Сюжеты

МЫ ЕЩЕ НЕ ЗАМЕТИЛИ: НАТО И США УЖЕ НЕ ОДНО И ТО ЖЕ

Этот материал вышел в № 08 от 03 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

После исчезновения русского пугала это стало очевидно В Брюсселе случилось знамение: под аккомпанемент сильной грозы выпало много снега. А в амфитеатре Европарламента в среду и четверг атмосфера накалилась от дебатов по Ираку. Но в...


После исчезновения русского пугала это стало очевидно
       

   
       В Брюсселе случилось знамение: под аккомпанемент сильной грозы выпало много снега. А в амфитеатре Европарламента в среду и четверг атмосфера накалилась от дебатов по Ираку. Но в штаб-квартире НАТО было прохладно и тихо. Совет Североатлантического блока даже не внес иракскую тему в повестку дня очередного заседания, а на брифинге все вопросы на эту тему оставались без комментариев. Шумные дебаты в одном учреждении и молчание в другом означали одно и то же: беспрецедентный за послевоенные годы раскол в Европе, кризис европейского единства, ставшего было хрестоматийным примером интеграции.
       
       НАТО неприлично долго не отвечает на предложения Вашингтона о возможных формах участия в операции против Ирака. По натовской традиции вопросы не вносят в официальную повестку, если нет хотя бы назревающего консенсуса. «Иракский пакет» пока заведомо не проходной, потому что его блокируют Франция и Германия. Они за то, чтобы дать больше времени на поиск мирного решения в рамках ООН. К ним присоединились Бельгия и Люксембург.
       НАТО как организация опять выпадает из игры. Последовательным союзникам США в Европе остается в индивидуальном качестве предоставлять свои базы, воздушное пространство и военные ресурсы. Опять, как и в афганской кампании, приходится говорить не о НАТО, а о «странах НАТО».
       В Европарламенте десятки депутатов встретили верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Солану плакатами «Нет — войне!», «Нет — крови за нефть!», «Да — старой Европе!».
       Последний лозунг — из ряда «наш ответ Чемберлену». Министр обороны США Дональд Рамсфельд в скандальном, с точки зрения дипломатии, заявлении назвал Францию и Германию «старой Европой» в отличие от «новой», более проамериканской. Он имел в виду страны бывшего советского блока, которые вступили или вступают в НАТО и Евросоюз. Они умножили голоса традиционных союзников США на континенте.
       На реплику Рамсфельда посыпались обиженные и даже не очень парламентские отклики. Европейский комиссар по международным делам Кристофер Паттен, воспитанный в Оксфорде, прокомментировал ее с британским юмором: «Мне иногда грезится, что не устрой наш король Георг III той неразберихи, я мог бы завершить государственную карьеру не последним губернатором Гонконга, а просто губернатором Арканзаса или Техаса». Чем развеселил депутатов.
       Солана, соревнуясь в эмоциональности с парламентариями и на кастильский манер обгоняя слова жестами, пытался сыграть неблагодарную роль: объяснить позицию ЕС, выраженную в принятой накануне туманной бумаге Совета министров иностранных дел. Бумага не могла быть другой, потому что представляла среднюю температуру по больнице.
       Депутаты едва удержались от улюлюканий. Что проку в рыхлой бумаге, если утром в газетах появилось Открытое письмо восьми лидеров европейских стран с призывом к «партии мира» присоединиться к лагерю США?
       Его подписали руководители Великобритании, Италии, Испании, Португалии, Дании, а также стран-кандидатов в ЕС: Венгрии, Польши и Чехии. Нельзя, мол, допустить, чтобы из-за какого-то Саддама пострадала испытанная солидарность между Америкой и Европой. Мы готовы поддержать даже войну без санкции ООН, если потребуется. Председательствующие в ЕС греки, с которыми «восьмерка» даже не посоветовалась, восприняли письмо как удар в спину.
       Недостаточно активное сотрудничество иракских властей с международными инспекторами не может служить оправданием одностороннего применения военной силы, говорится в резолюции Европарламента. Хотя за нее проголосовали 287 депутатов при 209 против, она все равно носит рекомендательный характер. По законам ЕС внешняя политика и безопасность пока не входят в компетенцию Европарламента.
       Трещина поползла по Европе корявым зигзагом не только между государствами, как это бывало в прежние эпохи, но и внутри государств — между исполнительной властью и законодателями, между президентами и их правительствами, между государственной властью и общественным мнением.
       МИД Чехии отмежевался от «письма восьмерки», назвав подпись Вацлава Гавела его «личным делом», а приехавший в Брюссель премьер Владимир Спидла заявил, что к решению иракской проблемы нужно идти только через резолюции ООН.
       По данным опроса института Гэллапа в 30 странах континента, 82 процента респондентов считают, что их страна не должна участвовать в войне против Ирака, если таковая начнется без санкции ООН. Государственные лидеры руководствуются более высокими соображениями реальной политики.
       «А что, собственно, в этом неожиданного? — рассуждает мой знакомый из Германского фонда Маршалла. — «Трансатлантическое единство» — это предание времен холодной войны. Американцы и европейцы никогда не были едины по проблеме Ближнего Востока. И по торговле, и по правам человека, и по экологии. Как только с горизонта исчезло пугало советской угрозы, все это стало очевидным».
       Госсекретарь США Колин Пауэлл обещал 5 февраля представить Совбезу ООН новые козыри против Ирака. По иронии судьбы в порядке ротации председательствовать будет Германия.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera