Сюжеты

ПРАВИТЕЛЬСТВО ОТКАЗАЛОСЬ ОТВЕЧАТЬ ЗА НАРОД

Этот материал вышел в № 07 от 30 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Проправительственные фракции голосуют против увеличения оплаты труда бюджетников. Вопрос не в деньгах, а в совести «План по доходам федерального бюджета 2002 года полностью выполнен», — с гордостью рапортует президенту вице-премьер Алексей...


Проправительственные фракции голосуют против увеличения оплаты труда бюджетников. Вопрос не в деньгах, а в совести
       
       «План по доходам федерального бюджета 2002 года полностью выполнен», — с гордостью рапортует президенту вице-премьер Алексей Кудрин, сообщая, что финансовый резерв достиг 200 миллиардов рублей.
       Правительство, впрочем, совершенно ни при чем. Во-первых, бюджет рассчитывался, исходя из стоимости нефти в 23,5 доллара за баррель, а она уже стоит больше 29 долларов. А во-вторых, в бюджет закладывали инфляцию в 12%, а оказалось — 18%. Прием, хорошо известный: чем больше инфляция, тем больше налоговые сборы, тем легче выполнить и перевыполнить план по доходам. К тому же «дополнительные» деньги правительство может тратить без санкции парламента — по своему хотению…
       Но так или иначе деньги есть. Так почему же граждане богатой страны получают нищенскую зарплату?
       
       За порогом бедности
       Из пятнадцати миллионов российских бюджетников почти 40% — 5,8 миллиона человек — работают в сфере образования. Еще 4 миллиона человек трудятся в сфере здравоохранения, 0,6 миллиона человек работают в организациях культуры и искусства, по 0,5 миллиона — в сферах науки и социальной защиты населения. Сколько же они получают?
       Средняя зарплата в образовании — меньше 100 долларов США (при том, что, скажем, средняя зарплата премьер-министра России примерно в пятнадцать раз больше). В прочих бюджетных сферах положение не лучше: врачи, медсестры, научные сотрудники, социальные работники, библиотекари живут за порогом бедности. Начинающий учитель получает (с надбавками) 1500 рублей в месяц, заслуженный — 3000. Нянечка в детском садике — 700. Кандидат наук со стажем и степенью — 1900. Доктор наук — 2300…
       «Зарплата растет. Бюджетникам за год ее подняли в 1,8 раза», — успокаивает председатель бюджетно-налогового комитета Госдумы и член проправительственной фракции «Регионы России» Александр Жуков.
       Забывая, впрочем, сказать, что в ноябре 2001 года в указанные 1,8 раза подняли только ставку низшего разряда единой тарифной сетки. А прочие разряды ЕТС изменили так математически хитро, что подавляющее большинство бюджетников стало получать лишь на 40% больше…
       «Довести размеры средних ставок и должностных окладов до уровня: профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений — в два раза превышающего уровень средней заработной платы в промышленности РСФСР; учителей и других педагогических работников — не ниже средней заработной платы в промышленности РСФСР» — предписывает указ Бориса Ельцина № 1 от 11 июля 1991 года.
       Что же, минуло три президентских срока, а средняя зарплата вузовских преподавателей — 53% от средней зарплаты в промышленности. Иными словами, в четыре раза меньше, чем обещали. Что касается зарплаты учителей, то она такая же, как в вузах. То есть вдвое меньше той, что была обещана первым президентом России в его первом указе…
       Что делать? «Реформировать», — заявляет министр труда и социального развития Александр Починок, пропагандируя правительственную «Концепцию реформирования системы оплаты труда работников бюджетной сферы», основные положения которой Белый дом одобрил в ноябре. По мнению министра, это «приведет к улучшению социального обеспечения и материального положения работников бюджетной сферы», при этом «наиболее существенно возрастут доходы основных категорий работников».
       По мнению критиков правительственной реформы, дело обстоит ровно наоборот.
       
       За все не в ответе
       Суть правительственной концепции, которую планируется ввести в действие с 1 октября 2003 года, проста. Предлагается отказаться от «унифицированной» для всех бюджетников ЕТС и перейти к отраслевым системам оплаты. При этом единственной федеральной гарантией в «зарплатном вопросе» остается минимальный размер оплаты труда, составляющий сейчас 450 рублей.
       Поясним: никаких фиксированных или минимальных размеров тарифных ставок и должностных окладов бюджетников (как это установлено сейчас) не предполагается. И если для двух миллионов человек, получающих зарплату из федерального бюджета, предлагается с 1 октября увеличить расчетный фонд оплаты труда на 33% (при том, что прожиточный минимум за время, истекшее с последнего повышения зарплаты, успеет возрасти на 40%), то для тех, кто получает зарплату из региональных или местных бюджетов, не гарантировано даже этого. Для них все зависит от доходной базы соответствующих бюджетов. «Сверху», федеральным законом или постановлением правительства, будут установлены лишь рекомендательные значения ставок и окладов, а конкретные размеры до 1 января 2004 года должны определить региональные или муниципальные власти, исходя из своих финансовых возможностей.
       Таким образом, для 13 миллионов региональных бюджетников гарантируется лишь то, что меньше 450 рублей в месяц они получать не будут. Все остальное — по возможностям: будут деньги в соответствующем бюджете — будет и зарплата, не будет — комсомольский привет из Белого дома…
       «Целью концепции Минтруда является отказ государства от ответственности за зарплату бюджетников, — говорит председатель думского Комитета по образованию и науке Александр Шишлов («ЯБЛОКО»). — Это ставит под угрозу развитие образования и может привести к деградации российской школы». Такого же мнения и участники недавних парламентских слушаний, проведенных комитетом, которые заявили о неприемлемости концепции Минтруда для ее внедрения в сферу образования как «ухудшающей действующую систему оплаты труда и не обеспечивающей гарантий увеличения зарплаты работников образования».
       В рекомендациях, которые практически единодушно приняли на слушаниях, говорится, что необходимо закрепить федеральным законом следующий принцип: те ставки и оклады бюджетников, которые установлены в организациях образования, финансируемых из федерального бюджета, одновременно должны быть и гарантиями минимальных уровней оплаты труда для работников образования на всей территории России. Проще говоря, закон должен гарантировать, что платить в регионах по меньшим ставкам, чем в центре, нельзя. Больше — пожалуйста. При этом необходимым условием является увеличение фонда оплаты труда в образовании не менее чем вдвое.
       Отношение Минтруда к этим рекомендациям понятно уже потому, что Александр Починок на слушания вообще не пришел. А также потому, что когда в Госдуме при обсуждении федерального бюджета-2003 ставили на голосование поправку об увеличении оплаты труда бюджетников уже с 1 января 2003 года, дружная четверка проправительственных фракций дружно проголосовала против. И не только потому, что пожалели денег: куда выгоднее повышать в нынешнем году зарплату не с января, а с октября, за три месяца до парламентских выборов. Ведь в этом случае можно будет в течение всей избирательной кампании трубить о том, как правительство (а значит, и проправительственные партии) хорошо позаботилось о народе…
       
       Кредиторы последней очереди
       Речь между тем не только об образовании. Руководители ключевых бюджетных российских профсоюзов — образования и науки, здравоохранения, культуры — заявили о категорическом несогласии с концепцией Минтруда. Результат — нулевой: правительство не собирается отказываться от своих планов. В ближайшее время оно будет предлагать парламенту отменить прежние законы об оплате труда бюджетников и утвердить принципы, разработанные в ведомстве Починка. Шансы на принятие этих предложений велики — с учетом расклада сил в Госдуме. А Совет Федерации в его нынешнем виде вообще можно не брать в расчет…
       Между тем предвидеть последствия такой реформы нетрудно.
       Сейчас, когда размеры зарплаты бюджетников известны, для каждого региона нетрудно подсчитать, сколько денег нужно на эти выплаты. И если региональных доходов (с учетом других необходимых затрат — на то, чтобы содержать школы, детские сады, поликлиники и больницы, убирать улицы, ремонтировать дороги, финансировать ветеранские льготы и так далее) для этого недостает — такому региону полагаются дотации из федерального бюджета. Потому что все граждане России имеют равные права, и тех, кто родился в местах, где нет нефти и газа и где не зарегистрированы центральные офисы олигархов, нужно учить и лечить ничуть не меньше, чем более удачливых в географическом смысле соотечественников.
       Если же правительственная реформа зарплаты, в основе которой лежит «философия нищеты», вступит в силу, о равных правах можно будет забыть раз и навсегда. Потому что регионы у нас разные и доходы у них тоже, мягко говоря, разные. Понятно, что в Москве, Петербурге, Тюмени, Нижнем Новгороде, Московской области, Ямало-Ненецком автономном округе и еще в нескольких «богатых» регионах бюджетники будут получать достойную зарплату. А что делать «бедным», где живут от трансферта до трансферта?
       Известно, что «ощипывание» региональных бюджетов — лучше всего выполняемая задача из тех, которые в последние годы ставило перед собой правительство. В результате абсолютное большинство российских регионов (а тем паче муниципалитетов) являются дотационными — и нетрудно предположить, сколь «достойную» зарплату для своих бюджетников они смогут установить. И что дальше? Массовая миграция врачей, учителей и научных сотрудников туда, где бюджет погуще? Или столь же массовый уход из бюджетной сферы в коммерцию — чтобы прокормить семьи? Не возникнет ли у людей, живущих в регионах, в результате такой «политики», когда денег у них отнимают все больше, а на остальные предлагают жить по средствам, естественный вопрос: а зачем вообще такой федеральный центр нужен? Умеющий хорошо делать только одно: забирать себе права и перекладывать обязанности, желая всем распоряжаться и ни за что не отвечать?
       Еще раз повторим: деньги в России есть. В том числе и на зарплату бюджетникам. Даже с учетом того, что они бездарно транжирятся. Даже с учетом того, что нефтяные компании продаются правительственными «профессионалами» на миллиард долларов дешевле своей реальной стоимости. Даже с учетом того, что бывшим друзьям Союза и бывшим друзьям по Союзу фактически прощаются их долги, и многого-многого другого. Вопрос лишь в том, на что их тратить.
       Правительственные приоритеты, судя по его бюджетной политике, — армия, полиция, ФСБ, правоохранительные органы, выплата внешних долгов. Что же, силовикам нельзя не прибавить в преддверии таких реформ, как описанная выше. А внешние долги у отечественных реформаторов всегда имели приоритет перед внутренними. По причине чрезвычайной выгодности для конкретных лиц в правительстве и около него «большой работы» с внешними заимствованиями у МВФ, МБРР и прочих кредиторов. О чем автору не раз приходилось в «Новой газете» писать. Что касается граждан собственной страны, то Белый дом и поныне рассматривает их как кредиторов последней очереди. Ведь доходы правительственных чиновников никак не зависят от благосостояния граждан страны, которой они руководят…
       Кстати, в Госдуме прошлого созыва Александр Шишлов и его коллега по фракции Юрий Нестеров вносили законопроект, который увязывал уровень зарплаты высших государственных чиновников со средним уровнем зарплаты в стране через определенный коэффициент.
       Надо ли говорить о том, что этот проект Дума отказалась даже обсуждать?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera