, кажется, не один нынешний подросток встретит самого себя.
       Книги серии «Сказки НЛО» рассчитаны на 5—10-летнего читателя. Ведущие принципы те же: человечность и тонкость текста. Вышли три томика: книга Петра Алешковского «Рудл и Бурдл» — о приключениях двух энергичных человечков-путешественников и их друзей — Ворона, Месяца, Феи и Профессора, сказка с замечательной творческой историей «Девочка с голубыми глазами» Сергея Григоровича-Барского и повесть Марка Харитонова «Учитель вранья».
       Нежная сказка Григоровича-Барского — для самых маленьких. Поразительно то, что написана она в 1921 году, в Сербии, на первом году эмиграции, полковником разбитой Добровольческой армии для трехлетней внучки Марочки. Рукописная книга, иллюстрированная неизвестным художником из числа тех же беженцев-«вранжелистов», как говаривали в 1920-х, утешала детей первой эмиграции. И их детей — в годы Второй мировой. Обстоятельное послесловие известного слависта Ольги Матич (США), история семьи Григоровичей-Барских и — отчасти — история жизни первой эмиграции в Сербии 1920—1930-х гг. поражает больше, чем сама сказка. Десяти—двенадцатилетний школьник, верно, прочтет это послесловие как новеллу. Новеллу еще одного полузабытого у нас жанра: о соотечественниках, которыми можно и должно гордиться.
       А сказочная повесть Марка Харитонова, первого российского «букериата», «Учитель вранья» цветет разнотравьем замечательно талантливых подробностей. Там в игрушечной лавке сказочной страны продается «Колесо удачи «Сделай сам». Конструктор-головоломка». Там девочка Таська вплетает в кудри воздушные шары вместо бантов — чтобы волосы стелились по воздуху, как шлейф. Там Заяц делает зарядку для ушей, а Медведь его побаивается (оба они — игрушечные, но Медведь намного меньше). Там мальчик, которому всегда жаль себя, требует подарков у всего света… И если ему дарят лопатку — требует обиженным голосом я м к у к ней. Ужасная судьба постигает таких мальчиков в настоящих детских книгах!
       Более светлой и талантливой новой российской сказки я давно не встречала.
       Тиражи этих книг пока невелики. Они даже пугают скромностью: от 1000 до 7000 экземпляров. Но — начало положено. В конце концов тиражи детских книг по нашим временам — дело рук родителей, то же вечное колесо удачи «Сделай сам». Ибо что нарисует детская литература сейчас — то и будет жить и держать на плечах наши семьи лет через двадцать—тридцать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera