Сюжеты

ТАЙНЫЙ АРСЕНАЛ МАФИИ

Этот материал вышел в № 06 от 27 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

26 тысяч стволов огнестрельного оружия украдено со складов Минобороны Из досье «Новой газеты» Где можно взять любое оружие Большой скандал достаточно скоро может поспособствовать отставке высших российских военачальников. Сейчас в...


26 тысяч стволов огнестрельного оружия украдено со складов Минобороны
       

   
       Из досье «Новой газеты»
       Где можно взять любое оружие
       Большой скандал достаточно скоро может поспособствовать отставке высших российских военачальников. Сейчас в Министерстве обороны срочно ищут виновников срыва важнейших международных договоренностей о демилитаризации Приднестровья. В связи с этим наиболее сильно кресла качаются под двумя заместителями министра обороны — начальником Генштаба генералом армии Анатолием Квашниным и начальником тыла Вооруженных сил генералом армии Владимиром Исаковым. Еще на Стамбульском саммите ОБСЕ 1999 года Россия обязалась до 31 декабря 2002 года полностью ликвидировать крупнейший в Европе комплекс хранилищ оружия и боеприпасов. Он расположен на площади около 100 гектаров вблизи станции Колбасная под охраной оперативной группы российских войск в Приднестровье. Там до сих пор находятся 39 тысяч тонн патронов, снарядов, ракет и авиабомб. Но особый интерес для оружейной мафии представляют свыше 46 тысяч пулеметов, гранатометов, автоматов и пистолетов, хранящихся в бетонных бункерах, где раньше держали ядерные боеприпасы. Это почти в три раза больше, чем Грачев оставил Дудаеву в Чечне. За последние десять лет из Приднестровья в Россию было вывезено оружия и боевой техники на сумму более чем миллиард долларов. Но где эти громадные деньги? Их бы вполне хватило на отказ от призыва и перевод армии на контрактную основу. Впрочем, генералам не до военной реформы. Большая дележка бывшего советского военного имущества продолжается. А делить еще есть что. За прошедшее десятилетие оружейные склады в Колбасном «похудели» только на три тысячи тонн боеприпасов и четыре тысячи стволов стрелкового оружия. Столько, по официальным данным, отправлено в Россию. Осталось в десять раз больше. Правда, самые лакомые куски — дорогостоящая инженерная техника, автономные электростанции, передвижные авторемонтные мастерские — в большинстве своем уже уплыли в неизвестном направлении. Понятное дело, большегрузный кран, армейский бульдозер или мощную землеройную машину на «гражданке» с руками оторвут. Большие деньги давали и за военные авторемонтные мастерские. Это же уникальные передвижные автосервисы, которые за считанные часы можно развернуть в любом месте. А вот толкнуть налево 263 единицы бронетехники — дело непростое. Тут особый талант нужен. Попробуй, скажем, продай 108 танков Т-64, что стоят по миллиону долларов каждый! Потому их прилюдно разрезали на металлолом. Зато в Колбасном ждут новых хозяев 1200 новеньких грузовиков — «КамАЗы», «Уралы», «шишаги» («ГАЗ-66»). Кроме того, полевых кухонь и другого тылового имущества — на пять развернутых дивизий. Одних только комплектов военной формы — на сто тысяч человек. А всего там хранится военного имущества почти на полтора миллиарда долларов. Поэтому вокруг забытого Приднестровья давно кипят нешуточные страстию.
       
       Последнее интервью генерала Лебедя
       Один из авторов этого материала был близко знаком с Александром Лебедем. За несколько дней до гибели генерал дал ему по телефону, наверное, последнее в своей жизни интервью. Вот некоторые выдержки из него, касающиеся ситуации в Приднестровье.
       — Александр Иванович, помню, при вас на рынке в Тирасполе торговали исключительно овощами и фруктами. Сейчас — и это ни для кого не секрет — появились пистолеты, автоматы и даже гранатометы…
       — Остановить это теперь будет трудно, очень трудно. Я, кстати, предупреждал, что решение растащить во взрывоопасном регионе управление армии — на грани преступления. Политиканы и уголовники не преминут этим воспользоваться. Что такое сто тысяч тонн военно-технического имущества, хранящегося на складах в Приднестровье? Да это золотое дно! Одних электростанций мощностью от 1 до 50 киловатт — более одной тысячи штук. О боеприпасах я уж не говорю… Сократи армейского инженера, убери начальника склада — и потом ни одна комиссия концов не найдет, куда все уплыло.
       — Судя по всему, «поплыло» не только военно-техническое имущество, но и военные городки, стоимость которых точно не определена, а юридический порядок сдачи толком не отработан.
       — Зачем порядок, когда бардак выгоднее? Мне известно, например, что Слободзее без всяких согласований был продан армии Приднестровья за 850 миллионов рублей. Правда, где эти деньги и на что они пошли — большой вопрос. Одно знаю точно: на строительство квартир для офицеров, которых планировали разместить в России, не переведено ни рубля.
       — Александр Иванович, в Управлении международного сотрудничества Министерства обороны России мне сказали, что в этом году не удастся вывезти оружие и боеприпасы со складов бывшей 14-й армии. Нет денег. А что будет в следующем году?
       — То же, что и в этом. Показушная утилизация: старую гранату взрываем, десять новых — налево. Словом, хорошая мина при плохой игре. В конце концов мы можем доиграться до Чечни номер два. Когда вооружим армию ПМР до зубов, а потом попытаемся ее разоружить. Только масштабы будут уже не те. В Чечне по рукам гуляет порядка 20 тысяч стволов, в Приднестровье может «вынырнуть» в два раза больше.
       — А какой, на ваш взгляд, выход?
       — Такой же, как и вход: заморозить ситуацию до лучших времен. Сначала решить политические проблемы, а потом браться за военно-технические. А наши политговоруны опять телегу поставили впереди лошади. Кто глубоко, а не конъюнктурно вник, во что для России выльются вывоз боеприпасов и передислокация техники? Никто.
       — Но есть же Стамбульское соглашение. Зачем же его подписывали?
       — Опять аля-улю — гони гусей. Подписано — и с плеч долой. А то, что складировать некуда, что к перегону ни хрена не готово, — это все побоку. Знают ли наши военные реформаторы, что собой представляет пятнадцатикилометровая ветка, ведущая к железнодорожной магистрали со склада в Колбасной? Семь лет на ней конь не валялся. Молдавия объявила ее российской собственностью, а Россия, очевидно, посчитала молдавской. В итоге рельсы ржавые, шпалы сгнившие, костыли вылезшие.
       — Не соглашусь с вами. Не все ж так страшно. По три-четыре эшелона в год по ней все-таки пропускают.
       — А надо перегнать 2600 вагонов с боеприпасами. Для этого комиссия должна подписать акт. Если в нее войдут не сумасшедшие, подпись никто не поставит. Потому что когда под откос идет товарняк — это плохо. Когда сходит с рельсов пассажирский поезд — еще хуже. А вот когда ныряет в канаву эшелон с боеприпасами — это пустыня Гоби в окрестностях.
       — Не боитесь ответственности, Александр Иванович? Вы ведь тоже отвечали за сохранность этого крупнейшего российского арсенала?
       — Власти ПМР до сих пор пытаются выбить из бывших российских офицеров компромат на Лебедя. Так им хочется, чтобы я воровал оружие, приватизировал «мерседесы», бомбил российские города… Зря, конечно, стараются. От отчаяния все это… А вот мне недавно передали такие документы, что волосы дыбом встают. Признаться, не ожидал, что в оружейной афере столько больших людей замешано, а Приднестровье превратится в тайный арсенал мафии. Буду в Москве, обязательно покажу эти бумаги.
       
       До столицы генерал доехать не успел. 28 апреля 2002 года вертолет губернатора Красноярского края с бортовым номером 22158 потерпел катастрофу в Ермаковском районе на подлете к туристической базе «Барсово ущелье». В результате Александр Лебедь и семь его спутников погибли.
       
       Курение на пороховой бочке
       О причинах этой катастрофы до сих пор спорят эксперты. В прессе было немало версий о том, кому выгодна смерть Александра Лебедя. Одни бредили, что во всем, как всегда, виноват Чубайс. Мол, глава РАО «ЕЭС» вопреки давней инструкции не приказал повесить лампочки на провода ЛЭП, о которые винтом зацепился вертолет. Другие говорили о конфликте губернатора с когда-то негласным хозяином Красноярского края Анатолием Быковым. А вот приднестровский след толком не рассматривался. Полковник ФСБ Евгений Н., ведущий специалист по оружейной мафии, считает, что зря. По его мнению, для отработки этой версии еще понадобится не один десяток следователей.
       Поводом для встречи с полковником послужил «арест недели». В декабре 2002 года спецслужбы задержали начальника хранилища артиллерийской базы вооружения в подмосковном Одинцове. За год прапорщик Ф. украл со склада 30 автоматов, 6 пулеметов и 2 снайперские винтовки.
       Мы хотели узнать как можно больше подробностей об операции по захвату, но Евгений пренебрежительно махнул рукой:
       — Подумаешь, очередной ворюга-прапорюга. Вон в Дагестане задержали старших офицеров. Они «толкнули» боевикам несколько мин МОН-90. Одна из таких взорвалась 9 мая в Каспийске.
       Он достал из сейфа пухлую папку и вытащил из нее несколько бумаг. Заглядывая в них, полковник стал сыпать цифрами. В 2002 году похищено или потеряно 57 710 единиц огнестрельного оружия. Такого еще никогда не было. Например, в Советском Союзе до 1991 года разыскивался только 951 ствол. Причем чаще всего это были пистолеты, пропавшие у милиционеров. Сейчас же почти половина из числящегося в федеральном розыске оружия — 26,5 тысячи стволов — украдена прямо со складов Министерства обороны. Чаще всего это делают лица, отвечающие за сохранность этого вида военного имущества.
       Так, начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения хваленой 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане подполковник К. продал налево боеприпасы к автоматам и гранатометам на сумму 745 тысяч рублей. Еще более крупное хищение осуществил на Тихоокеанском флоте мичман Г. Начальник хранилища украл 896 тротиловых шашек с электровзрывателями и огнепроводными шнурами. Как установили следователи, одна часть похищенной взрывчатки использовалась в криминальных разборках во Владивостоке, а другая ушла в Москву.
       — Мы курим, сидя на пороховой бочке, — сказал он, попросив выключить диктофон. — Знаем, что обязательно рванет. Вопрос только — где и когда? Я думаю, в Приднестровье, и очень скоро…
       — Почему?
       — Есть оперативные данные. Криминальные поставки оружия из этого региона резко возросли. Да так, что даже цены упали. Раньше на черном рынке автомат Калашникова стоил полторы штуки баксов. А теперь особо ценимую профессионалами «сучку» (АКСУ — автомат Калашникова с укороченным прикладом. — Ред.) можно купить за 800—1000 долларов. Соответственно, цена пистолета Макарова упала с 600 до 400 у.е., гранаты — с 50 до 30 «зеленых». Особенно подешевели патроны. Еще полгода назад к «калашу» они шли по десять долларов за сотню, нынче берут в три раза меньше. Причем все чаще боеприпасы к стрелковому оружию отпускают не поштучно, а на вес.
       — Может быть, контрабанда импортного оружия обрушила цены на черном рынке?
       — Из-за границы идут деньги, а стволы покупают здесь. Наше оружие и лучше, и дешевле. Поэтому даже в Чечне полевые командиры берут товар в основном только отечественного производства. А всякие «беретты» и «узи» носят только для понта.
       На прощание Евгений показал на мониторе компьютера любопытный график. В нем отражались зависимости колебаний цен на черном рынке оружия со взрывами на армейских складах боеприпасов и вооружения. Закономерности прослеживались четко: больше предложение — ниже цена, а после затоваривания рынка — ЧП на оружейных складах. Понятно, разворовали хранилище, затем устроили пожар — и концы в воду. По данным Главной военной прокуратуры, с 1992 года только взрывы на базах хранения и арсеналах силовых структур России причинили ущерб государству на сумму 11 миллиардов рублей.
       
       Коньяк и кровь смывают все следы
       Чаще всего такая тактика используется военными на Дальнем Востоке и в Сибири. Именно там с роковой регулярностью взлетают на воздух склады с оружием и боеприпасы. Например, недавно следственная бригада под руководством полковника Колбанова установила, что из-за небольшого пожара в арсенале на окраине Владивостока уничтожено 12 вагонов со 122-миллиметровыми снарядами. Кстати, боеприпасы именно такого типа являются основой взрывных устройств, которые изготовляют чеченские боевики. Они достаточно мощные, но не очень габаритные. Их легко прятать и перевозить в компрессорных баллонах грузовиков. Что и продемонстрировали террористы из группы Мовсара Бараева, захватившие «Норд-Ост».
       На юге, в Северо-Кавказском военном округе, и в Приднестровье оружейная мафия предпочитает не доводить дело до взрывов складов. Она действует более хитро и жестоко. Проверяющих начальников здесь либо покупают, либо убивают. О том, как принимают столичных гостей в Тирасполе, рассказывают легенды. Коньяка тут не жалеют.
       Генерал Валерий Евневич, бывший командующий ограниченной группировкой российских войск в Приднестровье, по этому поводу многое рассказывал. Вот лишь один случай. Звонок от местного руководства. Просят принять депутатскую делегацию, вчера приехавшую из Москвы. Через час, в десять утра, в кабинет командующего вваливается пьяная толпа. Видимо, пили всю ночь, потому что большинство народных избранников и двух слов связать не могли. Правда, самый левый и самый скандальный еще держался на ногах. Громко икая, он спросил:
       — Почему сидишь под власовской тряпкой? Куда дел красное знамя?
       Видя состояние гостя, генерал попытался вежливо объяснить, что в кабинете у него стоит государственный флаг России. А боевое знамя бывшей 14-й армии, как и положено, находится на 1-м посту под охраной часового. Но лидер депутатской группы не унимался. Матерная брань перемежалась с угрозами сорвать с кителя командующего звезду Героя. До драки не дошло, но депутатов выпроваживать пришлось с помощью дежурного наряда.
       В Тирасполе нам показали фотографии. Особенно пикантными были те, что запечатлели депутатов и некоторых приднестровских руководителей на приморской турбазе под Одессой. Конечно, после министра юстиции Ковалева голыми девушками никого не удивишь… Но вот количество выпитых бутылок поражало. Вдобавок при отъезде каждому депутату вручили по ящику самого знаменитого тираспольского коньяка марки «Суворов». В магазине беспошлинной торговли Кишиневского аэропорта одна такая бутылка стоит 487 долларов.
       Судьба непьющих и взятки неберущих складывается куда трагичнее. Например, депутат местного парламента подполковник милиции Тулуш одним из первых попытался выйти на след оружейной мафии. Но независимое расследование оборвала пуля наемного убийцы. Известного в Приднестровье борца за правду демонстративно расстреляли среди бела дня.
       Позже та же участь постигла и начальника отдела Министерства госбезопасности ПМР подполковника Вислоуха. Как только он получил оперативные данные о поставках оружия из Приднестровья в Югославию и Чечню, так сразу повстречался с киллерами. Те сработали профессионально: три выстрела в грудь и контрольный — в голову.
       Не пощадила оружейная мафия и начальника Управления по борьбе с организованной преступностью ПМР подполковника милиции Бордюжу. Слишком глубоко копал. Вслед за ним от рук наемных убийц погибли еще несколько честных следователей и оперативников. Остальные были крепко напуганы. Ведь по региону прокатилась целая волна заказных убийств. Только за несколько лет было осуществлено более 70 таких преступлений. По показаниям арестованного в Кишиневе руководителя группы киллеров по кличке Тыква, он лично участвовал в ликвидациях 10 человек. Как установило следствие, во всех случаях убитые чем-то помешали оружейной мафии.
       Когда мы вернулись из Приднестровья, в столице Молдавии нас принял президент республики Владимир Воронин. Он был необычайно откровенен. Бывший генерал милиции, кстати, уроженец Приднестровья, так и сыпал примерами криминального беспредела на той стороне Днестра. Особенно тревожно, что оружейная мафия перешла от отдельных заказных убийств к тактике всеобщего запугивания населения. Если раньше киллеры уничтожали оппозиционных политиков и вышедших из-под контроля работников правоохранительных органов, то теперь бесследно исчезают и простые люди, ставшие невольными свидетелями преступлений. Так, например, произошли в селе Копанка. Там без вести пропали около двадцати местных жителей.
       
       Коммунистический офшор
       Сторонники восстановления СССР говорят, что стоит в бывших союзных республиках прийти к власти коммунистам, как великий Советский Союз тут же возродится. Нынешнее противостояние Кишинева и Тирасполя опровергает этот тезис. Воронин — коммунист. Власти Приднестровья тоже поклоняются красному знамени. Теоретически они союзники, а на деле нет более лютых врагов.
       По мнению молдавского президента, нынешние руководители ПМР Смирнов, Маракуца, Антюфеев — это лишь театр марионеток. А вся коррумпированная система в Тирасполе управляется извне. Те, кто дирижирует действиями оружейной мафии, сидят в Кишиневе, Киеве да и в Москве. Владимир Воронин считает, что, когда речь идет об очень больших криминальных деньгах, границ не существует и никакие идейные и моральные нормы не действуют. Всем правит жажда наживы.
       Впрочем, в Тирасполе мы не раз были свидетелями уголовного шантажа со стороны приднестровских властей. За каждый отправленный в Россию эшелон они требовали свою долю. В штабе российских войск при нас раздалось три звонка от министра обороны ПМР Хажеева и главного военного инспектора Кицака. Они грозили сорвать отправку в Россию воинского эшелона с двумя тысячами ракет к установкам «Ураган», если не получат две тысячи ломов и несколько автомобильных ремонтных мастерских.
       С автосервисами на колесах — дело понятное. Это большой дефицит. Но зачем им столько ломов? На следующий день приднестровским генералам показалось, что они продешевили. И хотя отправка одного эшелона с оружием и боеприпасами и так стоит России более чем 50 тысяч долларов, цены резко взвинтили. Военные руководители ПМР потребовали вдобавок лопаты, ткани, другое имущество. Но самое главное — списания долгов за газ.
       В конце сентября 2002 года заместители министра обороны генерал армии Владимир Исаков и Любовь Куделина на переговорах в Тирасполе согласились, что за беспрепятственный выход российских эшелонов с приднестровской станции Колбасная ПМР будет прощено 100 миллионов долларов из тех 600 миллионов, что накопились за поставленный Россией газ. Но за эти громадные деньги тираспольские вожди выпустили лишь пять поездов с оружием. За остальные потребовали доплату: двадцать миллионов долларов за каждый воинский эшелон.
       Более того, сейчас Приднестровье выдвигает России вообще фантастические условия. Власти ПМР требуют половину оружия бывшей 14-й армии и один миллиард долларов за ранее вывезенное имущество. При этом они апеллируют к российскому послу на Украине Виктору Черномырдину. Когда-то, лет десять назад, будучи премьером, Виктор Степанович на свою голову подписал в Одессе протокол. Согласно этому документу, половина всего, что хранится на складах в Колбасном, принадлежит Тирасполю. С тех пор много воды утекло в Днестре. Но руководители в Тирасполе по-прежнему кричат: «Отдайте автоматы и патроны!». Иначе…
       В противном случае угрожают чеченским вариантом. Мы видели секретный план. В нем подробно расписаны схемы нападения на казармы российских миротворцев и военные склады.
       Пятый пункт секретного плана предусматривает блокаду штаба бывшей 14-й армии. Крайние меры содержались в самом конце документа. Например, пункт восьмой гласит: «Подготовить не менее трех колонн из женщин, стариков, детей для оккупирования парков и складов…» Пункт номер девять: «Подготовить группу механиков-водителей, обеспечить ее всем необходимым — горючим, аккумуляторами, тягачами («КрАЗ», «КамАЗ», трактора) для захвата под прикрытием женщин, детей, стариков и вывода из парков БТРов, БМП, орудий, вывоза боеприпасов».
       А дальше — ультиматумы и ставка на силу. И в конечном итоге страшная, затяжная война. Кто ответит за вторую Чечню на юге Европы?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera