Сюжеты

ПОЛНЫЙ БРЕНД. ГОСЗАКАЗ НА ВЫСОЦКОГО

Этот материал вышел в № 07 от 30 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Театре на Таганке Путин объявил 2003 год годом Высоцкого. Это нам Кобзон рассказал. Иосиф Давыдович всегда присутствует на политически значимых мероприятиях... Правительство нервничает — без героев невозможно создать идеологическое...


       
       В Театре на Таганке Путин объявил 2003 год годом Высоцкого. Это нам Кобзон рассказал. Иосиф Давыдович всегда присутствует на политически значимых мероприятиях...
       
       Правительство нервничает — без героев невозможно создать идеологическое государство. Идеологическое — значит управляемое. Одного щуплого блондина в качестве героя маловато.
       Брюнет Высоцкий как раз подходит. Тем лучше, что уже покойный — ничего предосудительного не сделает. Поэт был опасен, когда звучал с хриплых самопальных записей. Теперь он втиснут в лицензионно-лазерный плен и стоит на почетном месте в любом музыкальном магазине. Когда герой попадает на прилавки, его можно не бояться.
       В выборе героя Путин не ошибся. Народ любит его тезку. На юбилей Высоцкого в зал Дома кино набилось раза в полтора больше народу, чем он вмещает. Дяди в галстуках сидели в креслах и печально ностальгировали. Дяди «забили» на свои худых молодых подруг и пришли с женами.
       Актеры читали стихи. Высоцкого не читали и не пели. Так решили — все равно не переплюнуть…
       Когда гений умирает, у него не спросишь, что он имел в виду. Зато его легко использовать как бренд.
       Ну и кто сегодня наш герой?
       Если герой — это тот, кого запрещают, то наш нынешний живой герой — Сергей Шнуров из «Ленинграда». Недавно его опять отменил Лужков. Нечего, мол, материться на политически значимых площадках. Теперь Шнуров с чувством собственной значимости распевно произносит запрещенные буквы в модных недорогих клубах.
       В день рождения Высоцкого Сергей Шнуров выступал в клубе «Китайский летчик Джао Да» на русско-французском фестивале «25 часов». На час больше, чем сутки, в клубе рубились наши и привозные команды. Были «Кирпичи», «W.K.?» «Алексей Айги и 4. 33», модная растаманская «5 Nizza» и французы. Французы пришли в шейных платках и пили пиво, стоя у маленьких столиков. Богема. Фестиваль напоминал конкурс на героя.
       Герой появился в прайм-тайм. В восемь часов субботним вечером Сергей Шнуров вышел на подмостки и собрал толпу. «Давай, Серега!».
       Мне всегда было интересно: кому — «давай»? Наверное, «давать» надо было тем, кто сегодня хочет замуровать Высоцкого в Кремлевскую стену. Тем, кто запрещает Шнурова, помогая ему стать легендой. Легендой для тех, кто чувствует: XXI век — это век слова «б…».
       Если я переживу Шнурова (тьфу-тьфу, дай бог ему здоровья), то, наверное, снова приду в Дом кино. И какой-нибудь тогдашний президент поднимется на сцену и скажет: «Ну, б… ребята, вспомним Серегу!».
       И снова на сцену выйдет Кобзон. Кобзон всегда выступает на политически значимых мероприятиях.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera