Сюжеты

ПОЕЗД-БЕГЛЕЦ

Этот материал вышел в № 06 от 27 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

КТО ГРЕЕТ РУКИ НА АБХАЗСКОМ КОНФЛИКТЕ После разрешения «панкисского кризиса» наступило потепление в отношениях России и Грузии. И вдруг, как только политическая Москва завершила затяжное празднование Нового года, из Сочи в Сухуми, минуя...


КТО ГРЕЕТ РУКИ НА АБХАЗСКОМ КОНФЛИКТЕ
       

      
       После разрешения «панкисского кризиса» наступило потепление в отношениях России и Грузии. И вдруг, как только политическая Москва завершила затяжное празднование Нового года, из Сочи в Сухуми, минуя государственные границы и международные договоры, пошел неприметный поезд…
       Не поезд даже, а электричка. Дипломатическая передышка закончилась. Выяснять обстоятельства открытия железнодорожного движения приехал министр транспорта Грузии. Не выяснил.
       На прошлой неделе Москву с официальным визитом посетила Нино БУРДЖАНАДЗЕ, спикер грузинского парламента. Перед отъездом на родину она дала интервью «Новой газете».
       
       — Нино Анзоровна, удалось ли выяснить, кто конкретно стоит за «частной фирмой», открывшей железнодорожное сообщение Сочи—Сухуми?
       — Естественно, я не могу назвать этих людей, хотя есть и конкретные фамилии. Я просто пришла к пониманию, что в России существуют определенные круги, которым невыгодны хорошие соседские отношения двух наших стран. Потому что, если эти отношения будут нормальными, эти люди не смогут зарабатывать деньги на бедах и трагедиях других… Они, повторяю, известны, и если их корыстные интересы зайдут чересчур далеко, они могут быть названы.
       — Простите, а как наши политики реагировали на ваши вопросы по поводу пуска электрички Сочи—Сухуми?
       — Практически все политики, с которыми я встречалась, в один голос утверждали, что известие об этой электричке было для них полной неожиданностью, чуть ли не шоком. Все так неуклюже отнекивались, что я однажды позволила себе возмутиться: «Кто-нибудь что-нибудь знает в этой стране?». Железная дорога начала функционировать между двумя государствами, тем более в конфликтной зоне. Состав проходил пограничный контроль, таможенный — и никто ничего не знает. Ну хорошо, Бог с вами, допустим, никто ничего не знал… Но теперь-то они узнали! Мне ответили, что даже теперь, когда они об этом знают, они не могут закрыть движение потому, что абхазцы их неправильно поймут. Ну а как быть с тем, что вас не понимают пять миллионов грузин?
       — Нино Анзоровна, удалось ли выяснить, кто организовал и провел в Абхазии выдачу российских паспортов и гражданства?
       — Официально — нет. Но у нас есть информация, что 40 человек из консульского отдела МИДа были в срочном порядке откомандированы в Сочи, чтобы до вступления в силу нового закона о гражданстве Российской Федерация быстренько проставить все штампы в заявлениях и паспортах всем тем абхазцам, кто этого хотел.
       Государственную инициативу подтверждает и делегация во главе с российскими вице-премьерами и заместителями министров, которые ведут официальные переговоры в Абхазии с абхазскими властями, не ставя в известность Грузию.
       — Нино Анзоровна, в интернете ходят выдержки из справки МГБ Грузии о фактах присвоения, приватизации и аренды грузинской собственности и земли в Абхазии частными лицами и государственными структурами России*. Владеете ли вы этой информацией?
       — Конечно, у нас есть полная информация об этом. Существует энное количество дипломатических нот, которые мы отправляли в Министерство иностранных дел, энное количество прошений, которые мы отсылали в соответствующие российские министерства и ведомства. Но, как правило, мы не получаем ответа вообще или нас ставят в известность, что действуют какие-то частные коммерческие фирмы. В этом смысле чем Минобороны хуже коммерческой фирмы?
       Подумайте, как трудно поверить, что это все какая-то частная инициатива, а вовсе не государственная политика России. Потому что некие составляющие складываются в общую картину.
       Что на самом деле происходит в Абхазии, где Россия выступает посредником, а миротворцы должны разделять две стороны конфликта? Приобретается частная собственность, предположим даже, что частными российскими фирмами. И эта собственность, как правило, не принадлежит тем лицам, которые проживают в Абхазии. В основном это собственность грузин, которых выгоняли оттуда, убивали, насиловали, оскорбляли. Эти люди сейчас ютятся в больницах, детских садах, гостиницах, школах, а их дома продают, их участки земли продают. И они от этого, естественно, ничего не получают. Их об этом просто не спрашивают. То есть полным ходом идет приватизация Абхазии Россией.
       Второе. В Абхазии ходит российский рубль. Как бы Россия отреагировала, если бы в Чечне ходил грузинский лари? Я примерно могу представить вашу реакцию. Третье — это паспортизация. Граждане Грузии, проживающие в Абхазии, становятся гражданами России. То есть юридически они обязаны служить в Российской армии, принимать участие в выборах и т.д. И они, что самое главное, должны быть защищены Россией. И отсюда вытекает главный вопрос, который сейчас заботит Россию. Миротворцы. Кто они в этой ситуации? Кем они сейчас стали? Из-за странных действий России они попали в не менее странную ситуацию: они оказались между гражданами Грузии и… гражданами России. Помилуйте, так они пограничники в данной ситуации, а не миротворцы.
       Да, я верю своим российским коллегам, что они хотели бы урегулировать ситуацию. Но в этом случае нужно принимать меры. В этом случае нужно остановить поезд и договориться с Грузией, на каких основаниях он будет ходить, что в этом случае получат беженцы, начинаем ли мы политическое урегулирование абхазского вопроса… Тогда мы поверим, что не российская политика, а где-то кто-то на частном уровне проявил частную инициативу, которая, как говорится, наказуема…
       — Грузия хотела бы заменить российских миротворцев на контингент из какой-нибудь другой страны? В сегодняшней ситуации это возможно?
       — Мы не ищем выход в политическом шантаже: «вы прекратите выдавать паспорта и остановите поезд, мы продлим мандат российским миротворцам». Эта проблема из другой области, я бы сказала, из области профессионализма. Во время миротворческой операции погибли 86 российских миротворцев. Мы скорбим по этому поводу. Это большое горе, и нам вовсе небезразличны судьбы ребят, которые в Абхазии выполняют свой долг. Просто на их гибели очень часто зарабатывают совсем другие люди в России. Но за время пребывания российских миротворцев в зоне грузино-абхазского конфликта погибли 1700 мирных грузинских граждан. Я не имею в виду партизан, не имею в виду боевиков. Я говорю о мирных грузинских жителях, которые были убиты и похищены в миротворческой зоне только потому, что они на свой страх и риск посмели вернуться в свои дома. Были сожжены более пяти тысяч домов. Так что российские миротворцы, скажем так, не до конца справляются со своими профессиональными обязанностями. Их мандат был приемлем, может быть, в 94-м году, но сейчас он себя исчерпал.
       Мы не раз просили расширить миротворческую зону, просто перевести миротворцев с одной реки на другую**. И только в этот визит я получила положительный ответ от министра иностранных дел Игоря Иванова, что они готовы сейчас прорабатывать этот вопрос. Ну если так, то парламент Грузии по-другому рассмотрит ситуацию. Но в той форме, в которой миротворцы находятся сейчас, их мандат исчерпан. И парламент Грузии принял решение по этому поводу. А что касается Шеварднадзе, то он оказался просто подставлен под удар. Потому что, несмотря на то, что парламент очень резко критиковал его за это, он все равно собирался продлевать мандат российским миротворцам. И вдруг получил такой «сюрприз» в виде электрички. Естественно, он сейчас просто-напросто не вправе продлевать мандат, пока не выяснится ситуация и с паспортизацией, и с железнодорожным сообщением Сухуми—Сочи. По результатам визита у меня даже сложилось впечатление, что это специально подстроенная провокация. Правда, нам от этого не легче.
       — Есть ли пример, модель разрешения подобных конфликтов, которые были бы симпатичны вам?
       — Мы хотели бы решить этот конфликт мирным путем. К сожалению, одна российская газета написала, что лично я против того, чтобы процветало абхазское население. Моя родина — Абхазия, я не могу быть против ее процветания. Просто мы не можем рассматривать процветание Абхазии без возвращения туда беженцев. Потому что если 40 тысяч абхазцев будут процветать, то что мы скажем 300 тысячам беженцев, которые голодают? Они что, лишние люди? Нам их что, топить в Черном море? Они хотят вернуться в свои дома. Даже опустошенные. Они сами вместе с абхазцами будут поднимать этот край так, как они это всегда делали. Они вправе это сделать. И я буду бороться за их права.
       — Насколько реальна была война между Грузией и Россией летом—осенью прошлого года? Некоторые аналитики даже предсказывали такое развитие событий…
       — В самом деле было ощущение, что пахнет войной. Нас ведь в принципе бомбили. Да, не Тбилиси, не Кутаиси — хватило ума. Но грузинские села в районе Панкисского ущелья бомбили. И между прочим, погиб человек, были раненые среди мирного населения.
       — Нино Анзоровна, «панкисский кризис» показал, что, как ни странно, между российскими и грузинскими спецслужбами сложились вполне хорошие рабочие отношения. Как вам кажется, когда Владимир Путин объявлял свой ультиматум Грузии, он знал об этом?
       — Насколько я осведомлена, президент Путин не знал, что во время бомбежек в Панкиси были жертвы. Во всяком случае, во время разговора с президентом Шеварднадзе он выразил удивление и спросил: «А может быть, это дезинформация?». И я действительно не могу поверить, что президент Путин может отдать приказ бомбить Грузию. Другое дело, мы должны выстроить такие отношения между нашими государствами, когда президенты будут определять политику, а не какие-то ведомства и коммерческие фирмы. А сейчас получается наоборот: президенты договариваются, к чему-то подходят, а потом кто-то на своем достаточно низком уровне все их соглашения ломает.
       — Почему, по вашему мнению, российские политики так не любят Шеварднадзе? Можете перечислить претензии?
       — Сейчас этих претензий стало меньше. Наверное, надоело повторять глупости. Последней была претензия, что он продал американцам Берингово море. Просто обидно за Россию, в которой позволительно говорить несусветные глупости. Мы прекрасно помним, что один человек из Политбюро ничего не смог бы сделать по собственной инициативе. Я тогда училась в Москве, на юридическом факультете МГУ по специальности «международное право». Я помню, как нас обучали на примере этого соглашения «Бейкер—Шеварднадзе». Говорили, что это были замечательные подвижки в международных отношениях…
       

       
       * На одном из сайтов, в частности, приводится перечень санаториев и пансионатов, которые уже стали или в ближайшее время станут собственностью не только российских частных фирм, но и российских государственных структур. В этом перечне — гостиница «Абхазия», санатории «Грузия» и «Армения» в Гаграх, которые на 25 лет переданы Министерству обороны РФ. К передаче Минатому готовится и знаменитый Дом творчества литераторов в Пицунде. В российскую собственность переходит и пицундский пансионат «Самшитовая роща». Концерн «Бабаевский» разбил на землях Абхазии плантации лесного ореха. Депутатам Госдумы РФ предлагают шикарные дачи в Абхазии по цене 2000 долларов…
       
       ** Имеется в виду перевод миротворцев с реки Ингури на реку Галидзга. Под расширением мандата миротворцев подразумевается расширение их функций. Если сейчас они выполняют исключительно функцию пограничную, то Грузия предлагает России рассмотреть вопрос о наделении миротворцев обязанностями по обеспечению безопасности мирных жителей и беженцев, которые будут возвращаться в Абхазию.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera