Сюжеты

ЖИЗНЬ ЗА 30 ДОЛЛАРОВ

Этот материал вышел в № 09 от 06 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Оказывается, у нас давно есть средства защиты, с помощью которых можно было спасти заложников «Норд-Оста» «Враг вступает в город, пленных не щадя, — Оттого, что в кузнице не было гвоздя!» Самуил Маршак «Гвоздь и подкова» Иски пострадавших...


Оказывается, у нас давно есть средства защиты, с помощью которых можно было спасти заложников «Норд-Оста»
       
       «Враг вступает в город, пленных не щадя, —
       Оттого, что в кузнице не было гвоздя!»
                                                 Самуил Маршак «Гвоздь и подкова»

       


       Иски пострадавших на Дубровке — единственное, что во всей этой истории не выглядит фатальным. Все остальное было как бы предопределенным, поэтому большинством непострадавших воспринималось как голливудская страшилка. Это не со мной. Это не меня выносили безжизненным и кучно складировали.
       Сердце начинает болеть потом, когда узнаешь, как просто можно было спасти всех, кто пострадал от газа. И не только на Дубровке. Спасти можно было великое множество людей, погибших на пожарах, — вспомним хотя бы самарскую беду.
       Убедиться в этом нетрудно: достаточно побродить в интернете и позвонить потом разработчикам средств защиты из Тамбовского НИХИ — ведущего в этой сфере госпредприятия. Первым отделам и Министерству обороны: просьба не вздрагивать — мы говорим только об открытой информации. О том, что есть в интернете, буклетах и прочих СМИ.
       Одному из разработчиков я предложил: представьте, что у моей фирмы есть многоэтажный офис в Москве, гостиница и концертный зал. Фирма хочет, чтобы ее персонал и клиенты были максимально защищены от пожара, газовой атаки и падения самолета. Вы смогли бы, например, спасти заложников «Норд-Оста» после штурма?
       — Безусловно, — сказал разработчик, — ведь газ не был смертельным. Но даже те, кто выносил заложников, почему-то оказались без средств защиты и попали под действие газа.
       Внимание: убивать террористов спецназ шел в средствах защиты, а выносить заложников — без. В ситуации, когда вопрос жизни пострадавших решали минуты, их тащили из здания, пытались оказать первую помощь на улице, а машины «скорой помощи» оказались загорожены техникой, которую пригнали на случай взрыва. Пока заложников грузили в «скорые», пока везли по московским улицам… В больнице на триста привезенных было лишь пять реанимационных аппаратов. Очереди к ним тоже стоили кому-то жизни или здоровья.
       Между тем вот небольшой комплект: изолирующий самоспасатель (ИС) с аппаратом искусственной вентиляции легких (серебряная медаль на международной выставке в Женеве; вот только в России этим никто не заинтересовался, включая МЧС). Его нетрудно было использовать прямо на месте. Действия просты: команда спасателей входит в зал с тысячью комплектов (разумеется, сами в ИС, еще более простых и компактных), надевает всем пострадавшим комплект, нажимает кнопочку — и легкие их тут же начинают очищаться.
       И можно было бы небрежно сказать: элементарно, Ватсон, если бы не могилы.
       Самоспасатели можно использовать в разных ситуациях. Представьте пожар в большом здании (а в Москве, сообщили недавно, за год — больше 11 тысяч пожаров!). Пожарные в средствах защиты находят пострадавших. Тащат их по лестницам в дыму. Все это время человек умирает. И это в столице и крупных городах, где пожарные части довольно сильны, а что делать в провинции? Я разговаривал с пожарным из небольшого городка, он говорит: вот дом горит, мы знаем, что там есть люди, а войти туда нам не в чем! Льем воду, а они там умирают. Но, допустим, пожарный сможет зайти в дом. Найдет человека, вытащит. Повезут его за много километров в больницу. Там подключат к реанимационной установке. Если она есть. Много ли шансов выжить?
       Вспомним трагическую историю с пожаром в Самарском УВД. Там вовремя заметили огонь. Даже начали тушить его из чайников. Вовремя команду подали на эвакуацию. Однако огонь по перекрытиям распространился очень быстро, до 10 метров в секунду, и центральная лестница оказалась загазованной. С первого этажа успели выйти, со второго — нет. При наличии в здании ИС никто бы не погиб от удушья.
       Сейчас пожарники чаще занимаются тем, что спасают от огня соседние здания. 20 минут до их прибытия — большая фора пожару. Этого срока достаточно, чтобы и многие люди задохнулись в дыму. То же самое в случае химической аварии. Убивает не газ — убивает время.
       Странно: почему на Дубровке штаб наш контртеррористический готовился к взрыву, но оказался абсолютно не готов к удачному штурму? Ну хотя бы теоретически штаб просчитывал возможность успеха? Почему ж не оказалось у них самого главного — средств спасения заложников от «штурмового» газа? Причем такие средства необходимы были и в случае неудачного штурма: после взрыва в здании наверняка возник бы пожар.
       
       Перед смертью все равны. Но некоторые равнее
       В нашей стране, спросил я, кто-нибудь использует ваши самоспасатели? Конечно, ответил разработчик. Скажем, «Газпром» покупает у нас самоспасатели СПИ-20 для своего здания, «Президент-отель», Сбербанк, МВД... То есть те структуры, которые дорожат жизнью своих сотрудников и у которых есть деньги. Некоторые гостиницы обеспечивают себя изолирующими самоспасателями — но только для персонала. Спасение «гостей» — их личная проблема.
       А вот все международные гостиницы, кроме «Президент-отеля», оснащены у нас фильтрующими самоспасателями (ФС). По большому счету фильтрующие средства при пожаре — фиговый листок. Производители говорят: он защищает от CO. Но не говорят, при каких концентрациях. Говорят: дает защиту от таких-то продуктов горения. Но не уточняют, что комбинации их при пожаре непредсказуемы, вплоть до возникновения фосгена — боевого отравляющего вещества. Не говорят, что от огня кислород выгорает; незаметно для себя человек в фильтрующем противогазе теряет сознание, и все.
       Поэтому на самом деле нужны, конечно, изолирующие самоспасатели. Они содержат вещества, которые генерируют кислород для автономного дыхания и позволяют на некоторое время полностью изолировать дыхание от внешнего воздуха. То есть действовать в любой атмосфере. И даже спокойно участвовать в ликвидации опасности.
       После 11 сентября в мире многое изменилось. Очень активно идет работа над изолирующими средствами защиты. И разработки российских ученых котируются высоко. В ТамбовНИХИ обращаются из США, Англии, с Францией заключили контракт на совместную работу в Европе. Есть интерес у многих других стран. Прежде всего к СПИ-20. Потому что он дешев и прост. Даже в инструкции записано: не требует обучения.
       Есть и другая тенденция: богатые люди во всем мире (у нас тоже) строят личные убежища. Сегодня эта отрасль бурно развивается. Проектирование, строительство… Однако путь этот — тупиковый. Человек не может просидеть всю жизнь в убежище. К сожалению для олигархов, система максимальной безопасности может быть только коллективной. Но ничего подобного в нашей стране не существует.
       
       Мы за ценой постоим?
       На Западе разработаны различные самоспасатели. Их главный недостаток для России — высокая цена, от 100 до 600 долларов. В Тамбове создали весьма эффективный аналог лучших западных разработок на порядок дешевле. За счет профессионализма и изощренности фантазии. Голь на выдумки хитра.
       Потребность в подобных средствах колоссальна. Богатые государства, конечно, не указ для нищей России, но в Швеции и Финляндии, например, государство бесплатно обеспечивает всех граждан индивидуальными средствами спасения. Включая детей.
       Вот арифметика: сумма исков пострадавших при штурме «Норд-Оста» к московскому правительству в новом году превысила 60 миллионов долларов. За эту сумму можно чуть не всю Москву снабдить самоспасателями.
       И наверняка эта сумма еще умножится. Причем это деньги лишь по искам. Оценить весь материальный и психологический ущерб не представляется возможным.
       Пора признать Россию страной чрезвычайных ситуаций. Или пусть несогласные скажут, сколько бедствий в единицу времени стоит признать нормой. Гражданская оборона давно издохла; в бомбоубежищах и прочих «объектах» все чаще хранятся памперсы, смертельный для микробов «Комет» и прочие атрибуты рыночной экономики.
       А тут еще и менталитет: как никто другой, россиянин охотно сует пальцы в розетку. Например, раньше шахтеры использовали фильтрующие самоспасатели. А «умельцы» нередко применяли их для очистки самогона. Потом ФС запретили, и появились ИС. Но когда через них пытались цедить самогон, происходил взрыв. Такой вот принципиальный недостаток был у этих самоспасателей: совершенно непригодны они для очистки самогона. Потом тамбовские химики эту проблему решили, и самоспасатели перестали взрываться. Причем решение стало настоящим прорывом в высокие технологии, но это совсем другая история.
       Пальцы в розетку суют даже генералы. В некоторых воинских частях, например (вплоть до надводных кораблей), противогазы давно исчерпали гарантийный срок. Но их служба родине продолжается: высокие командиры просто издают приказ о продлении срока службы противогазов.
       Такое население требует, как и малые дети, особой заботы. В окружающем нас мире регулярно происходят пожары, утечки, теракты и прочие форсмажоры со смертельным исходом. Власть от этих исходов вздрагивает, делает строгое скорбное лицо и объясняет дорогим россиянам, что и в тысяча первый китайский раз она непременно разберется с происшедшим.
       И разбирается. Но почему-то не в причинах, а с последствиями. Кому — по шапке, кому — деньжат за потерю кормильца, кому — орден. Раздача эта никак не влияет на новые бедствия.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera