Сюжеты

ЧЕЧНЯ: ЧТО ВПЕРЕДИ?

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Референдум может обострить ситуацию Вопрос об урегулировании ситуации в Чечне сегодня обсуждается в контексте намеченного на март референдума по Конституции республики. Споры о дате проведения референдума и сообщения о ходе подготовки к...


Референдум может обострить ситуацию
       
       Вопрос об урегулировании ситуации в Чечне сегодня обсуждается в контексте намеченного на март референдума по Конституции республики. Споры о дате проведения референдума и сообщения о ходе подготовки к нему заменяют дискуссию о более широком политическом процессе. Его частью может стать и конституционный референдум, правда, назначать его в таком случае нужно на другое время и готовить по-другому.
       Я был бы рад ошибиться, но обязан высказать наши опасения.
       Очевидно, что провести через полтора месяца успешное голосование, добиться положительных результатов, сделать так, чтобы мартовский референдум стал началом политического процесса, ведущего к окончанию кровопролития, в такие короткие сроки и в той ситуации, которая сложилась в Чечне сегодня, нереально. По многим причинам.
       Сколько нужно преодолеть блокпостов, чтобы прийти на участок для голосования? Каковы шансы при этом остаться в живых? Насколько опасно и вообще возможно создавать во время войны участки для голосования?
       Еще важнее то, что большинство населения не понимает, о чем идет речь. Существует огромный разрыв между представлениями о жизни жителей Чечни и тем, что предлагается на этом референдуме. Половина населения Чечни по-прежнему считает, что Масхадов их президент. Люди очень далеки от референдума, он не воспринимается как общее дело. Думаю, мало кто в Чечне видел проект конституции, и даже если необходимое число экземпляров будет напечатано в ближайшее время, нормального обсуждения не получится, возможности внесения поправок не будет.
       Между тем проект чеченской конституции должен быть подробно обсужден как в республике, так и на федеральном уровне, ведь Чечня — субъект Российской Федерации. А сейчас вряд ли найдется российский политик, знакомый с ним.
       Снятие из резолюции ПАСЕ рекомендации перенести референдум на более поздний срок вызывает только беспокойство. Рекомендация исчезла не потому, что российская делегация доказала способность федеральных и местных властей обеспечить приемлемые условия для проведения референдума. В принятой резолюции по-прежнему говорится: «Ассамблея озабочена тем, что необходимые условия для проведения такого референдума едва ли могут быть обеспечены до назначенной даты». Просто ПАСЕ отказалась и от участия в решении вопроса о дате референдума, и от направления на него наблюдателей, и от признания его результатов.
       Существует опасность сворачивания дискуссии об урегулировании в Чечне вообще. Отставка лорда Джадда использована как предлог для роспуска комиссии Дума—ПАСЕ, занимающейся проблемами Чечни. Ликвидация этой комиссии, учитывая прекращение работы в республике группы содействия ОБСЕ, ведет к фактически полному устранению европейских структур из сферы чеченского урегулирования.
       Сейчас ПАСЕ не только сняла с себя ответственность за действия российских властей, но и создала предпосылки для серьезного обострения ситуации в будущем. Не признанный международно, референдум в Чечне — источник длительной и жесткой нестабильности, стимул для боевиков и структур их поддержки из-за рубежа.
       Если бы референдум способствовал прекращению «зачисток», введению в правовое русло ситуации в республике, особенно в сфере отношения сотрудников силовых ведомств к гражданскому населению, прекращению пыток и казней, исчезновения людей, грабежей, насилия всех видов, то он принес бы пользу.
       Однако все перечисленное выше — это необходимые предварительные условия, которые должны быть обеспечены до проведения референдума. Сейчас такие условия не созданы, и вряд ли они будут созданы к марту.
       Несвоевременный и неподготовленный референдум и решения, принятые вслед за ним, могут обострить ситуацию в Чечне. Усилия, направленные на срыв голосования, будут прилагаться с самых разных сторон. Появятся силы, которые окажутся совершенно не удовлетворены решением персональных вопросов на следующих за референдумом выборах. Сегодня все без исключения стороны движутся к обострению ситуации, со всех сторон есть заинтересованные в гражданской войне, те, кому она выгодна.
       Неподготовленный референдум спровоцирует выход напряженности за пределы Чечни, и она будет ощущаться в России в целом. Нужно быть готовыми к предупреждению и отражению возможных терактов.
       И все же положение дел таково, что, по всей вероятности, референдум будет проведен в намеченные сроки. Уже выделены деньги, никто из участников подготовки референдума от него отказываться не собирается.
       Нужно думать о том, что делать дальше. Возвращаться к исходной точке, к мирному процессу, все равно придется. Прекращение «зачисток» и возвращение Чечни в правовое поле — это задачи, которые нужно выполнять в любом случае. Долг российской власти — предотвратить столкновения внутри Чечни, ведь реальная сегодня угроза гражданской войны — это вина и федеральных властей, которые формировали ситуацию в республике в последние три с половиной года.
       Будет ли это сделано, будут ли направлены на это усилия, станут ли этому способствовать правоохранительные органы России, наши Вооруженные силы? Это вопросы, которые требуют постоянного обсуждения.
       Прежде всего важно понять, к чему можно и нужно стремиться. Политический процесс будет успешным только при наличии ясной цели.
       Необходимо стимулировать переговоры между всеми воюющими и потенциально воюющими сторонами и не в последнюю очередь внутри чеченского общества, то есть развитие процесса мирного урегулирования при посредничестве федерального центра.
       Раньше или позже все это приведет к организации мирной конференции под председательством президента России, с участием всех противоборствующих и заинтересованных сторон. За ее пределами должны оказаться только отдельные личности, военные преступники, вина которых доказана.
       Международные возможности могут и должны использоваться для сдерживания насилия, выработки специальных правил и процедур, обеспечивающих долгосрочную стабильность. Исключение международного участия из чеченского урегулирования — путь в неверном направлении.
       Прийти к конференции очень непросто, но это единственное серьезное направление работы. Российские федеральные власти могут и должны сделать все возможное для подготовки конференции, предотвращения разрастания гражданской войны в Чечне.
       Конференция по политическому урегулированию станет началом нового отсчета времени для Чечни.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera