Сюжеты

СТРАНА ХУДЕЮЩИХ КИТОВ

Этот материал вышел в № 12 от 17 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Закон о разделе продукции подрывает экономику страны и губит природу Закон «О соглашениях о разделе продукции» был подписан еще семь лет назад, но в силу до сих пор не вступил. Правда, в России уже работает один такой проект – «Сахалин-2»....


Закон о разделе продукции подрывает экономику страны и губит природу
       

    
       Закон «О соглашениях о разделе продукции» был подписан еще семь лет назад, но в силу до сих пор не вступил. Правда, в России уже работает один такой проект – «Сахалин-2». Это соглашение было подписано за полтора года до принятия самого закона о соглашениях. Как его только тогда не называли: и пионером, и «пилотом». То, что «пилот» получился неудачный, не отрицают даже активные сторонники закона о СРП. Вот только главной неудачей сахалинского проекта почему-то считается его крайне низкая экономическая эффективность. На самом деле цена ошибок первого в стране соглашения о разделе продукции исчисляется не в рублях и долларах. По мнению ведущих экологов страны, именно характерные особенности нефтедобычи по схеме СРП поставили на грань исчезновения уникальную популяцию серых китов.
       
       Экологическая дистрофия
       Первенец отечественного СРП, компания «Сахалин Энерджи», вдруг обеспокоилась экологией. И объявила о своем намерении вложить пять миллионов долларов в изучение сахалинской (или по-научному – охотско-корейской) популяции серых китов. Причем этим намерением компания ни в коем случае не признает своего пагубного влияния на вымирание животных – это было особенно подчеркнуто. Просто у «Сахалин Энерджи» давно возникло желание поучаствовать в подобной благотворительной деятельности, да вот только не знали нефтяники, куда вложиться. А тут, после нескольких лет работы, обратили внимание, что мимо их нефтедобывающей платформы иногда плавают красивые большие серые зверюги. Им, оказывается, срочно нужна помощь.
       Похвальная инициатива коммерсантов вызвала неожиданный гнев российских природоохранных организаций. По мнению экологов, если сегодня и нужно тратить деньги, то не на изучение китов, а на их спасение. Ведь осталась-то их всего сотня. И они действительно вымирают. «Зеленые» напрямую связывают это с развитием нефтегазовых проектов у северо-восточного побережья Сахалина, куда киты приходят кормиться и выращивать детенышей. В этих краях их уже несколько лет ждут шум от сейсморазведочных работ, интенсивное судоходство и загрязненное буровыми отходами море. (По идее, у наших берегов киты должны нагуливать жир. Вместо этого они у нас худеют. И уплывают голодными. Причем с каждым годом ненормально худых животных становится все больше.)
       Пятью миллионами нефтяники, по мнению защитников природы, пытаются прикрыть дальнейшую «грязную» разработку месторождения в Охотском море. Вот будут «зеленые» опять кричать, что из-за нефтяников киты вымирают, а те им в ответ: смотрите, сколько мы на ваших китов денег ухлопали!
       Страдают, кстати, от разработки шельфового месторождения не только киты, но и вообще вся живность Охотского моря. В 1999 году, например, на берег Сахалина море выбросило несколько тысяч тонн мертвой сельди. Главная версия массовой гибели рыбы – авария на платформе. Но версия эта не доказана – на исследования ни у экологов, ни у ученых нет денег. Ущерб, наносимый компанией окружающей среде, сама же эта компания и оценивает. Поэтому, когда ТИНРО (Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр) по их заказу насчитал общий ущерб от самой установки платформы, нефтяники не согласились и наняли еще кого-то – эти насчитали меньше. Затем расчеты должны пройти государственную экологическую экспертизу, и госчиновники могут с оценкой не согласиться, проведя собственную экспертизу. В нашем случае у государства либо не было денег, либо желания, поэтому мы безропотно приняли оценку нефтяников.
       Правда, это еще не означает, что компания будет нам ущерб возмещать. До сих пор статус экологических платежей в российском законодательстве не определен. Главный документ для нефтяников – это СРП. А смысл СРП в том, что Налоговый кодекс тут не действует. Пользуясь туманностью нашего законодательства, нефтяники трактуют отчисления на экологию как налоги и отказываются их платить.
       Все это касается безаварийной работы платформы. А если авария?
       
       Престижный синдром
       Помните, в декабре прошлого года у побережья Испании разломился танкер «Престиж» с российской нефтью? Ущерб от этой катастрофы оценивается миллиардами долларов. И возмещать этот ущерб, конечно, будут не те сомнительные фирмы, которым танкер принадлежал. Расплачиваться придется Испании и Португалии, которые, собственно, больше всех и пострадали от катастрофы. Ликвидировать последствия местные власти будут еще не один год.
       По Охотскому морю у нас ходят такие же «престижи» без двойной обшивки. Случись катастрофа – и Сахалин будет выглядеть не лучше вымазанных в нефти берегов Испании с Португалией. Компенсацию ущерба от виновника катастрофы мы вряд ли получим. Танкер «Престиж» шел под флагом Багамских островов. Его ровесники, которые возят нефть с Сахалинского шельфа, тоже пестрят иноземными флагами. Нефтедобывающая компания ответственности за перевозку не несет. Конечно, «Сахалин Энерджи» постоянно заявляет, что крайне ответственно подходит к выбору перевозчиков.
       Нам остается только верить нефтяникам. Проверить их утверждения нам опять мешает СРП. Дело в том, что инспектировать танкеры, согласно региональному законодательству, должны специалисты ближайших портов. Согласно тому же законодательству, за каждую инспекцию судно должно платить небольшую пошлину (где-то несколько сотен долларов). И вот тут-то нефтяники и отказываются пускать инспектора на свои суда, утверждая, что действуют на законных основаниях: нас, мол, СРП от налогов и сборов освобождает. Так что состояние танкеров, перевозящих сахалинскую нефть, для нас остается тайной. Но точно известно, что среди них есть суда старше двадцати лет и не рекомендованные к эксплуатации Токийским меморандумом.
       Авария может случиться не только во время перевозки. Утечка нефти возможна на самой платформе. Казалось бы, тут от ответственности не отвертеться. Но нет. Ведь компания Shell добывает сахалинскую нефть не под своим именем, а под именем офшорной компании «Сахалин Энерджи». Смысл в том, что предел ответственности офшоров – несколько тысяч долларов. Их-то мы и получим вместо миллионов или миллиардов долларов в случае аварии. А скорее, не получим ничего.
       На платформу, кстати, гостей тоже пускают неохотно. Не пустили вот рыбинспекцию. И опять же апеллируют к СРП. Заместитель начальника сахалинского рыбвода с ними по этому поводу даже судился. И выиграл. «Сахалин Энерджи» вынуждена была заплатить символический штраф.
       
       Чисто экономические убытки
       Так, может, Россия имеет с «Сахалина-2» такую прибыль, что бог с ними – с китами, лососем, сельдью, да и с танкерами можно рискнуть?
       В самом начале работы проекта эксперты «Сахалин Энерджи» обещали, что за 30 лет их работы Россия заработает в виде прямых инвестиций аж 10 млрд долларов. Однако соглашение было оформлено таким интересным образом, что наша страна получает всего 10% от добываемой там нефти. Некоторые эмоциональные противники СРП называют это «беспардонным грабежом». Спрашивается, зачем на фоне такой беспардонности тратить целых пять миллионов долларов на каких-то китов? Или у нефтяников «Сахалин Энерджи» проснулась совесть?
       Координатор морской программы Всемирного фонда дикой природы (WWF России) Василий Спиридонов так прокомментировал намерение «Сахалин Энерджи» потратиться: «Киты – это для них как заноза. Проект ведь развивается на заемные деньги. Например, на деньги ЕБРР. А в мире по поводу китов — шум, банк волнуется. Вот и пришлось… Конечно, исследования, о которых они заявили, будут полезны. Но основная часть денег все-таки будет потрачена впустую. Потому что не исследования сейчас нужны. Нужно срочно создавать китовый заказник. Только это может их спасти. Мы всеми силами пытаемся этого добиться, но, похоже, поезд ушел. Опять СРП мешает. Вот такое соглашение заключили… Так разделили… Теперь любые действия они воспринимают как нарушение этого соглашения. И грозятся судом. Не удивлюсь, кстати, если деньги эти китовые они включат в возмещаемые расходы. И опять за все будет платить Россия».
       «Китовые» миллионы, может быть, нам возвращать не придется. А вот налог на добавленную стоимость мы отдадим инвесторам непременно. Причем с прилично набежавшими пенями. Настолько прилично, что некоторые специалисты прогнозируют: вся доля прибыли по проекту «Сахалин-2», причитающаяся России, как раз и уйдет на возмещение инвестору НДС. То есть мы на нашей же нефти не заработаем ничего. Только потеряем. Нам останутся одни худые киты и нефтяная пленка на Сахалинском побережье.
       

     
       Наша справка
       «Сахалин-2» – первый и пока единственный реально работающий в России проект, реализуемый на условиях СРП. Соглашение было подписано в июне 1994 года. С российской стороны выступало Министерство топлива и энергетики, с западной – компания Sakhalin Energy Investment. Соглашение вступило в силу в июне 1996 года. Им предусматривается раздельное освоение двух морских месторождений на северо-восточном шельфе Сахалина – Пильтун-Астохского нефтяного и Лунского газоконденсатного.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera