Сюжеты

Ольга БАРНЕТ, барыня-хулиганка: НЕ ХОЧУ КИНА!

Этот материал вышел в № 11 от 13 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

НЕ ХОЧУ КИНА! Актриса Ольга Барнет, дочь кинорежиссера Бориса Барнета, работает во МХАТе без малого тридцать лет. Занята сегодня в пяти спектаклях: играет жену Нильса Бора Маргарет в предстоящей премьере «Копенгаген» по пьесе английского...


НЕ ХОЧУ КИНА!
       
       Актриса Ольга Барнет, дочь кинорежиссера Бориса Барнета, работает во МХАТе без малого тридцать лет. Занята сегодня в пяти спектаклях: играет жену Нильса Бора Маргарет в предстоящей премьере «Копенгаген» по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна, миссис Тэбрет в «Священном огне» Светланы Враговой, Ольгу в ефремовских «Трех сестрах», Елизавету Сергеевну в «Ю» Евгения Каменьковича. Неожиданно для всех (нежная блондинка, московская барыня) с удовольствием предвкушает роль Варвары Передоновой в спектакле «Тварь» по сологубовскому «Мелкому бесу», где ее партнером будет Виктор Гвоздицкий, а пьесу написал известный театральный человек Валерий Семеновский.
       Но сейчас перед ней — 94 страницы пьесы «Копенгаген», и актриса дрожит. «Никто не верит, что мне впервые в жизни так страшно. Еду из театра, стучу по рулю. Заезжаю в тихий переулок и кричу, чтобы сбросить напряжение». И глаза при этом — лихие и испуганные. Вроде бы барыня, но ведь и хулиганка...
       
       — Ольга Борисовна, насколько мне известно, на сборе труппы было объявлено, что пьесу «Копенгаген» будет ставить Темур Чхеидзе. Почему теперь ее ставит Миндаугас Карбаускис?
       — Не знаю, не знаю. Это вопрос не ко мне, а к Олегу Павловичу. А я не «копенгаген», как раньше говорили.
       — Что это вообще за пьеса?
       — Синопсис сюжета, легшего в основу пьесы, таков: гитлеровской программой по созданию атомной бомбы руководил ученый Вернер Гейзенберг. После войны он утверждал, что всячески саботировал научное злодеяние и был чуть ли не героем Сопротивления. Но недавно в неотправленном письме его учителя Нильса Бора нашлись совсем другие сведения. Бор, умерший более 40 лет назад, писал, что при его ученике в Германии для разработки атомного оружия было сделано все возможное. В частности, документы описывают их встречу в сентябре 1941 года в оккупированной Дании. Собственно, тайна этого разговора и легла в основу пьесы «Копенгаген» Майкла Фрейна, которая в прошлом году с успехом шла на подмостках Европы и Америки. В ней как раз о том, что Гейзенберг изнутри подорвал атомный проект Гитлера.
       Это и детектив, и игра внутри пьесы, и мелодрама даже есть. Я ничего похожего в своей жизни не читала. Текст занимает 94 страницы, музыки минимум, а даже в пьесе Островского «Горячее сердце», где просто масса событий происходит, всего 54 страницы! Персонажи все время разговаривают — чувства и события выражены только в слове.
       Это впервые не только в моей жизни. Табаков вот сказал, что впервые он сталкивается с таким материалом. Нильс Бор, его жена и лауреат Нобелевской премии Гейзенберг выясняют в первую очередь нравственные проблемы. Явная публицистическая тема пьесы — разработка ядерного оружия — в спектакле переводится на рельсы человеческих отношений.
       Сейчас «Копенгаген» пользуется большой популярностью на Западе. Но там менталитет другой. У немцев за плечами фашизм, и они до сих пор эту нравственную проблему для себя решают. Англичанам нравится, потому что они любят посидеть, подумать, к тому же на людях… В Германии один акт «Копенгагена» актеры играют голыми, потому что действие происходит на том свете. Может быть, и это нравится немцам — я не знаю.
       В пьесе был еще такой персонаж — Частица, роль репетировала Юля Шарикова, но… Частица улетела. Как там говорилось, «летящая Частица блуждает во тьме, она то здесь, то там, она везде и нигде».
       — Ученик Петра Фоменко, молодой режиссер Миндаугас Карбаускис — необычайно популярная фигура московского театрального мира последних сезонов. Молодость, талант, красота, обаяние, учтивость — все при нем. Какого вы мнения о нем как актриса?
       — Как актрисе Миндаугас мне нравится. Правда, он не всегда бывает учтив… Но для режиссеров это вообще нонсенс. А все остальное при нем, тут вы правы.
       Миндаугас еще не работал на большой сцене, это — определенное испытание. Но он знает, чего хочет, и старается этого добиваться. Даже на таком трудном материале, который мы сейчас роем, это ощущается.
       — Вы впервые на сцене с Табаковым?
       — Так близко, да еще в роли жены, — да, впервые, и от этого скорее страшно. Мы были заняты с ним в «Кабале святош» 89-го года. Олег Николаевич Ефремов играл Мольера, а Олег Павлович — мольеровского слугу Бутона. Почему-то очень хорошо помню вопрос Мольера Бутону по ходу спектакля: «А овощи при чем?». И ответ: «А овощи ни при чем. Не участвуют».
       — Вы необычайно много заняты во МХАТе сейчас, в пяти спектаклях. С чем вы это связываете?
       — Все случай, как мне кажется.
       — А вы пойдете на «Солярис» Стивена Содерберга? (Ольга Барнет сыграла в «Солярисе» Андрея Тарковского мать главного героя. — Е.В.)
       — Конечно, почему нет? Дело даже не в том, что я буду оценивать актрису, которая играет там «мою» роль, может, ее там вообще нет, главное, чтобы вообще было за чем следить. Опираясь на свой зрительский опыт, мне интереснее всего следить за кордебалетом — что они там с опахалом делают, у них там вообще своя жизнь. Но это когда «балет» плохой.
       — Расскажите, как вы попали на «Солярис».
       — Учась в Щукинском училище, узнала, что идет подготовительный период съемок. Я сама к нему пришла, но хотела сыграть, конечно, героиню Хори. А получилась мать. Тарковскому понадобилась моя «женская» внешность. Он меня иногда брал на встречи со зрителями и представлял: «Эта девочка играет мать Баниониса–Криса». Зрители хихикали, не понимая, почему мать моложе сына.
       — Почему вы, дочь известного кинорежиссера, выбрали театр?
       — (Со страстью.) Это дурь, дурь была! Надо было идти в другую профессию совсем. Хотя профессия хорошая. Нет! Профессия ужасающая, но в ней бывают такие дивные моменты…
       — Но время от времени вы снимались-таки в кино? Вы ступали в него осторожно, по стечению обстоятельств или прихоти?
       — По глупости. Я себе позволила в свое время сказать: «Нет, не хочу кина». Вы правильно задали вопрос: «Вы снимались-таки?»… Таки да… Но видеть себя на экране — слишком большое для меня испытание.
       — Вы репетируете роль Варвары, сумасшедшей сестры Передонова, в новом мхатовском спектакле по пьесе Валерия Семеновского «Тварь». Это трудный актерский опыт?
       — О, вот Варвара-то мне гораздо ближе. Я характерные роли люблю играть. И ничего она не сумасшедшая, она любящая. Она любит очень, поэтому сумасшедшая.
       — Вы никогда не уходили из МХАТа, отдали ему без малого двадцать лет. Сегодня это звучит удивительно — люди с легкостью бросают места.
       — Я человек привычки. Время изменилось, я — нет. Во мне нет необходимости что-то кардинально менять.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera