Сюжеты

ГЕНПРОКУРАТУРА ПОЛУЧАЕТ ЕВРОПЕЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Этот материал вышел в № 16 от 03 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что нового в лондонском деле Ахмеда Закаева? Досье Ахмед ЗАКАЕВ – спецпредставитель Аслана Масхадова в Европе с 2001 г. 30 октября 2002 г. был задержан в Дании по требованию России об экстрадиции и до 3 декабря находился там под арестом. С...


Что нового в лондонском деле Ахмеда Закаева?
       

    
       Досье
       Ахмед ЗАКАЕВ – спецпредставитель Аслана Масхадова в Европе с 2001 г. 30 октября 2002 г. был задержан в Дании по требованию России об экстрадиции и до 3 декабря находился там под арестом. С 5 декабря 2002 г. – в Лондоне, где был задержан по тому же требованию, выпущен под залог по решению суда без права покидать страну. За три месяца в Лондоне прошли три судебных заседания по делу об экстрадиции Закаева. На 9 июня 2003 г. назначено рассмотрение дела по существу обвинений, предъявленных ему Генеральной прокуратурой России. Закаеву — 44 года, родился в Казахстане, до 1990 г. — актер Грозненского драмтеатра им. Ханпаши Нурадилова. С 1991 г. — председатель Союза театральных деятелей Чечни. С 1994 г. – министр культуры Чечни. С 1995 г. – бригадный генерал, помощник президента по национальной безопасности, участник делегации по подготовке Хасавюртовских соглашений. С начала второй чеченской войны – командир бригады особого назначения. С марта 2000 г. — за пределами Чечни
       
       Поход на Дагестан
       В Лондон прибыла новая порция документов Генпрокуратуры (ГП) РФ по делу Закаева. Это не просто так — это потому, что мы на ошибках учимся. ГП ищет все более
       безотбойные аргументы бандитизма и терроризма, в которых замешан Закаев, и нападение на Дагестан летом 99-го года — из этого числа. Напомним, почему все именно так: когда наша ГП в первый раз запросила Европу о выдаче Закаева, бумаги, присланные сначала в Копенгаген, а потом, скопированные, и в Лондон, вызвали там некоторое недоумение своим юридическим качеством, и презентация ГП на датской почве не заладилась.
       Теперь все куда лучше — европейская юридическая вышколенность пошла нашим прокурорам на пользу, и по сравнению с предыдущими месяцами сделан большой шаг вперед. Однако образование все еще нам дается с трудом. Ну, например, до поздней осени 2001 года каждый в нашей стране знал, что летнее, 99-го года, нападение на Дагестан, сделавшее неизбежным начало второй чеченской войны, — дело рук банд Хаттаба и Басаева. И вот стартует дело Закаева, и начинается «плетение кружев» — это когда вдруг в соликамской тюрьме накануне внезапной смерти от «множественных внутренних кровоизлияний», наступившей после допроса следователя ФСБ, Салман Радуев впервые сообщает, что Закаев также замешан в дагестанской провокации. Но показания Радуева были непрямыми да еще и предсмертными, и Лондон морщился... И вот «изделие» наконец приобрело форму — присланы протоколы допроса еще одного, теперь «живого свидетеля», правда, тоже находящегося в тюрьме. Вот цитаты:
       «В 1995 г. я приехал в Чечню (из Дагестана. — А.П.) и вступил в отряд Шамиля Басаева... В 1998-м или 1999 г. был создан Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД) под руководством Шамиля Басаева, куда входили Хаттаб, Удугов, Иса и другие чеченцы. С одним из них меня познакомил охранник Басаева Косум – это был Ахмед Закаев... Данный конгресс... ставил задачи объединения Дагестана и Чечни и отделения от России... Будучи в Чечне, я приехал к Басаеву и попал на заседание данного конгресса.
       На этом конгрессе я познакомился с Закаевым. Я знаю, что при обсуждении на конгрессе вопросов вторжения на территорию Дагестана вместе с Басаевым, Хаттабом, Удуговым, Адало непосредственное участие принимал и Закаев... На конгрессе было решено направить бойцов в Цумадинский район через с. Кенхи ЧР. Отряд Закаева был направлен в с. Кенхи... Обо всем этом мне стало известно со слов лично Шамиля Басаева... В этот период я сам воевал на стороне боевиков в Кадарской зоне.
       После выхода из окружения... направился в Чечню, где встретился с Басаевым и Закаевым. Басаев и Закаев мне рассказали, что перед вводом войск на территорию Дагестана был составлен план поэтапного отделения Дагестана от РФ... На мой вопрос, была ли необходимость в нападении на Дагестан, Закаев ответил, что в Чечне на тот период была очень нестабильная ситуация, было очень много разногласий между полевыми командирами, и... нападение на Дагестан должно было сплотить и объединить между собой вооруженные формирования Чечни...»
       И во все это, конечно, можно было бы поверить, если только не знать, что тот же свидетель ничего подобного на следствии и суде не рассказывал ранее, а сам Закаев в описываемых трагических событиях принимать участия не мог физически — был в Болгарии, отдыхал с семьей на море. Значит, опять европейские уроки не пошли нашим прокурорам впрок?
       
       А войны-то и не было
       В одной части бумаг нашей ГП написано, что война была, а в другой — что не было. Если Закаев ходил походом на Дагестан и это доказательство неизбежности начала второй чеченской войны, то, значит, она, война, все-таки была?
       То, чем ГП еще пополнила дело об экстрадиции Закаева, как раз и касается развития идеи о том, что никакой войны — ни первой, ни второй — в Чечне просто не имело места быть... Всего, о чем мы знаем, и некоторые даже видели своими глазами – этого не было. Так что же было?..
       Опуская ответы на неудобные для себя вопросы, ГП уверяет Лондон: все, чем занимался Закаев среди прочих фигур (напомним, уголовное дело № 59027 в ГП — одно, объединенное по Закаеву, Масхадову, Хож-Ахмеду Нухаеву и Казбеку Махашеву), — это начиная с 1991-го по 2001 год создавал и укреплял банды с целью нарушения общественной безопасности и подрыва основ государственного строя. Никаких боев. Ничего более. Даже Хасавюрта – мирного договора между Россией и Чечней, подписанного тогдашним председателем Совета безопасности РФ Лебедем, — как бы больше нет...
       «В случае с Закаевым наиболее очевидно, — пишет первый заместитель генпрокурора России Юрий Бирюков министру внутренних дел Великобритании Дэвиду Бланкетту, — что деятельность созданной и руководимой им банды была направлена прежде всего на совершение террористических актов...» И далее – НИ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА совершения или подготовки террористического акта.
       
       Зачем и почему?
       Наша газета очень внимательно следит за европейским судебным турне Закаева, считая его чрезвычайно важным. Тому две главные причины, и собственно Закаев тут даже ни при чем.
       Во-первых, наконец появилась возможность получить международную юридическую оценку того, что творится с Чечней в последнее десятилетие.
       Во-вторых, эта оценка может оказаться беспристрастной. Европейским судам нет дела до политики, и они рассматривают только юридическую сторону, то есть доказательства вины. Им неинтересны идеологические расхождения противников — в то время как у нас дома в области юриспруденции положение вещей продолжает оставаться трагическим. Правосудие замутнено сиюминутной политикой. Особенно в том, что касается истории второй чеченской войны.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera