Сюжеты

ЛЮДИ В РОССИИ УЖЕ НЕ БОЯТСЯ ОТКРЫТО СПОРИТЬ С ГОСУДАРСТВОМ

Этот материал вышел в № 08 от 03 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Из 10 тысяч жалоб россиян удовлетворили пока только две Практику обращения в Европейский суд россияне осваивают с 1998 года. Именно тогда Россией была ратифицирована Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., и...


Из 10 тысяч жалоб россиян удовлетворили пока только две
       

  
       Практику обращения в Европейский суд россияне осваивают с 1998 года. Именно тогда Россией была ратифицирована Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., и наша страна обязалась исполнять требования подопечных Совету Европы организаций, в том числе и судебных. Именно тогда первые «отчаянные головы», разуверившись в объективности отечественного судопроизводства, озадачили европейскую Фемиду...
       
       Наша справка
       Поводом для обращения в Европейский суд служат нарушения прав политического и гражданского характера: пропажа без вести людей и их убийства; пытки и жестокое обращение с заключенными; конфискация собственности на незаконном основании; отсутствие возможности обращения в суд; нерассмотрение дел в отведенные законом процессуальные сроки; прослушивание телефонов; депортация лиц и их высылка; дискриминация по отношению к гомосексуалистам; свобода прессы; вмешательство в вопросы личной жизни; запрещение политических партий.
       
       Евросуду понадобилось полтора года, чтобы хоть как-то подготовиться к претензиям российских граждан. Правда, за рубеж наши обращались практически по любому вопросу, и в Европе приступили к отсеву неподсудных и вздорных жалоб. Проблема в том, что россияне до этого имели дело только с отечественными судами и составляли жалобы в большинстве своем неправильно или слишком поздно. В этих случаях истцов официальным письмом уведомляли об отклонении требований (так делают и сейчас).
       И все же оказалось, что Европейский суд — это не заоблачная даль, а вполне реальный и, главное, действенный судебный орган, к решениям которого прислушиваться просто обязаны.
       Правозащитники с нескрываемым удовлетворением констатируют: Россия сегодня удерживает одно из первых мест по количеству поданных жалоб на нарушение прав человека. Люди уже не боятся открыто спорить с государством. А оно вынуждено оправдываться: престиж обязывает.
       За семь лет в Евросуд было направлено чуть более 10 тысяч жалоб на государственные структуры, а рассмотрены по существу и удовлетворены из них на сегодняшний день всего две, обе — в прошлом году. Одна из них, по так называемому делу Калашникова, касается содержания заключенного в следственном изоляторе в антисанитарных условиях. Суд решил дело в пользу истца и обязал государство выплатить моральный ущерб и судебные издержки в размере 8 тысяч евро. Второе — «дело Бурдова», участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, — также выиграл пострадавший и получил компенсацию за неисполнение Россией решений ее же судов о выплате «чернобыльских» денег.
       В недавнем своем выступлении министр труда Починок заверил, что обязательства в отношении Евросуда Россия будет беспрекословно выполнять. Но пока выполнять особо и нечего. Соотношение — 10 000 к 2. Получается, что шансы на справедливость у каждого из нас не очень-то велики?
       Ситуацию прояснил правозащитник, кандидат юридических наук, доцент Владимир РУДНЕВ:
       — К жалобам и искам со стороны Евросуда выдвигаются очень жесткие требования. Во-первых, подсудными считаются только нарушения в гражданской и политической сфере (культурная, социальная и прочие не в счет). К тому же очень часто приходящие иски не имеют юридической силы, поскольку прошло больше шести месяцев с того момента, как истцу отказали в обжаловании решения в российском суде.
       
       С этим понятно: в России прочно укоренилось мнение, что в погоне за правдой необходимо пройти всю судебную иерархию. Из районного суда (I инстанция) — в городской (II инстанция), из городского — в верховный (III инстанция), попутно обращаясь в надзорные органы (прокуратуры и проч.). А ведь по всем нормам в Евросуд можно обращаться, как только впервые отказали в обжаловании. Об этом россияне по большей части почему-то не знают.
       
       — Некоторые иски все еще находятся в стадии рассмотрения, — говорит Владимир Руднев. — Их объединяют по тематике. Все чеченские дела, например, подшивают в отдельные папки и еще только будут рассматривать. Наконец — и это самая главная причина — существует общепринятая в мире предварительная процедура. Суд обращается к властям, с тем чтобы те решили вопрос в несудебном порядке. О каждом иске сообщается уполномоченному РФ в Европейском суде, а он информирует об этом соответствующие госструктуры. В большинстве случаев вопрос решают полюбовно: истец удовлетворен реакцией «обидчика», и дело закрывается.
       
       — Не исключено, что очередь российских исков только настает, и, следовательно, в ближайшее время число выигранных дел резко увеличится, считает Владимир ТАМБОВЦЕВ, начальник отдела совершенствования законодательства и правовой информации аппарата уполномоченного по правам человека при президенте РФ.
       
       В Комитете солдатских матерей сообщили, что в 1999 году им дважды приходилось обращаться в Европейский суд с жалобой. Оба раза они прошли регистрацию, но пресловутый 6-месячный срок позволял рассчитывать только на отказ. Были только завизированные официальные ответы: «жалоба поступила, рассмотрению подлежит». Но даже это позволило избавить двух парней от призыва на военную службу (те настаивали на альтернативной гражданской).
       — Помахав перед военным комиссаром бумагой с печатью, мы объяснили, что дело его призывников дошло до Европейского суда,говорит Валентина МЕЛЬНИКОВА, сотрудник Комитета солдатских матерей. — И пока не пришел официальный отказ, ребят никто не беспокоил. Значит, Евросуд — авторитетная инстанция даже для наших военных. Спустя год один из этих призывников женился и завел ребенка, а другой стал хозяйственным работником католического собора, что считается альтернативной службой.
       Реакция чиновников вполне понятна. Россия признает юрисдикцию Европейского суда. Решения его как высшего судебного органа исполнять обязаны все, иначе последуют строгие меры, санкции...
       Комментирует Владимир ТАМБОВЦЕВ:
       — Санкции действительно могут быть очень жесткими, вплоть до исключения из членов Совета Европы. Но справедливости ради стоит заметить, что неисполнения решений за все время существования Европейского суда еще не было — слишком велики последствия такого самоуверенного шага.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera