Сюжеты

ЭТО НЕ ПРАЧЕЧНАЯ

Этот материал вышел в № 05 от 23 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Семьдесят четыре работника культуры, в том числе заслуженные, присоединив к своему приличному составу подписей вагончик «и тысячи других», обратились к президенту с просьбой об отставке шоумена Швыдкого с должности министра отрасли. А...


       
       Семьдесят четыре работника культуры, в том числе заслуженные, присоединив к своему приличному составу подписей вагончик «и тысячи других», обратились к президенту с просьбой об отставке шоумена Швыдкого с должности министра отрасли.
       А министр культуры, по инициативе «Новой газеты», вдруг взял да и ответил…
       Деятели культуры (среди них – писатель Распутин, народный артист Бурляев, скульптор Клыков, председатель Союза писателей России Ганичев) обвиняют министра в том, что он позволяет в своей программе «Культурная революция» «глумление над святыми понятиями, составляющими сферу его профессиональной деятельности». Граждане прославленной на весь мир своими культурными ценностями страны считают, что министр разрушает «духовное поле Российской Федерации». Ну, естественно, народ негодует. Терпение его «велико, но не беспредельно»…
       
       ДЕЯТЕЛИ
       Обращение, как удалось выяснить редакции, деятели решили подписать на прошлогоднем пленуме Союза писателей (СП), а кое-кто добавил свою закорючку прямо в храме Христа Спасителя, на Всемирном русском соборе. Что они имели в виду, обвиняя Швыдкого в «незнании основополагающих ценностей культуры в целом и литературы в частности», «подписанты» ответить не смогли. Никто не припомнил, чтобы министр перепутал Шелли с Шиллером, а Вайля с Генисом.
       Только секретарь правления СП Геннадий Иванов заявил, что он-то знает, «как Швыдкой размышляет о драматургии и литературе, – это часто бывает поверхностным». «Скорее я бы написал «неуважение», — сказал завкафедрой теории литературы Литинститута Владимир Гусев. — Неуважение к золотому веку русской литературы. Примеров под рукой нету, но ощущение такое есть».
       
       Валентин РАСПУТИН, писатель:
       — Швыдкой не уважает культуру русского народа. Он считает, что без секса культура не может обойтись, не может без мата существовать русский язык. По его мнению, русская литература приказала долго жить, а ведь пишут Носов и Лихоносов, еще недавно писал Астафьев.
       — Кто был инициатором обращения?
       — Одним из инициаторов был я.
       — Кто еще?
       — А зачем вам это? Остальных не назову. Считайте, что я один был инициатором.
       — Вы рассчитывали на какую-то реакцию?
       — Это было обращение не столько к президенту и правительству, а к обществу. Общество ведь не знает, что происходит, потому что читает газеты, поддерживающие Швыдкого, в том числе и вашу…
       
       Если писатель Распутин не выдал своих товарищей, то поэт Иванов рассказал, что идея накатать обращение по поводу министра – старая, и члены СП из регионов первыми предложили сделать это.
       — На каждом пленуме возникало такое предложение. Чаще всего писатель из глубинки начинает поднимать вопрос: «Как вы можете терпеть такого министра культуры?». Это мы в Москве привыкли ко всякой грязи, а на периферии обостренно воспринимают его передачи. Больше всего задевает вульгарность этого министра, антипатриотизм (он постоянно держит фигу в кармане по отношению к России и русским). Провокационный вызов «Русский фашизм страшнее немецкого» – это ужас. Моя фамилия Иванов, и я утверждаю, что нет русского фашизма.
       А как должен СП относиться к министру, который публично заявляет, что не будет финансировать журналы патриотического направления? Читатели-патриоты тоже платят налоги…
       
       Вячеслав КЛЫКОВ, народный художник России:
       — Русский язык что – без мата не может обходиться? (Тема одной из «Культурных революций». – Ю.С.)
       — Вы не ругаетесь матом?
       — Я ругаюсь. Но это мой грех.
       — Из чего все-таки складывается духовное поле Российской Федерации?
       — Из православия, культуры и языка (язык — основополагающее понятие: в начале было Слово).
       
       Юрий ПАХОМОВ (Носов), полковник в отставке, писатель:
       — Сидеть на ТВ и пить с актерами вино – это приятно, но это не работа. Я не антисемит и не ксенофоб, но в нем же антипатично все. Швыдкой – хрусталик на глазу нашего президента, он мешает ему видеть истинное положение дел в нашей культуре, а это уже преступление.
       
       Владимир СИЛКИН, почетный гражданин г. Ряжска, поэт:
       — Министр должен заниматься культурой, а не шоу-бизнесом. Приглашать на передачу надо больших писателей, а не этих клоунов, которые всем давно надоели. Большие писатели – это Распутин, Белов, Проханов, другие… Но он боится их приглашать, потому что они могут задать ему неудобные вопросы…
       
       Марина ЧИСТОНОГОВА, редактор отдела молодежных проблем газеты «Пограничник Арктики», поэт:
       — Для него не существует русской литературы как таковой. Он приемлет только авангард, который приносится с Запада и ведет к разрушению русской культуры. А вечное, православие – это он отметает…
       — Что значит приписка после фамилий «и тысячи других»?
       — В Союзе писателей России в отличие от Союза российских писателей состоят единомышленники, которые следуют традициям Достоевского, Толстого, Пушкина и так далее. Основная наша задача – работа в духовном направлении, без всяких там авангардистских штучек. Без всякой чернухи и порнографии… И мне, например, противно смотреть на эти презервативы качающиеся. (Надувные фигуры на «заднике» студии. — Ю.С.)
       
       Сергей ЛЫКОШИН, председатель Хомяковского общества:
       — Швыдкой в культурной реальности — человек случайный. Он больше работал в журнале «Современная драматургия», зарекомендовал себя как незаурядный шоумен на телевидении.
       По его мнению, единственный способ эксплуатации ценностей, находящихся в российских музеях – в Эрмитаже и Русском музее, – это их вывоз за границу и демонстрация в выставочных залах, которые иной раз и не связаны никак с традиционной культурой. Это, как мне кажется, наносит ущерб традиционной культуре, что свидетельствует о политической некомпетентности Швыдкого как министра.
       
       МИНИСТР
       Михаил ШВЫДКОЙ, ведущий программ «Культурная революция» и «Театр+ТВ»:
       — Моя позиция крайне проста: как министр культуры я обязан и буду защищать возможность высказывать любые взгляды, в том числе и для тех людей, которые требуют моей отставки.
       Сегодня государство поддерживает как Академию Глазунова, так и Российскую академию художеств, которую возглавляет Церетели. Мы помогаем не только журналам «Знамя» или «Искусство кино», но и «Нашему современнику»; не только «Кинотавру», но и кинофестивалю православного кино, президентом которого является Николай Бурляев, подписавший письмо с прошением о моей отставке. Мы поддерживаем фестиваль «Золотая маска», но одновременно Министерство культуры уже много лет является главным организатором Дней славянской письменности и литературы, и в оргкомитете мы сидим рядом со скульптором Клыковым, который также подписал это письмо.
       В моей программе «Культурная революция» выступали Проханов, Куняев, Дугин, Глазунов и многие другие люди, которые придерживаются совершенно иных, чем я, художественных и политических взглядов.
       — Что вы сейчас делаете на посту министра культуры?
       — На днях мы обсуждали с Его Святейшеством Патриархом Московским и всея Руси создание нового 10-серийного фильма об истории РПЦ. 17-го я встречался с художниками из Хохломы и с коллегами из Ассоциации народных промыслов. Тем же вечером открыли год Хачатуряна в России и определили с армянскими коллегами, что следующий год будет годом России в Армении, потому что одна из приоритетных задач министерства – это пропаганда русской культуры за рубежом, и прежде всего в странах СНГ. Первого февраля я вылетаю в Волгоград, потому что Министерство культуры вместе с администрацией области профинансировало целый ряд мероприятий к 60-летию победы в Сталинградской битве… Вы понимаете, почему я называю такие мероприятия? Хотя… Да они в общем-то все такие…
       Я подумал сначала: да пошли они к чертовой матери. Что я перед ними отчитываюсь? Но вот я назвал несколько мероприятий… Первого марта мы открываем Дни России в Болгарии в рамках празднования 125-летия освобождения Болгарии от Османского ига и проводим круглый стол «Славянский мир в рамках европейской культуры».
       Недавно встречались с президентом Удмуртии Волковым, наметили проведение там 30-го и 31 сентября конференции «Молодежь, культура, патриотизм». 9 февраля открываем год России в Германии. Ну, ладно, пошли они… Чего действительно?
       — Сколько времени у вас отнимают съемки на телевидении?
       — Я бы с удовольствием соврал, что веду программу в прямом эфире, но это не так, к сожалению, хотя я мечтаю об этом. Я пишу четыре программы раз в месяц в свой законный выходной — в воскресенье, как правило, с трех часов дня до двух часов ночи. В это время мои товарищи по работе проводят досуг с семьями – ездят кататься на лыжах или плавают в бассейне, ходят в театр.
       Одну ночь в месяц мы записываем программу «Театр+ТВ». Обычно начинаем в 22.30 и заканчиваем в три часа утра. В 8.30 – 8.45 я приезжаю на работу.
       — Темы ближайших «Культурных революций»?
       — Они будут еще более огорчительными для авторов этого письма. «Искусство не должно принадлежать народу», «России не нужна национальная валюта», «Нашему народу нужен диктатор»…
       Я считаю, что программа имеет смысл только тогда, когда в ней ставятся самые острые, самые неприятные вопросы, о которых мы считаем даже не вполне приличным говорить. Но если мы хотим излечиться от наших болезней, нужно правильно поставить диагноз.
       — Что вы чувствуете, когда читаете подобные письма?
       — Знаете, я старый партиец. Судя по всему, это письмо тоже партийцы писали. «Партия учит не подписывать коллективных писем», — так однажды сказал мой предшественник на посту министра культуры (правда, СССР) Петр Нилович Демичев. Но это шутка.
       Вообще, министры культуры всегда занимались творчеством. Мольро. Дрюон. Луначарский писал пьесы. Юрий Соломин и Николай Губенко были актерами. Представьте себе, чтобы, когда они стали министрами, им сказали: «Значит так, ребята, с этого момента ни в каких комедиях вы не играете». Это было бы достаточно глупо. То, что я делаю на телевидении, – своеобразный вид творчества. Я же не выступаю там как министр культуры, я не тягаюсь ни со Сванидзе, ни с Киселевым, ни даже с Парфеновым. Мое поле – это Андрей Малахов, Саша Гуревич, ведущие развлекательных программ. «Революция» — это не университетский курс лекций, это вообще-то развлекательно-образовательная программа. Мы с Андреем Козловым, режиссером и продюсером, нашли такую странную нишу. Я работаю шоуменом, но это мое творчество. Я им занимаюсь раз в месяц. Другие марки собирают. Ну чего они от меня хотят? Извините…
       
       P.S. Почему-то сильнее всего авторов обращения задела передача «Патриотизм — последнее прибежище негодяев»…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera