Сюжеты

СРП: ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Считается, что первым в истории соглашением о разделе продукции стала нефтяная концессия английского промышленника Вильяма Дарси, полученная им в 1901 году от персидского правительства. По авторитетному мнению тогдашних марксистов, эта...


       

  
       Считается, что первым в истории соглашением о разделе продукции стала нефтяная концессия английского промышленника Вильяма Дарси, полученная им в 1901 году от персидского правительства. По авторитетному мнению тогдашних марксистов, эта концессия явила собой новую форму колониальной зависимости: ни о какой справедливости при распределении доходов речь не шла. Отчисления в «местный» бюджет были смехотворны, а концессионер получил в бессрочное пользование хозяйственные ресурсы на всей территории принимающей страны. В результате разбогатевший Дарси на заработанные фунты основал знаменитую компанию «Бритиш Петролеум», а Персия получила выращенный на английских нефтеприисках пролетариат.
       Начало концессионной деятельности в СССР относится к 1923 году. В условиях отсутствия собственного производства «ленинские концессии» означали проведение индустриализации за счет развитых капиталистических стран. Ленин понимал концессии как «договор государства с капиталистом, который берется поставить или усовершенствовать производство (например, добычу и сплав леса, добычу угля, нефти, руды и т.п.), платя за это государству долю добываемого продукта, а другую долю получая в виде прибыли». Заключаемые договора позволяли иностранным компаниям арендовать государственную собственность на определенный срок под строгим контролем государства. Правда, долго такое сотрудничество с тогдашними «западными инвесторами» не протянуло — последняя концессия была свернута в разгар сталинской индустриализации.
       По мнению специалистов, процесс принятия закона «О СРП» в современной России представляет собой хрестоматийный образец совместной деятельности отечественных и зарубежных лоббистов. Начало этой эпопее было положено около десяти лет назад, в ходе реструктуризации предприятий добывающей промышленности.
       Российской «нефтянке» не хватало денег. «Своих» средств для нефтедобычи в стране просто не было. Необходимость привлечения иностранных инвестиций в самый доходный сектор российской экономики подвергалась сомнению разве что со стороны «непримиримой оппозиции». Основные разногласия касались только условий деятельности зарубежных инвесторов на отечественном рынке.
       Первым законодательным документом, устанавливающим «правила игры» для иностранных нефтяных компаний (если не брать в расчет некоторые положения закона «Об иностранных инвестициях», принятого еще в РСФСР), стал закон «О недрах». Он предусматривал несколько форм договорных соглашений, в частности, в виде так называемых «сервисных» контрактов, концессий и собственно СРП. Правда, механизм регулирования договоров был на редкость запутан. С одной стороны, предполагалось опираться на закон «О недрах», а с другой — на «Положение о порядке лицензирования пользования недрами». В случае, если правительство или нефтяники усматривали несоответствие договора с действующим законодательством, каждое соглашение должно было пройти процедуру утверждения Верховным Советом.
       В качестве радикальной меры для устранения препятствий на пути денежного потока российские законодатели выдвинули законопроект «О концессионных договорах и соглашениях о разделе продукции, заключаемых с иностранными инвесторами». Судьба его, несмотря на многообещающее название и энтузиазм депутатов тогдашнего Верховного Совета, была незавидна. Первым делом народные избранники выкинули из его названия пассаж о разделе продукции, а потом под дулами танков прекратил свое существование и сам Верховный Совет.
       Вторая жизнь идеи раздела продукции началась в 1994 году, вскоре после принятия новой Конституции. Как и множество законов той неспокойной эпохи, забракованный хасбулатовским парламентом механизм появился в указе президента Ельцина «Вопросы соглашений о разделе продукции при пользовании недрами». Теперь инвестор, если таковой рисковал вложиться в российскую «нефтянку», получал значительное налоговое послабление, а остальные участники договора — четко прописанные права и обязанности.
       Первым и, как впоследствии оказалось, последним реализованным соглашением о разделе продукции стал подписанный в том же году договор «Сахалин-2». Сторонами этого соглашения выступили: с российской стороны — Министерство топлива и энергетики и сахалинская администрация, с западной — консорциум Sakhalin Energy Investment. Экономика страны должна была заработать на этом проекте не меньше десяти миллиардов долларов.
       Правда, триумфального шествия СРП не получилось. Через год после заключения исторического контракта резко упали цены на нефть, а после очередного чудачества президента Ельцина западные инвесторы внезапно озаботились гарантиями своих вложений. По мнению иностранных нефтедобывающих компаний, лучшим выходом из положения стало бы срочное принятие закона о разделе продукции. Российский президент инициативу потенциальных инвесторов одобрил. Закон с длинным названием «О соглашениях о разделе продукции» был оперативно подписан в самом конце декабря 1995 года. Зато процесс его согласования с остальным российским законодательством длится по сей день
       
       Материалы этой рубрики подготовили: Игорь Андреев,
       Василий Ваньков, Илья Васюнин, Павел Волошин,
       Екатерина Игнатова, Вячеслав Степовой

       
 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera