Сюжеты

ВЕСЬ МИР КАК МЮЗИК-ХОЛЛ

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Открылся Берлинский кинофестиваль — первый из крупных кинофорумов. В Берлин приехал Путин Похоже, хорошим тоном для крупнейших кинофорумов становятся музыкальные гала-открытия. После шествия по каннскому подиуму «Мулен Руж» Берлинале...


Открылся Берлинский кинофестиваль — первый из крупных кинофорумов. В Берлин приехал Путин
       
       Похоже, хорошим тоном для крупнейших кинофорумов становятся музыкальные гала-открытия.
       После шествия по каннскому подиуму «Мулен Руж» Берлинале «катит в глаза» ослепительным шоу «Чикаго». Вдохнуть жизнь в неотвратимо уходящий в небытие, на глазах ветшающий бродвейский мюзикл решился Роб Маршалл.
       Итак, занавес открылся. Знаменитый красный занавес Берлинале-Паласа. За ним показался красный занавес. Вдоль него бесконечный золотой дождь льется, сыплется, собираясь в знаковую фигурку символического Медведя. Все это пиршество цвета вдруг гаснет, превращаясь в черный зрачок. Ныряем в него — и немедленно оказываемся в Чикаго 20-х годов.
       Здесь – снова сцена. Снова нестихающий дождь золота, мишуры и блесток. С театральной сцены, сотворенной Маршаллом на экране, зрителя поливают очередями эффектных хореографических зарисовок, откровенной графикой повсеместно мелькающих ажурных чулок, всполохами шелкового белья. Это – задник. На его фоне неотразимые любвеобильные жительницы Чикаго расстреливают своих недостойных возлюбленных. Это – хор. На авансцене – звезды: Ричард Гир и его неотрaзимые спутницы Кэтрин Зета-Джонс и Рене Зелвегер.
       Знаменитые героини «Чикаго» Велма и Рокси в киноверсии еще более полярны друг другу: дива — и старлетка, жгучая брюнетка — и ослепительная блондинка, пышнотелая — и субтильная, негатив — и позитив. Фильм Маршалла — сплошная игра в мюзик-холл. Ноль надрыва, социального пафоса. Только ирония, высмеивание бродвейских штампов.
       Все сюжетные повороты, монологи героев подаются как выходы на сцену звезд варьете. Драматические ретроспекции несчастных чикагских девушек-убийц оборачиваются блестящим танго. Мелодраматический дуэт перед присяжными седовласого Флинна (совершенно неожиданная, непредсказуемая работа мэтра Ричарда Гира) и его подзащитной Рокси срывает аплодисменты зрителей. Так, вольно перефразируя Шекспира, Маршалл превращает весь мир в мюзик-холл, а вялую журналистскую публику — в горячих поклонников почти циркового действа.
       Чувствуется, что месяцы тренинга (от исполнителей требовалось мастерство профессиональных танцовщиков) по-настоящему сплотили это яркое трио. На пресс-конференции Гир, Кэтрин Зета-Джонс и Рене Зелвегер беспрерывно острили, высмеивали себя и друг друга, вспоминая свои мучения на съемках.
       А вечером «Весь этот джаз» оказался в центре площади Марлен Дитрих. Вокруг красной дорожки, ведущей к Берлинале-Паласу, сконцентрировалось небывалое число поклонниц Гира. Они скандировали имя любимой звезды, закатывали глаза, буквально как старлетка Рокси из фильма Роба Маршалла. Да и сами звезды продолжали играть роли своих персонажей.
       Главное событие выходных — приезд Владимира Путина. Берлин приведен в полную боевую готовность. Невидимые прежде полицейские буквально наводнили город. Бурно обсуждаются места встреч российского президента с германским и русским истеблишментом, с прессой. Киножурналисты не остаются в стороне и прорываются на встречу с Путиным с тем же рвением, что и с Ричардом Гиром.
       Известный итальянский журналист Антонио Пинто рассказывал, каких трудов ему стоило заранее договориться об интервью с президентом. «О чем же вы его спросите?» — «Ну кроме вопросов о Чечне, меня интересуют его предпочтения в области кино». — «Боюсь, этой картины вы не знаете. Мне кажется, он любит ее пересматривать, это «Семнадцать мгновений весны». — «О, я понял вас! Это фильм Эйзенштейна!» — «Нет, «Иван Грозный» — совсем другая картина».
       Те же берлинцы, которые не готовятся к ответственному визиту, охотно стоят в длиннющих очередях на показы «Берлинале-53». Стоимость дневного билета — немногим больше 7 евро. Каждый выбирает себе грезы по вкусу. Совсем как в фильме 21-го года из ретроспективы классика мирового кино Фридериха Вильгельма Мурнау «Замок Вогелода».
       Ретроспектива Мурнау привлекает профессионалов не меньше, чем основной конкурс. Это первый столь полный показ фильмов немецкого мастера. Настоящий праздник для киноманов. Дело в том, что практически не сохранилось подлинных копий этих старых лент, титры перепутаны. И вот в Бразилии нашлись оригиналы позитивов, с которых и напечатаны новые копии. Эта ретроспектива разрушает заблуждения о том, что немое кино было сплошь черно-белым. Многие старые ленты раскрашивались вручную.
       Конкурс открылся драмой Майкла Винтерботтома «В мире», рассказывающей о мучительном пути пешаварских беженцев из Афганистана в Лондон. Фильм — качественная реставрация документального кино. Трудно отделить актеров от натурщиков.
       Форум неигрового кино открылся документальным фильмом «Следы Дракона: Джеки Чан и его потерянная семья». История семьи знаменитого актера любопытна тем, как в ней отразилась бурная, сложная история Китая, Гонконга.
       Лозунг, выдвинутый последним «Берлинале»: «Навстречу толерантности!»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera