Сюжеты

ЖЕРТВЫ «НОРД-ОСТА» ПРОДОЛЖАЮТ СВОЙ ПУТЬ ПО СУДЕБНЫМ КОРИДОРАМ

Этот материал вышел в № 08 от 03 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Главным «норд-остовским» событием минувшей недели стала процедура чтения судебных протоколов тремя истцами (родственниками погибших), которые получили отказ в удовлетворении их требований к государству. Писали протоколы, как известно, в...


       
       Главным «норд-остовским» событием минувшей недели стала процедура чтения судебных протоколов тремя истцами (родственниками погибших), которые получили отказ в удовлетворении их требований к государству.
       Писали протоколы, как известно, в Тверском межмуниципальном суде Москвы (судья М. Горбачева). Вот что из этого вышло…
       
       Мы, семья Карповых, потерявшая своего сына, известного барда, писателя-юмориста, переводчика, автора русской версии либретто мюзикла «Чикаго» Александра Карпова, искренне верили в справедливое решение суда, надеялись на честное, беспристрастное разбирательство нашего дела. Но с первой минуты судебного заседания стало ясно, что решение у федеральной судьи Горбачевой М.М. уже готово и что ей абсолютно не интересно опрашивать нас и наших свидетелей, досматривать вещественные доказательства или просматривать видеозаписи, которые мы приготовили для предоставления в суд. Федеральной судье Горбачевой это было заведомо скучно и не нужно. На все наши заявленные ходатайства мы получали лишь отказы. А вести по нашему упорному настоянию запись протокола судебных заседаний при помощи диктофона, чтобы все слова боли, страданий, горести заложников были бы точно занесены потом в протокол, она просто не сочла нужным. <...>
       30 января мы, истцы по данному делу, ездили в суд для ознакомления с материалами дела и протоколом судебного заседания перед подачей кассационной жалобы в Московский городской суд. Более безграмотного и смехоподобного «документа», как протокол нашего судебного заседания, мы никогда не читали и не видели в жизни! Подобные записи можно сравнить лишь с анекдотами из серии «Школьные сочинения».
       Наш погибший сын, А. Карпов, был писателем-юмористом. Он обладал большим чувством юмора и никогда не мог пройти мимо анекдотичных эпизодов в жизни. Сегодня и мы не смогли устоять, чтобы не поделиться новой серией анекдотов: «Из протокола судебного заседания Тверского районного суда г. Москвы», которые ярко свидетельствуют, насколько добросовестно были рассмотрены наши исковые заявления, полные боли и отчаяния. Кажется, что все эти фразы произносили не мы, а обитатели психоневрологических диспансеров:
       1. «Во всех газетах были публикации о моем сыне! Мне должны компенсировать этот урон». (!!!) (Кто — корреспонденты газет?)
       2. «Почему нам, интеллигентным людям, не дали митинг на Красной площади? Мы много прошли. Почему нам не дали это сделать? Нас было не так уж и много. Это необходимо было сделать шесть часов, нам обещали и мы ждали, а террористы дал только час». (Текст переписан с точностью каждой буквы и знаков препинания!)
       3. «Мы были в ужасе! Мы хотели быть там, спасибо. Вы пытались нам помочь, но мы не могли есть. И никакие ваши бутерброды нам не помогли». ( О чем это?!)
       4. «Прошу суд не отказать мне в моем иске. Мой сын был членом Союза писателей. Хочу зачитать вам письма и статьи критиков». (?!!) (Для данного чтива я бы нашла при желании более подходящие место и время!)
       5. «У меня осталась одна ненависть и больше ничего! Надо когда-нибудь начинать бороться с этим! Мы же за вас голосуем». (Что к чему?!)
       6. «Когда мы его нашли, у него было разбито лицо: весь пояс был синий» (!)
       7. «На куртке сына переносили тела. Требую удовлетворить этот иск! Но нам не нужны деньги».
       8. «Я подтверждаю то, что сказала моя жена. Меня до сих пор колотит». (От слов жены?!)
       9. «В качестве свидетеля просим вызвать в суд Куликовскую А. и также, считаю, что нужно запросить переговоры, которые могут многое прояснить». (?!!) (Читай: «Политковскую А.». Дальнейшие строки на читаемый язык переводу не подлежат!!!)
       10. «Мы предлагали свои фотографии, что бы осуществились ознакомления». (!!!)
       11. «Мой муж давал интервью. Все это и есть доказательства нашего морального ущерба, как мы это переживали в тот момент и какие нравственные страдания испытывали». (Без комментариев.)
       После всего прочитанного в протоколе нам стало неудобно перед бедными судьями вышестоящих инстанций, куда мы обращаемся с кассационными жалобами.
       Вывод напрашивается сам собой: либо нам, истцам, излагавшим все эти шедевры в суде, предложат пройти экспертизу нашей психической вменяемости, либо и там, выше, посмеются над нами, как смеялись сквозь слезы над всем этим беспределом мы, читая «бестселлер» районного суда, авторами которого являются секретарь суда Блинова Н.Б. и, видимо, сама Ваша честь, федеральная судья Горбачева М.М. (если, конечно, она соизволила хотя бы прочитать сама весь этот бред, прежде чем подписать его).
       

     
       От редакции.
       Последней вышестоящей инстанцией, в которую обращаются жертвы и родственники жертв «Норд–Оста», стал Страсбургский суд.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera