Сюжеты

НЕГОЦИАНТ НЕПОЛИРОВАННЫЙ

Этот материал вышел в № 06 от 27 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А.Н. Островский. «Правда — хорошо, а счастье лучше». Малый театр. Режиссер — Сергей Женовач. Сценограф — Александр Боровский Среди студентов Петра Наумовича Фоменко всегда особенной популярностью пользовался «Словарь пьес Островского». Для...


А.Н. Островский. «Правда — хорошо, а счастье лучше». Малый театр. Режиссер — Сергей Женовач. Сценограф — Александр Боровский
       

  
       Среди студентов Петра Наумовича Фоменко всегда особенной популярностью пользовался «Словарь пьес Островского». Для Сергея Женовача, ученика из первых, Островский давно стал чем-то большим, чем автор из обязательного списка.
       «Правда — хорошо, а счастье лучше» продолжает мысль, прозвучавшую в «Горе от ума» Женовача: резонеры и правдолюбцы в России терпят фиаско, не выдержав дуэли с более привычным этой местности крестьянским или мещанским хитрованством. Поэтому Глеб Подгородинский, сыгравший и Чацкого, и Платона в «Правде…», выглядит в обоих спектаклях одинаково невыигрышно.
       Он, как тонкошеий птенец, пищит что-то о правде и ломает шапку, в то время как сметливое купечество, спрятав его векселя за пазуху, в ус не дует и деятельно безмолвствует.
       Удивительно, как лихо, метко и необидно складывается у Женовача оправдание фамусовской философии и купеческой основательности, всех этих крепко стоящих на ногах людей, как соблазнительно надежны, домовиты и дородны замоскворецкие бабы!
       В жизненном укладе все ладно и понятно, а садовник, таскающий из хозяйского сада яблоки корзинами (первоначальное название пьесы «Наливные яблоки»), — искрометный даже в мычании вороватый хват. Как уважает режиссер своего зрителя, оттого и не увлекает его за собой в бездонные метафизические глубины современной театральной философии, а возвращает ему мораль и реплику — старые, как хорошее вино.
       «Негоциант неполированный суздальского письма», — говорят на семейном совете о выгодном женихе для дочери. «Он тебе совсем не под кадрель», — увещевает дочку, уставившуюся на любимого голодранца, Мавра Тарасовна. И замученный резкой уличной фонетикой и англизированным лексиконом зритель улыбается...
       Да и сопереживать «сужету» о влюбленной девушке на выданье под дамокловым мечом брака по расчету, строгой маменьке, тающей от визита зазнобы ее юности, старого унтера Силы Ерофеича Грознова (эта роль стала бенефисной для Василия Бочкарева) и доброй няньке Филицате (замечательная Людмила Полякова), приятнее, коль скоро герои объясняются в яблоневом саду. Вырубленный топором и пером московский уют возвращается — хотя бы со сцены Малого.
       Главное достоинство спектакля — ансамбль актерских работ в режиссерской огранке. Евгения Глушенко изумительно точна в роли Мавры Тарасовны, хозяйки дома и матери взрослой дочери: неподвижные плечи под добротным и носким платком, презрительный тяжелый взгляд и полные расчета веские слова. Ирина Леонова, недавняя выпускница Щепкинского училища, хорошо и ровно играет молодых героинь, и роль Поликсены Барабошевой не стала исключением. Василий Бочкарев — герой и кумир актерского состава. Крякнет, войдет, присказку вспомнит, ус покрутит и про деньги поговорить не забудет — все как нельзя кстати.
       Женовач, нашедший общий язык со «стариками» Малого и с молодым поколением актеров, оказался идеальным режиссером для Малого театра.
       ...Но тут уж как судьба распорядится: то ли отправит правду искать, то ли позволит со счастьем остаться.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera