Сюжеты

КУХНЯ, ВОДКА, ЖИЛЕТКА… ЛИШЬ ОНИ ОСТАНОВЯТ ИСТЕРИКУ МАСЯНИ?

Этот материал вышел в № 08 от 03 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Психотерапевты пока не соответствуют уровню многочисленных пациентов Мы любим приговаривать, что в России как не было, так и нет среднего класса, хотя примет его и следов достаточно много. В последнее время стала очевидной еще одна черта,...


Психотерапевты пока не соответствуют уровню многочисленных пациентов
       
       Мы любим приговаривать, что в России как не было, так и нет среднего класса, хотя примет его и следов достаточно много. В последнее время стала очевидной еще одна черта, и касается она уже не уровня жизни, как это было прежде, а совершенно нового образа мышления. Около семидесяти миллионов россиян в трудных для себя ситуациях перестали полагаться на традиционные российские способы: кухня, водка, «жилетка» — они обращаются за помощью к психоспециалистам. Не топить горе, а пытаться проартикулировать, что на самом деле происходит, проанализировать ситуацию и выбрать для себя нормальную линию поведения — вот, собственно, суть таких обращений, чисто западный стиль жизни, в котором «загадочные души» — не предмет гордости, а повод для анализа. Спрос рождает предложение. Предложений — тьма-тьмущая, психосервис переживает сегодня стадию абсурда…
       
       «Милиционеры избили» — нет никаких определений и дополнений — подлежащее и сказуемое. Только и всего. Предложение простое. Нераспространенное. А если с точки зрения смысла — еще какое и как давно у нас распространенное, увы…
       «Пожарные сожгли» — вот здесь никакого внутреннего конфликта между грамматикой и смыслом — простое предложение, нераспространенное, слава богу…
       «Психологи травмировали» — простое. Очень сложное предложение. И оно распространяется…
       
       Истероидная мульти-личность
       «Сегодня болен я душой, так выпьем же, друзья, со мной» — слова эти из шлягера, когда-то бывшего популярным, — ну чем не народный рецепт? Одна из формул ментальности, за грань которой выскочила сегодня достаточно весомая часть общества. Конечно, это не сразу случилось, еще каких-нибудь лет 10–12 назад казалось, что нашему человеку легче застрелиться, чем попытаться разобраться в своей душевной боли с помощью специалистов. Хандра в Стране Советов настораживала, и жила-была там карательная психиатрия, все мы это знаем.
       Казалось чем-то стыдным, даже позорным обращаться за психопомощью. Но вот прошло время — и ситуация резко изменилась. Может быть, тому виной мы, то есть журналисты; может быть, голливудские фильмы — «Молчание ягнят», например, или «Английский пациент», «Основной инстинкт», прорвавшиеся в наше сознание. В них всегда один из главных действующих героев — психоаналитик или психотерапевт… А может быть, все дело в давно уже другой, несоветской жизни, или, скорее всего, во всем этом вместе взятом. Но факт: сформировался целый, можно сказать, класс, для которого водка на кухне и «жилетка» друга — не вариант выхода из духовного тупика.
       Свершилось — люди повернулись в сторону специалистов, в чьей профессии есть корень «психо», что в буквальном смысле означает «душа». Просто бум — особенно сейчас, когда вроде бы как зима, а на самом деле весна, все размыто, грани летят, слово «незыблемо» почти ни к чему не применимо — кажется, что все теперь «зыблемо». Специалисты загружены под завязку, сеанс за сеансом… И хорошо, что они есть, если это — профессионалы. Но… неладное что-то творится в этой тонкой и жизненно важной сфере, слишком много пострадавших.
       Конечно, нет никакой такой статистики, никто ее не ведет, да, наверное, это и невозможно. Тут вот что страшно: слабого актера отбракуют кинопробы, плохого водителя выбросит дорога, а если кто-то «купил права» на наши души (сертификат психотерапевта или психолога сегодня очень легко можно купить) или все-таки учился, но не получился как специалист, — отбракованными, выброшенными можем почувствовать себя мы. Пора защищаться, выставлять какие-то собственные барьеры, понимать, что происходит. А что происходит? И почему? И как отделить нормального специалиста от человека, профанирующего профессию?
       …В школе проводили тестирование в письменном виде. Ученик седьмого класса Антон старательно и честно заполнил все графы, а через день его родители были приглашены к школьному психологу. Его (точнее — ее, это была дама) выражение лица не предвещало ничего хорошего. Пристально-строго оглядев и без того перепуганных людей с ног до головы, она заявила:
       — Я хочу вас предупредить о том, что у вашего ребенка шизоидный тип личности.
       — Господи! Что же теперь делать? — в ужасе воскликнула мать.
       Минут через пять ее было не узнать, она как будто состарилась. Опираясь на руку мужа, еле-еле переставляя ноги, она шла, без конца заглядывая в сумку — на месте ли бумажка-спасение. Школьный психолог милостиво записала им адрес и телефон коллеги, которая якобы возьмется лечить ребенка. Конечно, мальчика срочно отвезли спасать.
       Другой психолог, изучив направление от школы и задав буквально два вопроса «больному», тут же вывел диагноз: «аутизм». Родители проштудировали все имеющиеся дома энциклопедии, медицинский справочник, и — просто жизнь остановилась, они поняли: у сына тяжелое психическое заболевание.
       Мать оставила работу. Мальчик перестал ходить в школу. Папа поднял на ноги всех знакомых и получил рекомендацию к одному из ведущих детских психиатров. Где, конечно же, ему объяснили, что шизоидный тип личности — это никакая не болезнь, ну уж как минимум не шизофрения, а просто подробности характера. Можно, конечно, сказать, что мальчик аутичен, то есть у него низкий показатель социальности, — ну так не всем же быть заводилами, верно? А вот аутизма у него никакого нет, иначе вряд ли бы он смог учиться в обычной школе до седьмого класса. Абсолютно здоровый мальчик…
       
       Масяня — диагноз
       …Звоню по газетным объявлениям типа «Опытный психотерапевт поможет…». Прошу помочь поставить диагноз Масяне. Вот сейчас, говорю, будет передача «Намедни» — вы за ней понаблюдайте, скажите мне, и я тогда решу, записываться мне к вам на прием или нет. Трое из пяти выполнили задание на полном серьезе. Про Масяню сказали, что у нее явный синдром дефицита внимания, симптомы гиперактивности, расстройство влечений. Она антисоциальная, истероидная. манифестационная личность. Один специалист заподозрил, что я спрашиваю о Масяне только потому, что чувствую с ней некую схожесть и продиктовал по телефону рекомендации: две таблетки фенибута на ночь и запивать непременно молоком. Через два дня на прием, запишите, пожалуйста, адрес… И только пятый попросил не занимать время всякими глупостями.
       
       Памятка №1
       Если на приеме у «специалиста» вы почувствовали себя картонной мишенью, из которой торчат дротики — диагнозы, БЕГИТЕ…
       
       Звонок в редакцию:
       — Где вы берете таких мудрых психологов к своим статьям? Читаю и думаю: вот бы встретиться с таким специалистом. А то ведь мой собственный опыт общения с ними совсем другой… Я зависла, пробуксовываю…
       Она рассказывает: года два назад начались какие-то мелкие неурядицы, скопились, встали в ряд и превратились в стену, которая всюду возникала, и пробить ее никак не получалось. Может быть, это была просто полоса такая в жизни, так она сегодня полагает. Единственное, что она точно знает, что ничего такого жизненно важного не было и не было даже какой-то особенной душевной боли — просто как-то дела не клеились, все цеплялось одно за другое. К психотерапевту пошла по рекомендации знакомой, которой доверяла.
       После первой же консультации ей стало гораздо тревожнее, чем это было прежде. Более того: откуда-то стали появляться мысли о суициде; такие мысли у нее когда-то были в подростковом возрасте и появились вдруг теперь, когда ей стукнуло уже 32. Новой встречи с психотерапевтом ей теперь было трудно дождаться, она позвонила и попросила перенести консультацию на более раннее время. Пришла. И приходила вот так чуть ли не каждый день: «Мне страшно вам сегодня сказать, какую сумму я ему в итоге оставила…». Длилась «терапия» почти полгода. Как раз тогда приехал из другого города бывший муж, с которым сохранились дружеские отношения. Выслушал ее и сказал:
       — Погоди-погоди, это что, серьезно все время была его фраза: «…Как же вы так жили?! Я бы на вашем месте повесился, ну теперь ничего, хорошо, что вы меня нашли…»? Или ты так это — для красного словца?
       — И вот только в этот момент до меня вдруг дошло, что это вот так говорил мой психотерапевт…— договорила женщина…
       
       Памятка №2
       Если все ваши слова «специалист» комментирует оценочно — в комплиментарном ли стиле или, наоборот, в сочувственных междометия и наречиях: «Ах, какой ужас с вами приключился, бедный вы мой!» — БЕГИТЕ.
       
       
       Комментарии специалистов
       Нет комментариев. Горько-стыдливое признание: да, такое возможно. «Ко мне самому часто приходят люди, уже покалеченные психотравматологами, — написал в письме известный врач-психотерапевт, автор нашумевших книг, ставших бестселлерами, Владимир ЛЕВИ. — Вот только сегодня мама мальчика 12 лет с неврозом навязчивостей уже успела побывать у бабки-гадалки, у целительницы-эзотерички по методу Рейки и у двух психиатров. И каждый кто во что горазд...»
       
       <...>
       Александр МАХНАЧ, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН, ректор Института психологии и психотерапии
       — Что происходит?
       — Количественный скачок в росте числа психологов есть, но качественно мало что изменилось к лучшему, даже если брать за точку отсчета советские годы.
       — Почему?
       — Любой вуз, хоть технический, хоть вообще какой, непременно имеет сегодня факультет психологии, что неоправданно да и невозможно в принципе. ГОСТы, программы только обозначены, человек получает диплом или покупает его, что тоже сегодня очень легко. Все, теперь он быстренько начинает практиковать, не имея зачастую никакого понятия даже об основах психологического консультирования. Психологического сообщества как такового просто нет: кто-то подчиняется Минпросу, кто-то Минздраву — каша. Люди действуют кто во что горазд. Нет даже единого справочника психологической и психотерапевтической помощи.
       — Как отличить настоящего специалиста?
       — Непонятное проще обозвать каким-нибудь синдромом, псевдоспециалист сразу навешивает диагнозы.
       
       Адольф ХАРАШ, психотерапевт (вопросы те же)
       1. В профессию устремились люди, не имеющие психологического мышления, часто это люди с серьезными личными проблемами. И благодаря психологическому образованию их проблемы только усугубляются. В профессию также устремились люди, которые вовсе не ставят перед собой цель изучить специальность, но предполагают сделать на ней свой бизнес.
       2. Стало возможным платить за сертификат в других местах.
       3. Ко мне приходят клиенты с таким количеством напластований-зависимостей от каких-то уже поставленных нелепых диагнозов, что просто первое, что приходится делать, — это отклеивать вот эти ярлыки. Часто выясняется, что единственное заболевание этого человека — это «терапия диагнозами».
       

       (Продолжение следует)

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera