Сюжеты

ОБОЗРЕВАТЕЛЬ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ» ГРИГОРИЙ ПАСЬКО НА СВОБОДЕ, НО УГРОЗА ЕГО СВОБОДЕ ОСТАЕТСЯ

Этот материал вышел в № 06 от 27 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Журналист Григорий Пасько, осужденный три года назад за шпионаж в пользу Японии, 24 января покинул колонию № 41 под Уссурийском. Решение об условно-досрочном освобождении приняла судья Мария Стебновская Одним из главных действующих лиц в...


Журналист Григорий Пасько, осужденный три года назад за шпионаж в пользу Японии, 24 января покинул колонию № 41 под Уссурийском. Решение об условно-досрочном освобождении приняла судья Мария Стебновская
       

   
       Одним из главных действующих лиц в освобождении Григория Пасько из тюрьмы был известный правозащитник, генеральный секретарь российского Пен-клуба Александр Ткаченко. Мы попросили его рассказать подробности этого процесса.
       «Конституционный суд постановил, что заключенный может подавать на условно-досрочное освобождение сам, без участия руководства колонии. Воспользовавшись этим обстоятельством, Григорий Пасько подал заявление в городской суд Уссурийска.
       За две недели до суда представители ФСБ попытались оказать давление на руководство колонии. Они добивались, чтобы Григорий признал свою вину. Пасько не поддался давлению. Поэтому была дана директива его дискредитировать. За все пять лет, которые он находился в заключении, у него не было ни одного взыскания. Руководство колонии нашло криминал в том, что Пасько в письме к жене написал, что «какая-то сволочь» вычеркнула его из списков на условно-досрочное освобождение. И в характеристике Пасько появилась запись о том, что заключенный плохо отзывался о власти, руководстве колонии, при этом употребляя жаргонные слова. К какой именно власти плохо относился Григорий — местной или федеральной, — в характеристике умалчивалось.
       Руководство зоны поспешило организовать товарищеский суд. Зэки обвиняли своего лагерного товарища в отсутствии патриотизма и других прегрешениях перед Родиной. В результате характеристика на заключенного Пасько выглядела так: он корректен, однако… не участвовал в художественной самодеятельности, не писал в местную газету «Путь к свободе» и так далее.
       Когда мы с адвокатом Иваном Павловым приехали во Владивосток и ознакомились с документами, мы поняли, что надежд выиграть этот суд у нас очень мало. Кроме того, заседание было перенесено из города в колонию. Если бы суд закончился не в его пользу, Григорию Пасько пришлось бы очень туго. Ему угрожали, запугивали и обещали «пришить торпеду». На жаргоне это означает только одно – смерть.
       Судья Мария Стебновская была первым гражданским судьей, который взял дело Пасько в руки. На суд в зону к Пасько приехало все заинтересованное в этом деле начальство, включая заместителя прокурора Приморского края. Они в один голос заявляли, что Григорий недостоин освобождения, заключенный не исправился и исправляться не хотел…
       Большое влияние на судью, как я понял, оказала характеристика «Новой газеты», заявления Общества защиты прав человека, Фонда защиты гласности и другие документы, которые мы приобщили к делу, и блестящая речь адвоката Ивана Павлова. Решения суда ожидали полтора часа. Мы знали, что на судью Стебновскую оказывалось давление, поэтому особого оптимизма не испытывали. Но она поступила очень мужественно, понимая, что если Григория не освободить сейчас, то его попросту затравят.
       Судья Стебновская вынесла вердикт: Пасько отбыл две трети срока, общественно неопасен. Подлежит освобождению.
       Но ставить окончательную точку в этом деле преждевременно. Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев официально заявил о том, что дело будет рассматриваться в президиуме Верховного суда по надзорной жалобе. Что стоит за этим заявлением – рутинная процедура или новая угроза свободе Пасько? Вопрос остается открытым.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera