Сюжеты

МЕЧТАЮ СЫГРАТЬ ЕКАТЕРИНУ ВЕЛИКУЮ

Этот материал вышел в № 06 от 27 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

МЕЧТАЮ СЫГРАТЬ ЕКАТЕРИНУ ВЕЛИКУЮ Фэй Данауэй вручили приз «Золотая стрела» за вклад в кинематограф Почетным гостем Международного фестиваля «Лики любви» стала мировая кинозвезда, обладательница «Оскара» Фэй Данауэй. Та самая, что...


МЕЧТАЮ СЫГРАТЬ ЕКАТЕРИНУ ВЕЛИКУЮ
Фэй Данауэй вручили приз «Золотая стрела» за вклад в кинематограф
       
       Почетным гостем Международного фестиваля «Лики любви» стала мировая кинозвезда, обладательница «Оскара» Фэй Данауэй. Та самая, что прославилась в фильмах «Бонни и Клайд», «Маленький большой человек», «Китайский квартал», «Оклахома как она есть», «Афера Томаса Крауна», «Три дня Кондора», «Телесеть» и во многих других классических фильмах.
       
       «Зеленые, почти прозрачные глаза, высокие скулы, распущенные пепельные волосы, безупречная стройность». Подобные клише водятся в бульварных романах неслучайно. Их авторы «слизывают» внешность кумиров с киноэкрана, таких, как Фэй Данауэй.
       Она — идол не одного поколения. Девушки конца 60-х стриглись под отчаянную Бонни Паркер, лихо затягивались сигареткой, заламывали набекрень береты и чувствовали себя счастливыми. Ныне эти фанатки превратились в добропорядочных пенсионерок. 60-е, 70-е, 80-е, 90-е… Надо быть действительно стальной леди, высокопрофессиональной дивой, чтобы не поддаваться натиску возраста и продолжать очаровывать поклонников.
       Фэй Данауэй остановилась в Москве в отеле «Балчуг». Щедро расхваливала журналистам его спортивный зал, оборудованный по последнему слову техники. С часовой работы в зале начинается ее день. Начинается очень рано. Сейчас рядом с ней на столике — ее собственная академическая награда.
       Похоже, она не только гордится своим «Оскаром», но и редко расстается с ним. Вот и в Москву прихватила своего золотого друга — на всякий случай.
       — Тридцать лет назад, во времена Хрущева, я уже была в Москве. Мне страшно хотелось увидеть эту загадочную страну, скованную холодом, многими несвободами, но прославленную искусством, живописью, музыкой, литературой. Хотелось посмотреть на лица русских людей. Мне так понравились эти ваши березы, что я попыталась даже посадить их у себя возле дома в Калифорнии. Но, увы, они не прижились. И вот снова я здесь. Снова зима. Но попала я в совершенно другую страну. Мне кажется, Россия стоит на пороге новой эры. Горжусь, что я — очевидец этих глобальных перемен. А Москва по праву стала крупнейшим городом мира.
       Дежурная, но располагающая к себе улыбка. Так выглядят успешные бизнес-леди. На вопросы отвечает просто и искренне. Не сразу даже догадываешься, что простота и искренность — тоже часть профессии. Мадам Данауэй за свою карьеру дала не одну сотню интервью и отлично умеет защитить себя от натиска пронырливых журналистов. При всем подобии искренности — ни слова лишнего, ничего во вред собственному имиджу. Каждый ответ — гладкий и обкатанный, как волнорез.
       — О моих блистательных партнерах и режиссерах? С удовольствием! Сидни Поллак — глубокий, истинный художник. Николсон — большой выдумщик, мы с ним настоящие друзья. Рядом с ним съемки превращаются в настоящее веселое шоу. Рэдфорд, напротив, замкнут. Весь внутри. Многим с ним трудно общаться. Вместе с тем его отличают острый ум и наблюдательность. И еще: ему небезразличен путь, по которому движется кино. Неслучайно он стал инициатором фестиваля в Санденсе. Уоррен Битти — ныне классик, а тогда был новичком, как и я. Мы вместе набивали шишки. Джордж Скотт — фантастический актер. Никогда не читал сценарий, он всегда валялся у него в чемодане. Но начиналась работа над сценой — и он уже все знал, чувствовал, понимал, как лучше это сделать.
       Магия женственности, почти шокирующей чувственности притягивала к ней лучших мужчин мира: Марлона Брандо, Стивена Маккуина, Джека Николсона, Марчелло Мастрояни.
       Чувственность и холодность. Огонь и сталь. В Голливуде у нее сложилась репутация «актрисы с трудным характером». Многие называли ее несносной. В самом деле, в ярости она может вылить на режиссера стакан мочи (да еще на кого? На самого Романа Полански). Прагматизм высшей пробы. Но как еще можно удерживаться на голливудском «холме» в течение трех десятилетий? В то же время она способна ради сына все бросить и отбыть в Европу в долгосрочный отпуск «по уходу за ребенком».
       Мадам Данауэй любит «энергичные работы Эйзенштейна», охотно цитирует Станиславского. Сейчас в российском прокате идет фильм «Правила секса», в котором она сыграла эпизодическую роль. Но:
«Вы же сами помните, что сказал ваш Станиславский о маленьких ролях и маленьких актерах?». Оказывается, актриса всю жизнь мечтала сыграть нашу Екатерину Великую и просила нас передать русскому режиссеру Сокурову, что, «если он возьмется за эту постановку, — ее согласие обеспечено».
       В книге «Моя жизнь» (почти как у Станиславского) она признавалась, что строила карьеру на создании властных, сексуально агрессивных женских образов, на ролях «стальных дьяволиц». Однако наряду с привычными характерами сильных, бесстрашных женщин-стоиков, таких, как кумир американцев героиня «Оклахомы как она есть», Фэй Данауэй дважды сыграла выдающиеся роли женщин «на грани нервного срыва», неправильных, несчастных, не умеющих противостоять пороку.
       — В «Телесети» мне довелось сыграть женщину, не способную любить. Бывают же люди, лишенные какого-то органа. Этот душевный изъян воспитан, сформирован телевидением. Телевидение вскормило, умертвило душу ее и ей подобных. Это был сигнал SOS, предостерегающий о реальной опасности. И признаюсь вам: играть «нелюбовь» — тоже крайне интересно.
       Фильм «Телесеть» Сидни Люмета подарил ей не только «Оскара», но и «Золотой глобус». Спустя 10 лет она сыграет еще одну «не голливудскую» роль — опустившейся, полубезумной алкоголички в фильме Барбета Шредера «Пьянь». О Данауэй заговорят как о выдающейся драматической актрисе. А Чарльз Буковски в знаменитом романе «Голливуд» опишет съемки этого фильма и фантастическую, невероятно откровенную, смелую работу актрисы.
       Спрашиваю Фэй Данауэй: читала ли она роман и насколько описание соответствует правде?
       — Не знаю, как это описал Буковски, но это были действительно незабываемые съемки. Здорово работал Шредер, но более всех восхитительным был мой партнер Микки Рурк. К сожалению, в последнее время он мало снимается. Он играл спившегося писателя так непредсказуемо, рискованно, авантюрно. Хотелось ему соответствовать. Моя роль требовала иных качеств. Но думаю, мы звучали довольно слаженно в нашем актерском дуэте. Я привезла в Москву фрагмент из этого фильма, сцену, где я умираю. Знаете, я долго сомневалась, соглашаться или нет на эту роль. И мой друг Джек Николсон сказал: «Решайся. Очень полезно для актера «дегламуризироваться», снять с себя лак обложек. Лишь тогда ты можешь попытаться стать тем, кем хочешь».
       Возможно, помогла Фэй в работе ее собственная «история». Она родом из Флориды, из так называемой трудной семьи: отец-алкоголик и мать больна шизофренией. Возможно, лишь волшебное имя Дороти (Фэй — псевдоним) дало девочке с юга надежду и силы преодолеть сотни километров и груду препятствий и проложить свою желтую кирпичную дорогу к Голливудским холмам.
       Два сезона Фэй Данауэй играет на сцене пьесу «Мастер-класс», посвященную Марии Каллас. Она буквально заболела и пьесой, и судьбой великой певицы. Теперь хочет сама попробовать себя в роли кинорежиссера и снять эту историю. Я сразу предполагаю, что она сама и сыграет главную роль…
       — Конечно. Меня увлекает этот характер. Пьеса идет в крупнейших городах мира. Сама история разворачивается в Нью-Йорке. Уже на закате славы певица проводит урок с начинающей исполнительницей. Это история создания чуда, которым, собственно, и является творчество. Еще это история невероятной любви Каллас и Аристотеля Онассиса. Драма обмана, самообмана, предательства и… веры в любовь.
       — Мы знаем об этой пьесе не понаслышке, она уже не первый сезон идет в Москве…
       — Я же говорю, что Москва и есть крупнейший город мира…
       Но, кажется, я догадываюсь, какая из тем пьесы более всего привлекает актрису с мировым именем…
       — В этом сюжете довольно точно и глубоко раскрывается еще одна проблема. Что значит быть звездой? Каково это — нести бремя славы? Что ты принесешь в жертву? Не станут ли тебе чужими твои дети? Это и есть путь творчества: взбираться, взбираться на вершину славы… И потом как-то жить с этим.
       Кстати, актриса не очень-то распространяется об источнике финансирования будущей картины. Между тем стало известно, что Фэй Данауэй продала свой шикарный дом в Голливуде, чтобы собрать необходимую сумму на съемки.
       На церемонии закрытия фестиваля «Лики любви» Фэй Данауэй сверкала щедрой фирменной голливудской улыбкой, охотно и неторопливо позируя перед фотокамерами. Со сцены она сказала: «Все в жизни, что я делала и делаю, — ради любви». И в этот момент весь зал ей верил...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera