Сюжеты

ДЕЛИТЬ ПО-РУССКИ

Этот материал вышел в № 14 от 24 Февраля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Недра должны быть собственностью России, а не ее чиновников На минувшей неделе стало известно, что соглашений о разделе продукции (СРП) в России не будет. Точнее, работа в этом режиме будет продолжаться, но только в исключительных...


Недра должны быть собственностью России, а не ее чиновников
       


       На минувшей неделе стало известно, что соглашений о разделе продукции (СРП) в России не будет. Точнее, работа в этом режиме будет продолжаться, но только в исключительных случаях...
       Правительственное совещание, в котором вместе с чиновниками приняли участие российские нефтяники, было посвящено поправкам в Налоговый кодекс, касающимся налогообложения нефтедобычи в режиме СРП. По итогам совещания департамент правительственной информации сообщил решение Михаила Касьянова: режим СРП считать «особой формой привлечения инвестиций», которая должна применяться «только в качестве исключительной меры по степени необходимости».
       
       Решение
       Премьер-министр внял аргументам противников СРП и решил, что раз уж в России декларируется рыночная экономика, то и подход к решению проблемы СРП должен быть соответствующим: сначала на аукцион должна выставляться лицензия на право разработки конкретного месторождения, а добывать нефть будет тот, кто предложит государству самую высокую цену. Если же данное месторождение неперспективно в условиях национального налогового режима и никто в нем не заинтересован, тогда месторождение может быть предложено – опять-таки на открытом конкурсе! – вновь, но уже на условиях СРП.
       Следует отметить, что накануне премьерского решения относительно СРП была заключена сделка между Тюменской нефтяной компанией и британской «Бритиш Петролеум» (ВР). Тональность обсуждения темы СРП значительно изменилась, как только стало известно о продаже части ТНК британской компании. Хотя появление ВР в числе акционеров российской компании, как следует из заявлений менеджмента, не означает отказ от попыток «продавить» СРП, тем более значительная часть ресурсной базы ТНК как раз и состоит из соглашений о разделе продукции, часть из которых работает, а часть находится в различной стадии готовности.
       Однако в целом бизнес-сообщество восприняло экспансию англичан на российском рынке как готовность работать в условиях российского национального режима. А значит, был сделан вывод: не так уж все у нас плохо.
       
       Условия
       О том, что было бы, согласись Михаил Касьянов на широкое применение СРП, можно представить на следующем примере. В 2002 году в России было добыто около 370 млн тонн нефти. Из них более 70 млн тонн на месторождениях, которые могли бы разрабатываться на условиях СРП. То есть держателям соответствующих лицензий надо было бы определенным образом «дожать» нужных государевых слуг, и все: вместо реальных налогов с 70 млн тонн можно было бы платить копейки, записанные в условиях СРП «чутким» чиновником. Тем не менее эти месторождения осваиваются в обычном режиме, и деньги, необходимые всегда, а в год пиковых платежей по внешнему долгу – особенно, поступают в бюджет по налоговому законодательству, а не по договоренности бизнесменов с добрыми чиновниками.
       Поскольку деньги для обеспечения общественных потребностей нужны всегда, актуален вопрос, какой должна быть налоговая нагрузка.
       В случае «нефтянки» в настоящее время налоги не превышают 40%, так что вполне можно обойтись и без СРП. Таким образом, нефтяникам не будет позволено использовать этот механизм для разработки всех месторождений, какие они пожелают. Другое дело, если речь идет, например, о добыче нефти и газа на шельфе Северного Ледовитого океана: там ввиду тяжелых климатических и геологических условий потребуются гигантские капитальные вложения, и, возможно, никто из инвесторов не захочет осваивать эти месторождения в обычных условиях. В таком случае с инвестором может быть заключено СРП.
       Когда в 1995 году в России появился закон «О соглашениях о разделе продукции», его было принято считать панацеей чуть ли не от всех экономических бед постсоветской России. Именитые западные эксперты легко убедили тогдашнее руководство государства в том, что СРП – по сути, единственный выход из тупика. Людям у власти тогда было не до осмысления возможных последствий – боролись за финансовую стабилизацию. Поэтому СРП заключались без детальной экспертной проработки. И хотя работа пошла всего лишь на трех месторождениях (два – на Сахалине и одно – в Сибири), результаты не оправдали ожиданий.
       
       Коррупционный пресс
       Началось все, как водится, с процедурных вопросов. Госдума выторговала себе право утверждать каждый проект СРП федеральным законом. Таким образом, любой проект мог быть заблокирован в Думе, но мог быть и благополучно одобрен. Поскольку условия по каждому СРП – вопрос сугубо субъективный, конечно, начались разговоры о коррупции. Мол, одобряют депутаты-взяточники.
       Появился и контраргумент: голосуют «за» как раз честные депутаты, а взяточники голосуют «против» – так они вымогают деньги. Через некоторое время чиновники Министерства экономического развития и торговли захотели отобрать у депутатов этот инструмент и, таким образом, получить в свои руки все административные рычаги. Но в сложившейся системе отношений между представителями власти и бизнесом это было бы просто концентрацией коррупционных возможностей.
       Председателю правительства пришлось решать серьезную задачу. С одной стороны, вечный спор о том, кто откусит от коррупционного пирога СРП: как ни крути, а у кого-то будет возможность лично решать, на каких условиях заключаются СРП. С другой — эффективность компаний, работающих в национальном режиме, сегодня достаточно высока. Если агрессивно наращивать объем добычи внутри страны, возникнут дефицит транспортных мощностей, избыток нефти, ведущий к падению цен, и т.д. И главное: возможность перевода «трудных» месторождений с обычного режима на СРП будет развращать нефтяников: вместо внедрения наиболее эффективных технологий добычи они сосредоточат свои усилия на сборе аргументов за перевод своих месторождений на льготные условия СРП.
       Нефтяники смотрят на вопросы недропользования сквозь призму своих корпоративных интересов. Поэтому, очевидно, следует уделить внимание мнению тех нефтяников, чьи интересы совпадают с интересами государства и общества. В конце концов, на то и существует рынок, чтобы экономические субъекты конкурировали на равных.
       Решение премьер-министра, на наш взгляд, заслуживает одобрения: СРП России нужны только в исключительных случаях. Другой вопрос, как сложится судьба соответствующих законов, над которыми работает Госдума. Российская нефть – это налоги, деньги, которые стране сейчас нужны как никогда. Это касается всех нас. Мы будем следить за событиями.
       
       КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
       Ведущий эксперт Фонда экономических исследований Центр развития Валерий МИРОНОВ:
       — Против СРП выступают те нефтяники, которые платят много налогов. В прошлом году налоговая нагрузка на них увеличилась, как ни считай: и по отношению к выручке, и к добавленной стоимости, и к прибыли. Естественно, что те, кто платит в бюджет большие деньги, против СРП: почему я должен платить по закону, а другие будут по эксклюзивным условиям?
       Если говорить откровенно, то СРП – это действительно льготный режим. Он позволяет отодвинуть момент, когда нефтяники начинают платить налоги. Но завтрашние деньги стоят дешевле сегодняшних, дисконтированная сумма налоговых платежей получается меньше.
       Сегодня механизм принятия СРП действительно дает возможности для коррупции, потому что при принятии решений там очень много субъективизма. Очень многое решается так, что возникают вопросы. Например, технико-экономическое обоснование проектов готовят сами инвесторы, а правительственная комиссия только соглашается или нет.
       Сейчас фактически принято решение заморозить принятие СРП, кроме тех трех, которые уже реально работают. Это связано с необходимостью тщательно отработать механизм СРП. Я считаю все-таки, что СРП нам в принципе нужны. Они позволяют решать те задачи, которые невозможно решить в рамках национального законодательства. Но СРП не должны становиться инструментом нечестной конкуренции.
       Я думаю, иностранцы видят и хорошо понимают тенденции того, что происходит в России. Касьянов сказал, что есть более тонкие инструменты, чем СРП, и на СРП рассчитывать не нужно. Этот механизм надо держать в запасе. Но главное — надо совершенствовать налоговое законодательство и налоговое администрирование.
       
       Аналитик компании «Проспект инвестмент» Дмитрий ЦАРЕГОРОДЦЕВ:
       — Логика дискуссии вокруг СРП предельно простая: противники СРП — это компании, разрабатывающие легкоизвлекаемые запасы; сторонники — компании, у которых себестоимость добытой нефти значительно выше. Для них СРП — это инструмент конкуренции. Потому что если реализуются соглашения о разделе продукции, то становится рентабельной добыча на многих месторождениях, которые сегодня не очень привлекательны. Например, Тюменская нефтяная компания может увеличить свою добычу к 2005 году на 20—25 млн тонн, что составляет около половины ее сегодняшней добычи.
       В СРП задействованы почти все российские нефтяные компании: «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», ТНК, некоторые мелкие компании.
       Как фондовый аналитик я — за СРП. СРП дают определенные гарантии, каких не дает пока национальный налоговый режим.
       Когда говорят о коррупции при заключении соглашений о разделе продукции, имеется в виду, что условия соглашений могут быть менее выгодны государству и более выгодны нефтяникам. Такая возможность действительно есть – именно поэтому слышны эти разговоры. В качестве борьбы с коррупцией надо использовать публичность.
       Публичность, прозрачность при принятии решений – и коррупции не будет. Правда, СРП имеют такую особенность: соглашение по каждому месторождению заключается в индивидуальном порядке. У них разные технические параметры, поэтому в каждом случае необходимо отдельное рассмотрение условий. Естественно, в таком случае есть возможность для коррупции.
       Я полагаю, что СРП будут отменены. Касьянов сделал соответствующее заявление. По крайней мере, это все будет затянуто, так что в итоге не будет никаких СРП…
       
       Аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Валерий НЕСТЕРОВ:
       — Одно время соглашения о разделе продукции были очень популярны, поэтому напринимали соответствующих законов. Раньше делались расчеты, показывающие, что перевод на СРП высокозатратных месторождений, — хороший вариант. Теперь высказываются по-другому, так как многое изменилось. Улучшилось состояние страны как с точки зрения политической стабильности, так и с точки зрения макроэкономики. В то же время сейчас в России уже есть крупные нефтяные компании, у них достаточно серьезное финансовое положение.
       Прежде чем говорить о СРП, надо выработать единую концепцию в отношении нефтедобычи. Если, например, правительство хотело бы в сравнительно короткие сроки увеличить российскую добычу нефти наполовину, тогда, очевидно, без СРП не обойтись. Нужны ли такие объемы, что с ними делать — это отдельный вопрос. Если не собираемся так сильно наращивать, нет такой необходимости, то, очевидно, можно легко обойтись и без СРП — сейчас в России в условиях обычного налогового режима добывается почти 400 млн тонн нефти в год.
       Соглашения о разделе продукции в России, безусловно, останутся. Просто надо правильно использовать режим СРП. Сначала сырьевые запасы выставлять на открытый тендер. Если покупатель на обычных условиях не находится, тогда можно запускать механизм СРП. В основном это запасы, расположенные в арктических и субарктических районах, на шельфе. Там тяжелые условия, нужны большие вложения, чтобы вести добычу…
       СРП опробованы, они показали, что могут работать, особенно в развивающихся странах. Вопрос только в том, подходят ли они нам. Надо аккуратно подходить к этому вопросу, зацикливаться на СРП не стоит.
       А что касается коррупции, да, она пронизывает госаппарат, это вообще ни для кого не тайна. Это всем не нравится — бизнесу, инвесторам, самому государству… Ну что делать — значит, надо с ней бороться; чем меньше вопросов решается кулуарно, тем меньше коррупции.
       Записал Игорь АНДРЕЕВ
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera